9 мая 2015 года в нескольких городах России прошла акция «Бессмертный полк». Её участники прошли маршами с портретами своих родственников, которые воевали в Великую Отечественную войну. По оценке организаторов, в московском шествии приняли участие более полумиллиона человек, а по всей России — до 12 миллионов человек. После мероприятия стал популярен снимок, на котором за спинами байкера Хирурга и главы департамента культуры Москвы Александра Кибовского заметен портрет Лаврентия Берии. Кроме того, в Сети появились фотографии выброшенных портретов, на которых были изображены умершие ветераны из базы акции. Впоследствии данные снимки были удалены авторами. Впрочем, брошенные плакаты были сняты и журналистом издания «Собеседник» Андреем Струниным.

12 мая председатель совета межрегионального историко-патриотического движения «Бессмертный полк» Сергей Лапенков попросил Генпрокуратуру дать правовую оценку нашумевшим фото. По его мнению, они оскорбляют ветеранов и могут подпадать под статью УК РФ «Публичное оскорбление символов воинской славы России». В связи с публикацией снимков в блогах появились предположения как о том, что некоторые участники марша могли быть оплаченными статистами, так и о том, что указанные снимки являются провокацией. The Village нашел одного из координаторов сбора участников шествия и поговорил с официальным пресс-секретарём московской акции.

 Андрей Струнин

фотограф издания «Собеседник»

 Я сделал снимок в переходе на Тверской после акции — около 17 часов. Брошены были только два плаката. Я не видел, кто это сделал. Такое впечатление, что их оставили около полицейских, которые там стояли. Больше после шествия я такого не заметил.

 Ирина

организатор массовки 

— Вы собирали участников на акцию «Бессмертный полк». Сколько участников вам удалось собрать? Где было место сбора?

— Мы собрали более 150 людей на «Пушкинской». У кого-то были фотографии родственников, у кого-то их не было.

— Им выдавали плакаты?

— Да, им выдавали плакаты, и они шли с ними.

— Им выдавали фотографии чужих людей? После акции портреты забирали?

—  Я не знаю, я только набирала людей.

— Участники бесплатно приходили на акцию? Зачем их нужно было собирать?

— Конечно бесплатно. Меня попросили набрать людей, но я не знаю, зачем их собирали.

— Кто вас попросил?

— Я просто помогаю как волонтёр. Меня попросил человек, который раньше был моим начальником, но сейчас мне никто. Его зовут Юрий. Он организатор мероприятий — работает на банкетах, в Кремле, обычно набирает официантов. Это первый раз, когда ему потребовалось набрать участников для подобной акции.

— В интернете можно найти много объявлений о наборе волонтёров на акцию. Сколько людей занимались такой организацией?

 — Я не могу сказать. Я тоже видела такие объявления в социальных сетях, но они были только за деньги. Насколько я понимаю, на акции были и те люди, которые приходили за деньги. Но я набирала участников бесплатно. Некоторые звонили и просили дать деньги, но получили отказ. Это бред — ходить на такое мероприятие за деньги. Большинство людей были на акции со своими фотографиями и даже и не думали об оплате.

«Были те, кто шёл не со своими портретами». Изображение № 1.

 Елена Калгина

пресс-секретарь акции «Бессмертный полк — Москва» 

— Вы разбирались с брошенными портретами?

— Безусловно, мы разбираемся, но это явная провокация — снимки даже не имеют подписи. Люди не могли бросить транспаранты. Скорее всего, это постановочное фото. 

— Каким образом вы пытаетесь это проверить?

— С помощью СМИ мы ищем фотографа, который сначала выложил, а после удалил фотографию (фотограф Денис Безгачин, выложивший снимок с брошенными плакатами, впоследствии удалил его. — Прим. ред.). Если это случилось на самом деле, почему он скрывается? Люди писали, что фотография была сделана в утренние часы. 

— В интернете можно найти объявления о наборе участников акции. 

— В акции принимали участие организованные группы. Мы не можем запретить организациям собираться и идти вместе. Если, например, какая-то школа захотела идти классом или группой, мы не можем им это запретить. Это их личное право.

— Зачем организовывать группы через координаторов в интернете?

— Мы не имеем к этому отношения. Мы никого не собирали. Были запросы от кадетского училища, от Московского метрополитена с просьбой разъяснить, где будет проходить акция, — и мы им эту информацию предоставили.

— По словам одного из координаторов в интернете, на акции выдавали плакаты тем участникам, у которых не было портретов родных.

— В штабе мы собирали портреты людей пожилого возраста, которые хотели участвовать в акции, но в силу своих физических возможностей не смогли. Да, были те, кто шёл не со своими портретами, но это были волонтёры. Волонтёры несли и фотографии погибших солдат, у которых никого не осталось, — участники решили, что таких людей забывать нельзя. 

— Чьи портреты выдавали людям?

— Я не знаю, кто кому что выдавал. К нам в штаб приносили фотографии людей, которые не могли сами пройти по Красной площади, и наши волонтёры несли эти портреты. В штабе таких фотографий было около десяти или 15 штук. «Бессмертный полк» — это не поминальная акция и не траурная процессия. Люди брали фотографии тех, кого хотели, — и погибших солдат, и тружеников тыла, и ветеранов, которые не смогли прийти. Мы не говорим только про умерших людей — это праздничное шествие. 

— Однако смысл акции заключался в том, чтобы участники несли фотографии своих родных.

— «Бессмертный полк» — и про семейную историю, и про историю страны. Это история про Победу. Кто как чувствует, тот так в этой акции и участвует. На Украине проносили фотографии солдат, которые сейчас погибли в борьбе с фашизмом на Украине. Это дети-внуки тех, кто воевал в Великую Отечественную войну, и они продолжают дело своих дедов.

— Вы допускаете, что человек может выбросить фотографию неродного человека в конце акции?

— Нет, мы этого не допускаем. Это недопустимо. Но 99,9 % людей на акции несли свои портреты. 12 миллионов участников вышли по всей России — это не может быть постановкой. 

— Как на акции появился портрет Лаврентия Берии?

— Я не видела, не могу прокомментировать.