Небольшие магазины, аптеки и даже салоны красоты на первых этажах жилых домов стали частью спальных районов Москвы. Эти так называемые точки шаговой доступности оживили окраины города: необязательно ехать в центр ради маникюра или идти в гипермаркет за пакетом молока. Теперь открывать такие предприятия в бывших квартирах запрещено: в середине мая Сергей Собянин подписал изменения в постановление о перепланировке помещений в многоквартирных и жилых домах. Документ запретил присоединять к ним «наружные тамбуры и крыльца», что фактически заблокировало перевод квартир в нежилой фонд. The Village узнал, почему было принято такое решение и как оно изменит город.

   

Квартирный вопрос: К чему приведёт запрет открывать магазины в жилых домах. Изображение № 1.

Олег Сорока

депутат Мосгордумы (фракция «Единая Россия»), зампред комиссии по градостроительству

На моём избирательном округе было несколько десятков жалоб на такие объекты торгового назначения. Жителям не нравился сам факт их наличия в доме. Они говорили про шум, разгрузочно-погрузочные процессы утром и вечером, драки и выпивку во дворе. Кроме того, такие помещения ухудшают архитектурный облик жилых объектов, они выглядят неэстетично. 

Я бы не сказал, что это поставит крест на объектах торгового назначения. У нас много многоквартирных домов, где в помещениях на первых этажах изначально были предусмотрены отдельные входы и никакая перепланировка не нужна. Кроме того, за последние пять-десять лет достаточно помещений перевели из жилых в нежилые. Сейчас таких торговых площадей в городе профицит, поэтому говорить, что это наступление на бизнес, совершенно неправильно.

   

Квартирный вопрос: К чему приведёт запрет открывать магазины в жилых домах. Изображение № 2.

Дмитрий Несветов

председатель комитета по бытовому обслуживанию московского отделения «Опоры России» 

В действиях наших властей часто восхищает такая вещь, как своевременность. Более удачного момента, чтобы запретно решить эту проблему, найти было невозможно. Сейчас, когда малый бизнес и розничный рынок ищут возможности понизить свои расходы, связанные с размещением торговых точек, именно в этот момент нужно было принять это решение. Оно затронет малый бизнес, мелкую розницу, индивидуальных предпринимателей. Такого рода объектов на Тверской и Новом Арбате нет, но они есть в спальных районах, где размещаются небольшие магазинчики, точки продаж услуг так называемой шаговой доступности. Если этот краник перекрыть, это отразится на расходах таких предприятий. Им придётся искать новые площади, а совсем маленькие помещения в пределах 30–50–70 квадратных метров найти сложно, особенно в районах со старой застройкой 70–80-х годов. Там такие помещения вообще не предусматривались проектом застройки, именно с этим и был связан активный процесс перевода жилых помещений в нежилые. 

Страдать в итоге будут потребители. У предпринимателей сейчас два варианта: либо отказаться от торговой точки и бизнеса в этом месте, либо повышать свои расходы за счёт аренды, а это так или иначе переляжет на плечи клиентов.
В противном случае точек шаговой доступности станет меньше.  

Сложно оценить количество помещений, переведённых из одного состояния в другое, особенно тех, которые находятся в процессе. Трудно также сказать, кто выигрывает от этого решения. Может, это борьба с юридическими компаниями, которые занимаются переводом помещений из жилых в нежилые, но выглядит это довольно странно. Сетевые магазины выигрывают в том смысле, что у них увеличивается спрос, но они не смогут заменить магазины шаговой доступности, у двух этих сегментов рынка разные формы отношений с потребителем.

   

Квартирный вопрос: К чему приведёт запрет открывать магазины в жилых домах. Изображение № 3.

Пётр Иванов

руководитель лаборатории полевых исследований Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ

Эта инициатива тесно связана с общим трендом на уничтожение местного самоуправления. Что такое коммерческая площадь в доме? Это источник дохода для товарищества собственников жилья или жилищно-строительного кооператива, который не сильно завязан на государство. Магазины на первых этажах появляются по решению ТСЖ. Люди капитализируют свой дом и потом управляют им как активом. Государство больше всего боится людей, которые считают, что они управляют каким-то пространством и при этом имеют деньги. Это решение того же порядка, что попытки отмены выборности мэров и сокращения полномочий муниципальных депутатов.

Если постановление о запрете открывать магазины на первых этажах не отменят, спальные районы будут и дальше умирать, потому что они не являются живой средой. Современные микрорайоны становятся спальными в прямом смысле этого слова: человек туда приходит спать, а вся его жизнь происходит в центре. Все исследователи считают, что единственный способ выживания российских городов — это бросание перчатки в лицо Ивана Грозного, который и начал централизацию. Если этого не делать, не заниматься политикой децентрализации, наши города скоро начнут разваливаться. В Ижевске уже есть целые панельные кварталы, от которых отваливаются балконы. Это всё последствия вот такой политики отношения к местному самоуправлению. 

   

Обложка: Lisa-Lisa / Shutterstock.com