Белоруссия в последнее десятилетие стала центром IT-предпринимательства. Власти избавили этот бизнес от бюрократических проволочек и высоких налогов. Это была восточноевропейская Силиконовая долина: в Минске создали Парк высоких технологий, резиденты которого платили в разы меньше взносов, чем все остальные (о чудесах местного IT-сектора мы уже писали). Именно там придумали мессенджер Viber и игру World of Tanks. Но полтора года назад жизнь белорусских программистов стала сложнее. Сегодня в Минске осудили бывшего сотрудника Viaden Media, против основателя IT-компании расследуют уголовное дело, другие игроки рынка начали уезжать из страны и выводить из неё бизнес. The Village узнал, почему всё изменилось.

Приговор

Сегодня минский суд приговорил маркетолога Viaden Media Алексея Комка к шести годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Его признали виновным в незаконной предпринимательской деятельности и распространении порнографических материалов. Это почти максимальный срок, по закону подсудимому грозило до семи лет заключения, именно такого наказания требовал прокурор. Адвокаты Комка назвали приговор «неадекватным судебной практике по аналогичным предпринимательским делам» и будут его обжаловать.

Такое же наказание грозит бывшему начальнику Алексея Комка, основателю Viaden Media Виктору Прокопене. Его арестовали в марте этого года, дома у бизнесмена прошли обыски. Как пишут белорусские СМИ, у его родственников изъяли паспорта. Имущество обвиняемого и его семьи арестовали. Предпринимателя допрашивали девять часов, признавать свою вину он отказался и теперь находится в СИЗО.  

Дела против сотрудника и основателя Viaden Media ведёт один следователь, но по отдельности, хотя обвинения схожие. Комок, по версии белорусского СК, «с 2005 по 2012 год занимался незаконной рекламной деятельностью в интернете, рекламируя не только легальные товары и услуги, но и порнографические материалы». Следователь утверждает, что бизнесмену и его «компаньонам» удалось при этом заработать более 700 тысяч долларов. Прокопеню обвиняют в ведении предпринимательской деятельности в сфере продажи информационных технологий без государственной регистрации, «в результате которой он получил доход в 650 тысяч долларов». Белорусские СМИ пишут, что в деле Прокопени фигурирует сообщник, некий Алексей К. Алексей Комок заявил в суде, что его просили «поставить подпись под нужными показаниями». Суровость приговора осуждённый объяснил тем, что он отказался оговаривать своего экс-начальника. Адвокаты Комка не исключают, что решение суда против их подзащитного «будет иметь преюдициальное значение при рассмотрении уголовного дела в отношении Прокопени».

Инвестиционный агент

Новость об аресте Виктора Прокопени вслед за его подчинённым заставила белорусское IT-сообщество занервничать. Раньше таких предпринимателей власти не преследовали. Обладатель диплома MBA, он основал Viaden Media в 2006 году. Спустя пять лет компанию купил израильский миллиардер Тедди Саги, владелец разработчика программ для азартных игр в интернете Playtech. СМИ писали, что в Минск на переговоры Саги прилетал на личном самолёте. Сейчас больше 10 миллионов человек по всему миру постоянно пользуются приложениями, которые создали программисты из Viaden.

В 2012 году Виктор Прокопеня зарегистрировал в Лондоне управляющую компанию инвестиционного фонда exp (capital), которая разрабатывает решения для торговли финансовыми инструментами. Несмотря на перспективы работы за рубежом, бизнесмен оставался в Минске. «Он искал себе руководителей из топ-менеджмента ведущих мировых компаний и убеждал их приезжать на работу в Белоруссию», — рассказывает гендиректор Tut.by Media Александр Чекан. В обращении к Александру Лукашенко белорусские предприниматели пишут, что Виктор Прокопеня де-факто инвестиционный агент правительства, который постоянно доказывает на Западе «надёжность республики как объекта инвестиций». «Капитал предпочитает страны с лучшим предпринимательским климатом. А в тех странах, где экономикой пытаются командовать люди в погонах и общаются с бизнесом через тюремные камеры, не будет ни денег, ни технологий», — говорится письме IT-бизнесменов.

Коллеги бизнесмена отмечают, что он всегда трепетно относился к взаимоотношениям с государством и никогда не конфликтовал с органами госуправления. Кроме того, у предпринимателя есть офис в Лондоне, и он не собирался уезжать из страны даже после ареста своего подчинённого Алексея Комка. «Если он был виновен, мог бы переждать в Лондоне, пока дело не закончится», — отмечает бывший партнёр Виктора Прокопени Юрий Гурский, он сейчас живёт в Москве.

Удивляет многих и арест бизнесмена на время следствия. «Это уникальный случай: IT-сектор был в особом статусе, у нас ещё не было прецедента, когда руководителя IT-компании привлекали за нарушение закона по такой процедуре. Я не слышал о том, чтобы кто-то из IT-сектора помещался под стражу в досудебном порядке», — отмечает белорусский экономист, руководитель центра Мизеса Ярослав Романчук. Как говорят собеседники The Village, досудебный арест по предпринимательскому делу в Белоруссии — довольно жёсткая мера, хотя и этому они находят объяснение. «У нас перед правоохранительными и контрольными органами ставят высокие финансовые планы по штрафам и конфискациям. Это порой вынуждает их заключать под стражу подозреваемых, не представляющих общественной опасности, чтобы увеличить в конце концов финансовые санкции и сроки заключения», — поясняет совладелец одного из крупнейших интернет-ресурсов Белоруссии Tut.by Юрий Зиссер.

Особые условия

Нервничать есть из-за чего: за последние десять лет в Белоруссии создали тепличные условия для программистов. IT-отрасль стала активно развиваться, когда по решению президента в 2005 году в Минске открылся Парк высоких технологий — особая экономическая зона для разработчиков программного обеспечения и информационных технологий. Резидентов парка освободили от налога на прибыль и НДС от реализации продукции, также они получили преференции при оплате подоходного налога. Обязательные страховые взносы у IT-компаний ниже, чем у других. «Нам жилось гораздо лучше, чем всем остальным в стране, это факт», — говорит Юрий Гурский. Спустя десять лет после открытия в Парке высоких технологий — 137 компаний-резидентов, в которых работает более 20 тысяч человек. По официальным данным, объём производства в 2014 году составил почти 7 триллионов белорусских рублей, это на 147 % выше, чем годом ранее. Заказчики парка — клиенты из 56 стран мира. Именно в Минске начинались такие проекты, как Viber и World of Tanks. Среди государств — членов ЕАЭС только у Белоруссии положительное сальдо в сфере IT — 413 миллионов долларов.

Как отмечает предприниматель Юрий Гурский, фискальный интерес государства к отрасли вырос в начале года, когда чиновники предложили отменить часть льгот для IT-компаний. В феврале Минфин выступил с идеей повысить подоходный налог для работников Парка с 9 до 10 %, а также увеличить базу для уплаты налога в Фонд социальной защиты населения с одной средней по стране зарплаты до трёх. Это означало трёхкратное повышение платежей компаний в фонд. Резиденты Парка высоких технологий тогда говорили о лёгком шоке от этой инициативы. Она привела бы к 15-процентному росту затрат на ведение бизнеса и, как следствие, к убытку многих компаний, так как их маржа в среднем колеблется в пределах 10 %. Впрочем, эта идея Минфина так и не была реализована.

Возможные мотивы

«Изменение ли это условий (для бизнеса. — Прим. ред.) или разовый заскок, пока не ясно», — разводит руками бывший партнёр арестованного предпринимателя. Адвокаты Алексея Комка считают, что, если приговор против их подзащитного останется в силе, наказание Прокопени может быть не меньше.

Есть несколько версий, почему против одного из самых известных белорусских айтишников и его подчинённого завели уголовные дела. Бывший партнёр Прокопени Юрий Гурский считает, что причина тому — «рвение определённых сотрудников СК», а не политика. В передел так хорошо выросшей за последние годы IT-отрасли он не верит. Не видит наезда на IT-сферу и Юрий Зиссер, он объясняет произошедшее «желанием правоохранительных органов по максимуму выполнить свои профессиональные обязанности с перспективным для них экономическим эффектом». Ещё одна версия — тот факт, что Прокопеня недавно стал вкладывать деньги в рынок недвижимости Белоруссии. «Возможно, здесь кроются причины, по которым органы госуправления используют такие методы, чтобы решить свои вопросы и переделить рынок», — предполагает Ярослав Романчук.

«Ходят слухи, что Прокопеню якобы „заказали“ за прошлогодний отказ продать недвижимость в самом центре Минска», — подтверждает это предположение Юрий Зиссер. Сложная экономическая ситуация тоже, возможно, сыграла свою роль. «Сейчас инфляция в стране такая, что многие компании не выдерживают. Выросла налоговая нагрузка и аренда. Это один из самых трудных периодов для частного бизнеса. Все говорят, что нужны штрафы, штрафы, штрафы. Прокуроры послушали и пошли на крайние меры, не разобравшись», — допускает Ярослав Романчук.

Экономический ущерб

Как бы то ни было, дело против Виктора Прокопени его коллеги называют ударом по IT-индустрии страны. «Многомиллионная сумма арестованных активов во много раз меньше тех сумм, которых лишится страна только из-за факта нахождения Прокопени под стражей в процессе следствия независимо от степени его вины», — пишут белорусские айтишники в письме к Лукашенко. По их прогнозам, «IT-отрасль Белоруссии может быть отброшена в своём развитии на годы, что ставит под вопрос 10-летние усилия государства по развитию Парка высоких технологий и наносит непоправимый ущерб инвестиционному климату в стране».

Юрий Гурский отмечает, что в мае и июне многие белорусские предприниматели уехали из страны. По его мнению, после начала уголовных дел стало понятно, что государство «не на стороне бизнеса». Знаменитые Viber и World of Tanks уже зарегистрированы на Кипре. Юрий Зиссер называет тревожными настроения в белорусском IT-секторе, по его словам, «все живо интересуются новостями о процессе». Зиссер прогнозирует, что крупные компании не станут сворачивать бизнес в Белоруссии при любом исходе судебного дела, а вот новые предприниматели «трижды задумаются о том, стоит ли работать в стране, где за сокрытие компанией выручки от разработки рекламных сайтов можно получить до семи лет строгого режима с конфискацией имущества». Белорусские власти с этим не согласны. Министр внутренних дел страны Игорь Шуневич уверен, что дело против Виктора Прокопени не нанесёт удара по инвестиционной привлекательности страны. Говоря об этом процессе, белорусский министр вспоминает фильм «Место встречи изменить нельзя»: «Как говорил Глеб Жеглов, да? Правопорядок определяется не количеством воров, а способностью государства их обезвреживать».

Обложка: www.park.by