The Village провёл исследование федерального списка экстремистских материалов, опубликованного на сайте Министерства юстиции РФ. Мы подсчитали, в каких городах принимают больше всего судебных решений по внесению в список тех или иных книг, фильмов, музыкальных альбомов и публикаций в интернете. А правозащитник Александр Верховский прокомментировал получившиеся результаты.

 

Место в рейтинге

Город

Количество решений

   

Москва

352

   

Санкт-Петербург

95 

   

Новосибирск

83 

   

Уфа

73

   

Воронеж

71 

   

Калининград

69

   

Ростов-на-Дону

60 

   

Оренбург

60

   

Махачкала

56

   

Нальчик 

50

   

Самые экстремистские города России. Изображение № 1.

Александр Верховский

директор информационно-аналитического центра «Сова»

Разброс результатов в значительной степени происходит из-за субъективного фактора. Вопросом занимается прокуратура, и где-то прокуроры активно пользуются инструментом, а где-то — нет. Многое зависит от личной готовности прокуроров: эта деятельность вроде бы должна быть, но насколько активной она должна быть? Соревнований между регионами нет. Они отчитываются о том, как борются с экстремизмом, но это не значит, что все должны показывать очень высокие цифры. Где-то может быть больше уголовных дел по преступлениям экстремистской направленности, но мало дел о закрытии материалов. Или наоборот.

Прокуроры ведут борьбу с экстремистскими материалами. Но одни считают эту задачу приоритетной, а другие — не очень. В некоторых регионах у прокуроров могут возникнуть затруднения. Материалы ведь сначала нужно отправить на экспертизу. Если прокурор знает, куда стоит отправить, чтобы получить нужный результат, то всё просто. Но если у прокурора есть затруднения с экспертизой, он без особой необходимости не станет браться за такой случай. Где-то это уже накатанная дорожка — можно сколько угодно делать. 

В списке есть целые пакеты запрещённых материалов, так что в некоторой степени эта статистика условна. Одно заявление прокурора в суд может соответствовать многим номерам. Например, в рекордном списке мусульманской литературы было 68 наименований — и все они были запрещены одним махом.

Если в городе жизни нет, прокурору приходится выискивать какие-то случаи, но в Новосибирске или Москве проблем с этим нет — экстремизм легко найти. И это не говоря о том, что интернет у всех общий. Материал запрещается по месту обнаружения. Когда речь об интернете — кто увидел первый, тот и обнаружил.