Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил, почему расследование Фонда борьбы с коррупцией о семье генпрокурора Юрия Чайки не вызвало интереса в Кремле, передаёт «Интерфакс».

Дмитрий Песков — об отсутствии интереса к расследованию ФБК о семье Чайки. Изображение № 1.

Могу сказать, что эта информация была для нас доступна, где-то летом мы с ней ознакомились, это было где-то в июне. Тогда в качестве автора материала фигурировали другие люди, и, собственно, уже тогда информация не вызвала нашего интереса, потому что там не идёт речи о генеральном прокуроре. Там идёт речь о его совершеннолетних сыновьях, которые абсолютно самостоятельно занимаются бизнесом

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России

Песков отметил, что Чайка каждый год подаёт декларацию, которая проверяется антикоррупционными структурами.

Ранее Песков заявил, что в Кремле расследования ФБК не видели и ничего на эту тему не знают, несмотря на активное обсуждение в СМИ и соцсетях. 

Фонд борьбы с коррупцией выпустил фильм о бизнесе родственников и друзей генпрокурора Юрия Чайки 1 декабря. В расследовании говорится о коррупции и рейдерских захватах крупных предприятий по всей России. Так, например, в фильме утверждается, что в конце 1990-х — начале 2000-х годов сын генпрокурора Артём Чайка, которому принадлежит дом в Швейцарии стоимостью около 3 миллионов долларов и доля в греческом отеле класса люкс Pomegranate, захватил Верхнеленское речное пароходство в Иркутской области и присвоил 12 судов. Кроме того, ФБК уличил бывшую жену замгенпрокурора Георгия Лопатина Ольгу Лопатину в связях с жёнами Сергея Цапка и Вячеслава Цеповяза — основными фигурантами дела об убийствах в станице Кущёвской Краснодарского края. Они оказались совладелицами фирмы «Сахар Кубани», что уже подтвердили в ФНС. Сама Лопатина это отрицает

Юрий Чайка отреагировал на расследование ФБК только в четверг, 3 декабря. Он заявил, что изложенные фондом сведения «не имеют под собой никакой почвы», и уточнил, что в скором времени может рассказать, «кто и что за этим стоит». За это высказывание ФБК подал иск к генпрокурору.