Алексей Денисов — 23-летний руфер из Петербурга, больше известный под псевдонимом Эрмитажник, в минувшие выходные забрался на крышу «Зенит-Арены» и пилон строящегося вантового моста между Васильевским островом и Петроградской стороной. Затем он загрузил в Instagram фото себя на мосту: по словам самого Алексея, под ним — 121 метр.

В свободное от суперэкстрима и работы в одной из структур при метрополитене время Алексей Денисов проводит экскурсии по крышам. The Village связался с руфером и поговорил с ним о том, сложно ли попасть на стройку «Зенит-Арены», страшно ли свисать с высоты 40-этажного дома и можно ли заработать на экскурсиях по крышам.


Алексей Денисов (Эрмитажник)

руфер, организатор экскурсий по крышам

В центре Петербурга мне уже немного надоело: обычно я залезаю на здания на Дворцовой площади, на Невском. Захотелось на высоту. При этом на Большом Обуховском —вантовом мосту — я уже был, как и на старом Обуховском, захотелось чего-то новенького. Вспомнил, что у нас строят новый вантовый мост — решил на него подняться. А рядом — «Зенит-Арена», почему бы и на неё тоже не залезть?

Нас было трое. Сначала мы залезли на «Зенит-Арену», погуляли по стадиону, вышли на крышу, осмотрелись.
А через стадион уже прошли к вантовому мосту. 
По сравнению с другими объектами залезть на вантовый мост и «Зенит-Арену» технически было намного проще.
Это больше на дурачка: главное — не спалиться. Просто никто не ожидал, что мы пройдём мимо строителей, начальников участков. Никого ничего не смутило, так как мы были в форме. Нас спросили: «Вы альпинисты?» — мы сказали: «Да».

У меня всегда с собой портфель, в котором — верёвка 20 метров, карабинчик, газовый ключ. Ключ — чтобы зафиксироваться, а карабин — когда спускаешься, через метр-полтора делаешь петли и потом им зацепляешься за них, если вдруг руки устали. Но такие инструменты больше подходят, когда поднимаешься по фасаду. Кроме того, я всегда заранее смотрю объект в «Яндекс.Панорамах», потом прихожу на место, обдумываю и принимаю решение.

Пока поднимаешься на тот или иной объект, страха нет.
А вот когда ты встаёшь на пиковой точке — адреналин в крови начинает играть, тебя переполняют эмоции. И тут же, естественно, делаешь фоточку для Instagram.

Самым сложным объектом для меня был всё же Эрмитаж,
а не «Зенит-Арена»: в прошлом году я на него поднимался дважды. Сложность в том, что в любом случае ты палишься на датчиках движения и перед камерами. Приходится всё делать быстро: думать, убегать, перепрыгивать. У тебя есть минут 15 на крыше Эрмитажа, потом выходят человек пять охранников — ты начинаешь от них бегать.

Года четыре назад в Петербурге почти все крыши были открыты. Сейчас ситуация изменилась: чтобы сделать экскурсию, надо очень долго договариваться с разными структурами — например, ТСЖ, Жилкомсервисом. Везде разные условия. Бывает и так, что на каком-нибудь интересном объекте дверь на крышу открыта — ты приходишь со сварщиком, ставишь свой замок, отдаёшь ключи жильцам. Если я буду за такой точкой следить, уже никто не станет её взламывать: и жильцы, и другие руферы знают, что это я её закрыл, потратив деньги. Жильцам это выгодно: на крыше не будет пьяных. Мои гиды выводят по три человека за день — это ни о чём, если сравнивать с тем, сколько молодёжи у нас бегает по крышам.

Экскурсии я начал проводить в этом году: поскольку усилилась тенденция, очень много людей хотят полазать по крышам. Ну, взять, к примеру, тех же условных трёх человек: они очень хотят попасть на крышу, начинают сами искать и находят. Не дай бог упадут. Мы же не просто выводим людей на крыши, а проводим для них целую экскурсию. К примеру, я рассказываю про Спас на Крови, Казанский собор, набережные и так далее. Плюс это безопасно: везде стоят бортики. Это та же экскурсия, что на пароходе, но по крышам. Мы всегда проводим инструктаж, перечисляем условия: удобная обувь и одежда, адекватное состояние (не выходить пьяным или под наркотиками), если на крыше нет специального покрытия — ходить аккуратно, стараться по стыкам, чтобы не тревожить жильцов, не подходить к бортику ближе чем на метр, возраст — 15+.

У меня есть основная работа в метрополитене. Но прожить было бы возможно и на одни экскурсии. Просто когда у человека есть цели, он может и на трёх работах работать.

С полицией мне приходилось встречаться, но не на объектах, а на самой обычной крыше. Мы в прошлом году отмечали День народного единства, я перешёл на другую улицу к друзьям — и вместо них поймали меня. Очень обидно было. Отвезли в отдел, составили протокол, провели беседу и отпустили.


обложка: instagram.com/p/BES5t0aQOm9/