В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошла попытка военного переворота. Группа военных попыталась захватить власть в стране: государственное телевидение перестало работать, над Анкарой летали военные вертолёты, пролив Босфор перекрыли, – однако к утру мятеж был подавлен. Во время столкновений на улицах Стамбула и Анкары погибли, по последним данным, более ста человек, ещё несколько сотен пострадали. 2800 принявших участие в восстании военных арестованы.

После ночных событий министерство транспорта России ввело временный запрет на полёты в Турцию. Между тем, сейчас на курортах этой страны, по данным Ростуризма, находятся не менее пяти тысяч российских туристов. Уже известно, что эвакуировать их не будут. Россияне стали активно покупать туры после того, как 30 июня Владимир Путин снял запрет на продажу путёвок на отдых в Турцию, введённый после конфликта из-за сбитого российского Су-24. Всего за несколько дней Турция вновь стала самым популярным туристическим направлением среди россиян.

The Village поговорил с российскими туристами, которые сейчас находятся на курортах и в аэропортах Турции и узнал, с какими проблемами им пришлось столкнуться. Многие из них жалуются, что не могут дозвониться в российское консульство. Редакции также не удалось это сделать: звонок не проходит или же в консульстве не берут трубку. Но нам удалось дозвониться до официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, которая рассказала о действиях российского консульства. Российские туроператоры отказались комментировать ситуацию редакции или же были недоступны для связи.

  Наташа Копелянская, находится в аэропорту Ататюрка в Стамбуле: Непонятно, что происходит, потому что никто не может дать точной информации. На табло регулярно высвечиваются рейсы, а потом точно так же отменяются. Например, я не могу узнать, вылетит ли рейс в Москву в ближайшие два дня. Мои друзья летят в Тель-Авив, на табло регулярно появляются рейсы туда со строкой «Ждите номера гейта», а потом пропадают.

Я удивлена, как все здесь не дружелюбно, в отличие от того, как это обычно бывает у турков. Можно было бы организовать элементарную воду, еду, простые вещи, которые требуются людям, застрявшим в аэропорту. Я здесь с семи вечера вчерашнего дня. В аэропорту работают кафе, но не все могут себе позволить это.

Мне не удалось дозвониться в консульство, хотя я пыталась много раз. Я звонила им по телефону экстренной службы – это первое, что я попыталась сделать ещё вчера. Но там был только автоответчик. Здесь очень много людей, и все, конечно, уже в сомнамбулическом состоянии. Когда можно будет обменять посадочные талоны, тоже неизвестно. Нам каждые два часа говорят подождать ещё два часа.

На улицу, мне кажется, можно выйти, но многие дико боятся этого. Впрочем, сейчас безусловно спокойней по сравнению с тем, что было вчера ночью – тогда даже взлетающие самолеты звучали весьма устрашающе. Вообще, идёт обычная жизнь аэропорта, только ничего не прилетает и не улетает. Только два-три самолета за это время вылетело – наверно, это какие-то внутренние турецкие рейсы.

  Николай Дворянкин, находится в аэропорту Ататюрка в Стамбуле: Я нахожусь в транзитной зоне аэропорта Ататюрка. На данный момент нет никакой информации от представительства турецкой авиакомпании, и представителей тоже нет. Нет никаких официальных заявлений. Российскому консулу удалось пробраться в аэропорт, как говорят, только к утру, поскольку ночью здесь всё было заблокировано. Но всё, что он посоветовал — держаться безопасных мест. Он предупредил, что выходить за пределы аэропорта мы можем только на свой страх и риск.

У меня был транзитный перелёт из Мюнхена, и я прилетел сюда в полночь, поэтому уже провёл в аэропорту всю ночь и полдня. Тут есть русские граждане, которые должны были улететь вечером в Екатеринбург в 23:30. Много семей с маленькими детьми. Все в ожидании. Часть российских рейсов – например, в Москву и Екатеринбург – отменена. Я лечу в Санкт-Петербург, и у меня рейс уже четвёртый раз переносят по времени. Мы связывались с людьми из представительства турецких авиалиний, с представительствами в Москве, и они сказали, что сегодня в принципе не будет вылетов из Стамбула.

Наша самая главная проблема – это то, что никаким образом не налажено ни питание, ни снабжение водой. Купить еду и воду стало возможным только с 8-9 утра. Ночью раздавались грохот, взрывы, и все сидели зажавшись, в обнимку по углам. Не было никакой еды, воды, информации – вообще все службы аэропорта сбежали, аэропорт был практически пустой, мы были предоставлены сами себе. Сейчас аэропорт более-менее заработал, но проблема теперь в другом – всё остановилось. У кого-то были транзитные стыковки, и люди практически застряли здесь. Многие лежат на полу – нет никаких стульев, ничего.

От консула нет никакой информации по возможности эвакуации, никто не информирует пассажиров, не помогает семьям с маленькими детьми. Сейчас консульство уже просто не берёт трубку, все попытки дозвониться безуспешны. Турецкие власти тоже не дают информацию, администрация аэропорта ничего не говорит. Когда стабилизировалась политическая ситуация, в аэропорту появилась охрана, но нет никого, к кому можно прийти, посоветоваться, что-то узнать, попросить. На точках информации либо никого нет, либо человек говорит: «Я не знаю».

Лиза Биргер, живёт в Стамбуле: Сейчас тихо, метро и автобусы работают бесплатно, открыты магазины. Час назад был призыв к молитве, и имамы с мечетей зачитывали обращение Эрдогана выйти на площади, но столкновений нет. Государственные телеканалы возобновили работу ещё в пять утра. Мой муж на улице – говорит, там тишина.

Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ: Людям, застрявшим в аэропорту в Турции, предоставляется консульская помощь. Сейчас там по очереди работают два консула — они сменяют друг друга каждые 12 часов. Действительно, в наши посольство и консульство в Турции можно не дозвониться сразу из-за перебоев со связью — всё-таки страна была на грани военного переворота! Я на протяжении нескольких месяцев говорила и продолжаю говорить, что ситуация в Турции небезопасная, и планируя свои поездки, необходимо взвешивать все риски.

Что касается питания и еды, то это задача авиационных компаний, а не консульства. Консульские сотрудники могут оказать содействие в других случаях: например, если есть проблема с документами, переводом, или если в ходе вооруженного конфликта кто-то пострадал, пропал. Мы не можем предоставлять билеты и самолеты. У нас нет такой функции. Было соответствующее постановление правительства специальным органам власти, которые занимаются эвакуацией людей, это не к МИДу.

После публикации стало известно, что рейс Николая Дворянкина в Санкт-Петербург оказался единственным, на который объявили посадку. В настоящий момент Николай уже находится в России.