С конца прошлого года в Петербурге продолжаются сразу несколько крупных скандалов, связанных с важными культурными и научными институциями. Европейский университет в Санкт-Петербурге (ЕУСПб) борется за свое будущее в судах. РПЦ претендует на Исаакиевский собор, и его судьба, кажется, так и не решена. Церковь и активисты продолжают попрекать Эрмитаж выставкой Яна Фабра. Российская национальная библиотека (РНБ) может потерять свой самостоятельный статус. В Музее истории Петербурга случились знаковые увольнения. Запланировано жилое строительство на территории Пулковской обсерватории.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский назвал эту волну «дикой провинциализацией Петербурга». Произошедшие события разбудили протестную уличную активность и послужили поводом для обсуждения компетентности городской власти.

The Village собрал информацию о конфликтах, которые возмутили петербуржцев, и поговорил с их непосредственными участниками.

Лишение здания и лицензии Европейского университета в Санкт-Петербурге

В 2008 году один из лучших негосударственных вузов страны — Европейский университет в Санкт-Петербурге — закрывался пожарной инспекцией, а весной 2016 года на время лишался государственной аккредитации, но в конечном итоге преодолел эти проблемы. Весной 2016 года после обращения депутата ЗакСа Виталия Милонова прокуратура инициировала 11 проверок университета Роспотребнадзором. 9 декабря стало известно, что приостановлена лицензия вуза, без которой нельзя вести образовательную деятельность. Университет назвал претензии ведомства избыточными и никак не связанными с качеством образования. Позже стало известно, что отмена лицензии обсуждалась на специальном заседании правительства, в ходе которого президент Владимир Путин поддержал вуз и потребовал разобраться с ситуацией. 13 декабря решение Роспотребнадзора было заморожено судом, но разбирательства не закончились — 10 февраля ЕУСПб проиграл арбитраж. Сейчас борьба за восстановление лицензии продолжается.

Следующий удар по Европейскому университету был нанесен в начале января: власти города подали в арбитражный суд иск о расторжении договора аренды особняка в центре города, в котором располагается вуз. На данный момент университет продолжает бороться против контролирующих органов в судах.

Николай Вахтин

доктор филологических наук, профессор факультета антропологии ЕУСПб, член-корреспондент Российской академии наук

«Что значит слово „провинциализация“? Провинция — это те, кто не контролирует свою собственную жизнь, кто зависит от столицы. Я не имею в виду сейчас Москву, я имею в виду точку, где принимаются решения. Хорошо, что передачу Исаакия и слияние библиотек, кажется, удалось приостановить. Но проблема от этого не снимается. Это решение [о слиянии] не мытьем, так катаньем они рано или поздно протолкнут. Насколько я понимаю, здесь задействованы какие-то большие деньги, а как только появляются большие деньги, люди слепнут, перестают что-либо соображать.

Что касается Европейского университета — мне неизвестны планы властей. Но почему бы им было не прийти и не сказать: „У города вот такие-то планы. Давайте подумаем, куда вас можно переселить, чтобы никто не пострадал“. Вместо этого присылается директивная бумага: в течение пяти дней выметайтесь из здания. Это разговор барина с холопом, а не разговор городских властей с горожанами, от которых хотелось бы чтобы эти власти зависели».

Кампания против выставки Яна Фабра в Эрмитаже

22 октября в Эрмитаже открылась экспозиция известного бельгийского художника Яна Фабра. 10 ноября в социальных сетях началась массовая кампания против выставки. Причиной недовольства пользователей стали чучела животных, выставленные в Главном штабе. При этом большинство негативных сообщений содержали неверную информацию о распятых кошках и отсутствии возрастной маркировки в залах. Администрация Эрмитажа указывала на искусственную природу кампании и активное использование ботов. Министерство культуры выступило с заявлением о недопустимости вмешательства в выставочную политику музея. Сотрудники Эрмитажа выступили в защиту экспозиции, заявили, что ни одно животное в ходе подготовки выставки не пострадало (Фабр задействует туши, найденные около автомобильных дорог), и запустили хэштег #кошкизафабра.

Тем не менее Фабра продолжают атаковать: глава епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Александр Пелин заявил в январе, что директор музея Михаил Пиотровский должен не выступать в защиту Исаакиевского собора, а озаботиться историческими традициями самого Эрмитажа и «не устраивать там провокационные выставки, подобные выставке Яна Фабра».

Дмитрий Озерков

заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, руководитель проекта «Эрмитаж 20/21»

«Провинциализация — это состояние общества, когда исчезает умение видеть сложное, принимать другое. Это ведет к отказу от толерантности. Петербург — город толерантный изначально: его строили и населяли люди самых разных национальностей и вероисповеданий. Провинция принимает только свое исконное, традиционное, кондовое. Плюс этого — стабильность. Минус — полный конец развития».

Передача Исаакиевского собора РПЦ

В январе 2017 года губернатор Григорий Полтавченко заявил, что музейный комплекс «Исаакиевский собор» будет передан в безвозмездное пользование РПЦ на 49 лет. Передачу было указано провести в ускоренном режиме — за один год. «Фонтанка» сообщала, что решение было принято после личной встречи патриарха и известного своей набожностью губернатора. Новости вызвали сильное недовольство горожан, которое реализовалось в серии массовых протестных акций. Противники передачи указывают, что Исаакий — один из самых успешных музеев России, в соборе регулярно ведутся службы, православным предоставляется право бесплатного входа, а Церковь не в состоянии содержать настолько сложный объект в надлежащем состоянии. Против передачи выступил Союз музеев России, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и многие другие влиятельные представители культуры и науки. 17 февраля анонимный источник в Кремле сообщил крупным СМИ о том, что передача Исаакия не была согласована с президентом Владимиром Путиным.

После этого риторика представителей Церкви стала несколько примирительной, а в избирательную комиссию Санкт-Петербурга была подана заявка о референдуме по поводу принадлежности Исаакиевского собора, Петропавловского собора и Спаса на Крови.

Борис Вишневский

политик, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от партии «Яблоко»

«Я категорически не согласен с гипотезой о провинциализации Петербурга. Наоборот, я полагаю, что мы куда более европейский продвинутый город, чем, например, Москва, что весьма просто иллюстрируется последними событиями. Что бы ни творила московская власть, настолько массовых митингов в ответ на те или иные ее безобразия не происходит. Публично анонсированные планы передать Исаакиевский собор Церкви вызвали массовое возмущение у людей с разными политическими взглядами, с разными убеждениями, разного возраста, разного отношения к религии по очень простой причине: Исаакиевский собор — один из символов Петербурга. Его значение более культурное, чем религиозное, оно гораздо шире, чем значение обычного собора. Попытка передать его Церкви уничтожит государственный музей. Очевидно, что речь идет не о защите прав верующих, которым никто не мешает молиться в Исаакиевском соборе, а о стяжательстве. Церковь хочет получать доход, который будет называть пожертвованиями, не облагаемыми налогом. Расходы на реставрацию возьмет на себя город. Возможно, что в свободной форме было дано добро на передачу, а потом, увидев такую реакцию, в Кремле решили, что издержки для них больше, чем выгоды».

Увольнения в Музее истории Санкт-Петербурга

В декабре 2016 года в Музее истории Санкт-Петербурга были уволены два ведущих сотрудника — заведующая научно-экспозиционным отделом Мария Макогонова и замдиректор по науке Юлия Демиденко. Был расформирован научно-экспозиционный отдел, приписанные к нему музейщики были переведены в технический экспозиционный отдел. Заявленная причина изменений — недостаточная эффективность. При этом Макогонова и Демиденко сыграли решающую роль в создании большинства временных и постоянных выставок музея. За своих коллег вступился бывший сотрудник учреждения — историк, журналист и публичный лектор Лев Лурье. За ним подтянулись и другие журналисты.

Лев Лурье

историк, петербургский краевед, писатель и журналист

«Город — один из немногих в России, способных постоять за себя. Это никак не провинциальное качество. Ситуация с музеем истории Петербурга локальна, хотя и показательна. Но, насколько я понимаю, Мария Макогонова и Юлия Демиденко немедленно нашли себе работу в музейном сообществе, и не менее высокого статуса. По запросу депутата Ковалева проходит проверка заместителя директора на предмет липовой диссертации.

Имеет место полное несоответствие городской власти общему уровню развития города и городских элит. Нами правят какие-то непонятно откуда взявшиеся, довольно странные ограниченные люди, которые выглядят как мещане во дворянстве. Для таких у ленинградцев были два основных прозвища — скобари и лохи (ЛОХ — это автомобильный номер Ленинградской области). И они пытаются влиять на деятельность статусных городских учреждений, большинство из которых имеет общенациональное значение. В этом и есть парадоксы провинциализации — [происходит] мини-нашествие гуннов. В целом у меня нет впечатления, что в Петербурге истощается культурный слой. Руководство города в интеллектуальном смысле совершенно не соответствует местному потенциалу. И оно менее динамично, чем московское или даже екатеринбургское. Я не знаю, на чем зиждутся недавние слухи о замене руководства города, но если бы это произошло, это было бы крайне логично».

Строительство в карантинной зоне Пулковской обсерватории

На данный момент Пулковская обсерватория является главной астрономической обсерваторией Российской академии наук. В октябре 2016 года стало известно, что директор учреждения Назар Ихсанов согласовал строительство первых трех домов крупного жилого комплекса «Планетоград» в границах защитной зоны обсерватории. Сделано это было в обход Ученого совета, с которым необходимо согласовывать все подобные решения. Застройка рискует привести к увеличению светового загрязнения и в значительной степени повредить наблюдениям. Отозвать разрешение на строительство потребовало Федеральное агентство научных организаций. Ихсанов утверждает, что проводить наблюдения в черте города все равно нецелесообразно, для этих целей нужно задействовать внешние базы. В ответ сотрудники обсерватории выразили Ихсанову вотум недоверия, обвинили его в искажении фактов, а также объявили его план экономически неэффективным. 2 марта стало известно, что Следственный комитет занимается проверкой действий Ихсанова по санкционированию строительства.

Елена Рощина

завлабораторией астрометрии и звездной астрономии Пулковской обсерватории

«Все эти события — какое-то комплексное наступление на культуру и науку. Появилась какая-то тенденция уничтожать важные культурные и научные объекты. Пулковская лаборатория является незаменимой. Кроме научной работы здесь проходит учебная деятельность, аспирантура, проходят практику студенты университета. Наши наблюдения во всем мире считаются особенно точными. Используются они, например, для построения теорий тел Солнечной системы. Ученые, которые этим занимаются, неоднократно отмечали, что наши данные точнее американских.

Происходит конфликт с новым эффективным менеджером. Назар Робертович [Ихсанов] перед выборами, мягко говоря, всех обманул. Если бы он сразу анонсировал свою программу по уничтожению наблюдений, здесь, думаю, за него бы никто не проголосовал.

На одном из недавних совещаний Назар Альбертович заявил, что даются 2 миллиарда на постройку четырехметрового синоптического телескопа. Во сколько обошелся двух с половиной метровый телескоп института ГАИШ? 3,5 миллиарда. В Саянской обсерватории есть уже готовый большой телескоп, ему необходимы сенсоры. Не лучше ли доукомплектовать уже готовый телескоп? На следующем совещании он заговорил уже про два четырехметровых телескопа.

И [станцию в] Чили нужно развивать, и в Кисловодске, но не за счет наших инструментов. Кроме того, их закрытие не даст средств, которые позволят содержать внешние площадки.

У нас [карантинная] зона определена тремя законами. Для того чтобы не мешать работать Пулковской обсерватории, нужно всего-навсего соблюдать законы Российской Федерации. Люди купили землю, у которой прописаны ограничения использования, и потом пытаются их нарушить».

Слияние Российской национальной библиотеки и Российской государственной библиотеки

В январе этого года Александр Вислый, директор одной из самых крупных и старых библиотек Петербурга — Российской национальной библиотеки, — совместно с директором московской Российской государственной библиотеки Владимиром Гнездиловым обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой о слиянии учреждений. Библиотечное и научное сообщества города отнеслись к этой идее негативно. Вислый утверждает, что изменения проводятся в целях экономии средств и развития электронных ресурсов библиотек. Его критики парируют тем, что слияние можно сравнить, например, с объединением Большого и Мариинского театров.

С критикой объединения в ходе пресс-конференции выступила главный библиограф РНБ Татьяна Шумилова. После этого она была уволена за прогул, несмотря на заблаговременное согласование своего отсутствия на рабочем месте. Появилась информация, что дисциплинарное взыскание может быть применено к легендарному сотруднику РНБ Никите Елисееву. Против объединения выступил городской парламент. Вскоре после этого министр культуры Владимир Мединский заявил, что никакого слияния не планируется, речь идет всего-навсего об оптимизации работы. Несмотря на это, 1 марта Вислый и Гнездилов в ходе телемоста подтвердили свои намерения, рассказали о трех вариантах слияния, пообещали обойтись без сокращений сотрудников и впервые показали направленное Дмитрию Медведеву письмо. 7 марта в ответ на запрос депутата ЗакСа Бориса Вишневского Минкультуры указало, что вопрос о слиянии в данный момент изучается экспертами с учетом мнения библиотечного сообщества и заинтересованной общественности.

Один из активных противников объединения историк Борис Колоницкий считает, что ситуация за последнее время стала еще хуже: «Вислый фактически начал объединение РНБ и РГБ, он издает приказы, затрудняющие иные сценарии развития библиотеки».

Татьяна Шумилова

в прошлом —  библиограф РНБ

«Слова „Петербург — культурная столица“, видимо, некоторым режут уши. Но инициатива всех скандальных ситуаций исходит от местных органов управления. То ли это такой способ заискивания перед федеральными властями (действие на опережение), то ли сугубое непонимание того, где они живут и работают. Не могу сказать, насколько термин „провинциализация“ удачен: мы мало знаем о том, что происходит за пределами двух городов федерального значения. Может быть, там больше ценят памятники культуры: хотя бы потому, что не везде есть такое их количество. Это большая серьезная тема для исследования.

Ситуация с Российской национальной библиотекой вполне укладывается в эти рамки. Мы давно не получаем достаточного финансирования — на комплектование, на подписку — не только традиционной литературы, но и электронных ресурсов. Поиски дешевизны поражают своим цинизмом. Да, культура вообще дорогое удовольствие! Но если страна позиционирует себя как великая держава, она и культурную политику должна проводить в соответствии с этим. Даже в голодные 90-е годы, когда взлетели цены на книги, нам покупали все, что мы просили, — для читальных залов, для справочной работы. Было понимание роли и значения Российской национальной библиотеки в научной, культурной и образовательной сфере не только города, но и страны. Это предлагаемое слияние не есть предложение, идущее снизу, как уверяет всех министерство культуры. Эта идея не обсуждалась ни внутри библиотеки, ни за ее пределами. Так называемая инициатива принадлежит двум директорам — оба вышли из РГБ, и один из них до сих пор (уже год!) является исполняющим обязанности. Это говорит о многом. В этом случае никто не сомневается: идея оптимизации принадлежит министерству культуры».


обложка: Виктор Юльев