Днем в понедельник, 3 апреля, на перегоне между станциями метро «Сенная площадь» и «Технологический институт» в Санкт-Петербурге прогремел взрыв. По последним данным, в результате девять человек погибли, а еще 20 получили ранения. Произошедшее уже признали терактом. The Village собрал свидетельства очевидцев случившегося.


Мы тут на погоду жалуемся, а сын пишет, что ехал в метро. В Питере. Произошел взрыв на станции «Технологический институт». Взрыв в вагоне произошел, когда подъезжали к станции. Жесть. Другая реальность.



Взрыв произошел в тоннеле. Я был в наушниках и не сразу понял, что произошло. Кажется, это было после «Сенной». Резкая вспышка. И после этого задымление. Взрыв был очень громкий. Затем началась паника. Некоторые люди без рук, без ног, все в крови. У меня было шоковое состояние. Я себя вообще не контролировал. Света нет, люди кричат, вагон дальше едет. Я не знаю, сколько это длилось, казалось, что вечность. Затем поезд приехал на «Технологический институт». Меня вывели из вагона, и я пошел на улицу.


Мы ехали с учебы в соседнем вагоне. Было достаточно много людей: все сидели, многие стояли. Взрыв прогремел между станциями «Сенная» и «Технологический институт». Был оглушительный хлопок, потом резкий запах, дым. Мы сразу же перешли в конец вагона, образовалась давка. Двум женщинам тут же стало плохо, и они упали в обморок. Все произошло на ходу, поезд не останавливался.

На «Технологическом институте» все вышли. Мы увидели, что соседний вагон раскурочен, окна разбиты, нет света, кровь. Оттуда вытаскивали людей, кого-то выносили, кого-то придерживали. Пострадавших было много, человек 10–15 точно. Я не знаю, были ли трупы, через 1,5–2 минуты мы ушли оттуда. Мы сели в следующий поезд и поехали в сторону «Ленинского проспекта».


Когда поезд остановился, я увидела «раздутый» и задымленный вагон. Люди на перроне выламывали окна и помогали выбраться пострадавшим. Из окна вылез парень с огромными глазами, весь с ног до головы в крови. Он ничего не понимал, не отвечал на вопросы.

Я, расталкивая людей на эскалаторе, поднялась наверх и подошла к полицейскому на станции, сказала: «Внизу на станции взрыв». Он ответил: «Какой взрыв? Не было никакого взрыва». Попросила посмотреть по камерам на станции, он прозрел и сообщил работнику метрополитена, чтобы закрывал вход.


Когда мы вышли из вагона на станцию, почувствовали запах гари, увидели черный дым. Напротив были люди в крови, с черными лицами, в шоковом состоянии. Прямо на одежде висели куски тел.

На метро, наверное, не поедем больше никогда. Это жутко.



Вдруг глухой хлопок: ударная волна прошла, волосы назад откинуло, все переглянулись. Спустилась на станцию, и в ее конце было видно сильное задымление, но на тот момент — в 14:45 — движение было, никаких тел и никакой паники.


Я как раз пересаживалась на той ветке, на которой произошло ЧП. Было очень много людей. Все, конечно, испугались. Гарью пахло, было задымление. Все побежали к эскалатору быстрее и на вход.


Взорвался не наш поезд, а предыдущий или тот, что за нами ехал, я не знаю. Из нашего вагона по связи пассажир​—машинист сообщили о запахе и дыме. По громкой связи машинист просил сохранять спокойствие.


На перегоне был взрыв, парень оставил портфель, открыл дверь и перешел в другой вагон.



Елена Фоменко

студентка Высшей школы менеджмента СПбГУ

Я ехала из университета и как раз заходила в метро «Автово» — мне нужно было сделать пересадку на «Технологическом институте». Мне стали скидывать в беседу во «ВКонтакте» сообщения с этими ужасными фотографиями, где были разорванные двери и люди, лежащие в крови. Понятное дело, я испугалась — было непонятно, что это значит. В это самое время по громкой связи стали объявлять, что по техническим причинам закрыто сразу несколько станций. Я решила, что не буду садиться в электричку, которая уходила, вышла из метро и поехала на такси.

Должно быть, я напугала таксиста: еду сзади, реву, а он не понимает, что происходит, как себя вести. Только потом он включил радио, и как раз объявили о взрыве. Мы проезжали и «Технологический институт», и «Сенную». Там было уже очень много скорых, пожарных, куча народу, летали вертолеты. Начали звонить родственники, друзья.


Никто не знает, что происходит и что будет дальше. Спецслужбы очень жестко ограничивают всех. Теперь просто целая площадка перед «Технологическим институтом» — это посадка для вертолетов, для пожарных и медицинских служб.


Алла Степанова

сотрудница ресторана Marketplace

Сегодня без двадцати два я увидела в окно небольшое скопление карет скорой помощи, потом стали подъезжать машины ДПС. Подумала, что кого-то сбили. У нас нередко на Техноложке дежурит скорая. Потом стали подъезжать бригады спасателей и пожарных, их становилось все больше, и буквально за пятнадцать минут полиция перекрыла Московский проспект, а в начале третьего стали выводить людей и выносить раненых. Отсюда все это было видно. Мы стали заходить на новостные порталы и оттуда узнали о взрыве. Ресторан в один момент опустел. Обычно у нас в это время много посетителей, но сегодня толпа была на улице, а к нам никто уже, конечно, не заходил.

Мы все очень подавлены и напуганы. Мы ведь обычно думаем, что такое происходит только с другими. На самом деле очень страшно жить в городе, где так много людей и ты не чувствуешь себя в безопасности.


Друг сестры был в вагоне, который взорвался в Питере. Он погиб. Переехал жить в Питер из Караганды. Ему было 24 года.


Фото: Александр Иорданов