Вечером 15 мая на сайте Change.org появилась петиция с призывом к основателю мессенджера Telegram Павлу Дурову не допустить блокировки сервиса в России. Составители петиции, называющие себя «авторами каналов в Telegram», утверждают, что Роскомнадзор направил в Telegram запрос о включении мессенджера в реестр организаторов распространения информации (ОРИ) и пока не получил ответа. Если сервис откажется предоставлять данные для внесения в реестр, ведомство получит право заблокировать сервис, говорится в петиции.

Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский назвал эту информацию слухами. В самом Telegram заявили, что ни одно правительство и ни одна спецслужба в мире не получили и не получат «ни бита информации» от мессенджера. В компании объяснили это тем, что ключи, необходимые для расшифровки данных, разделены на несколько частей и физически хранятся в нескольких дата-центрах, которые находятся в разных странах. «Для того чтобы заставить Теlegram выдать какие-либо данные, потребуется нереалистичный уровень сотрудничества между несколькими государствами», — пояснили представили мессенджера.

При этом газета «Ведомости» утверждает, что письмо от Роскомнадзора с требованием  предоставить данные для внесения в реестр все же поступало руководству Telegram на прошлой неделе. Это изданию подтвердили два человека, которые получили копию письма и узнали о его отправке от чиновников.

По их словам, в письме, копия которого есть у газеты, действительно говорится, что в случае если данные не предоставят, ресурс может быть заблокирован. Собеседник, близкий к администрации президента, заявил, что такие письма рассылаются всем мессенджерам. Он отметил, что «никаких интриг в этом нет».

The Village поговорил с руководителем проекта «Роскомсвобода» Артемом Козлюком о том, возможна ли блокировка мессенджера в России, что в этом случае смогут сделать его владельцы и как действовали в аналогичной ситуации представители других сервисов.


Артем Козлюк

руководитель проекта «Роскомсвобода»

Если принимать за правду информацию о том, что Роскомнадзор подал уведомление владельцам сервиса, то у них сейчас два пути. Либо вносить себя в реестр организаторов распространения информации со всеми вытекающими обязанностями (по слежке за своими пользователями, сбору данных и предоставлению их спецслужбам), либо подпасть под ограничение доступа к сервису в России. Третьего варианта здесь нет. Если Роскомнадзор не отправлял это письмо — значит, ситуация просто останется в таком подвешенном состоянии. Но рано или поздно она все равно придет к этой развилке.

Павел Дуров неоднократно заявлял, что никогда не предоставлял, не предоставляет и не будет предоставлять информацию о пользователях ни российским спецслужбам, ни спецслужбам любых других государств. С учетом этих слов путь для Telegram, если письмо было, понятен — блокировка.

Это не означает, что мессенджер в одночасье станет недоступен для миллионов российских пользователей. Например, оказавшаяся в аналогичной ситуации онлайн-рация Zello продолжает существовать — вне зависимости от того, что Роскомнадзор уже заблокировал десятки ее технических серверов, IP-адресов и доменов сервиса. То есть даже без разных технических ухищрений — VPN и прокси — приложение доступно. Наверное, потому, что владельцы сервиса высказали свою принципиальную позицию. Они получили уведомление от Роскомнадзора, но решили не выдавать данные своих пользователей, так как это противоречит их политике и юрисдикции той страны, в которой они находятся.

Власти уже не первый раз вносят приложения в список для блокировки. У мессенджера Line (самого популярного в Юго-Восточной Азии), который Роскомнадзор заблокировал на тех же основаниях, это выглядело так. Сначала в список заблокированных ресурсов внесли только их сайт, потом — набор IP-адресов, технических сервисов, доменов, которые регулируют оборот информации и функционирование самого мессенджера. После этого он стал недоступен для российских пользователей. Скорее всего, потому, что компания пока размышляет, что делать дальше. Либо организовывать технические усилия для противодействия блокировке, либо, как WeChat, перекочевать из реестра блокировки в реестр организаторов и быть разблокированным.

Роскомнадзор уже обладает некоторыми техническими знаниями, при помощи которых можно воткнуть технические палки в колеса. Тем не менее, если сам владелец сервиса готов что-то поставить на другую чашу весов, то он, как показывает опыт Zello, вполне может существовать под блокировкой в России без использования VPN. То есть скачал приложение — и оно сразу же работает, несмотря на формальную блокировку в России. Все зависит от владельца сервиса. Я думаю, и у Павла в запасе есть аналогичные технологические фичи, которые позволят пользователям продолжать использовать Telegram, даже если его все же заблокируют.

Конечно, блокировка Telegram станет негативным сигналом и для рынка, и для обычных пользователей. Это станет еще одним камнем, топящим интернет-экономику в России. Она очень хорошо развивается, но весь положительный эффект от этого всячески нивелируется новыми законодательными актами и их правовым применением.

Но я не думаю, что Telegram лишится большинства своих пользователей: 80–90 % продолжат использовать его — безотносительно блокировки.