Российское правительство одобрило программу «Цифровая экономика» — по ней в 2020 году должна появиться национальная система фильтрации трафика при использовании интернета детьми. Как пояснили в «Лиге безопасного интернета», лоббировавшей проект, несовершеннолетним пользователям запретят посещать сайты, которые не входят в заранее одобренный белый список.

The Village пообщался со специалистами интернет-отрасли, чтобы понять, реально ли организовать контроль над трафиком и есть ли смысл к этому стремиться.

Что говорят эксперты

В российской практике широкое распространение получила модель черных списков — перечней сайтов, доступ к которым запрещен для пользователей. По такому принципу Роскомнадзор проводит блокировки отдельных ресурсов, в число которых с недавних пор также вошли VPN-сервисы и анонимайзеры.

Модель белых списков, напротив, предполагает, что контролирующие органы будут составлять перечни свободных для доступа ресурсов. В этом случае ограничения будут действовать по умолчанию, а несовершеннолетние пользователи смогут пользоваться только теми сайтами, которые прошли предварительную проверку.

Большинство опрошенных The Village специалистов сошлись во мнении, что применение модели белых списков является излишним по ряду причин. Так, в Региональном общественном центре интернет-технологий отметили неэффективность полной фильтрации трафика.


Татьяна Голубовская  директор по развитию и стратегическим коммуникациям РОЦИТ

Идея создания подобной системы относится к 2009–2010 годам, и первые опыты применения принципа белых списков в ряде стран, включая Россию, выявили огромное количество проблем. На практике дети получают доступ к крошечному количеству сайтов чисто детского контента, что не удовлетворяет их потребностей даже в образовании, не говоря уже о коммуникации и развлечениях.

Система может работать только в режиме ежедневного мониторинга всего интернета для адаптации белых списков, однако для этого потребуется почти 100 тысяч квалифицированных экспертов на постоянной занятости. Либо должна включиться система частно-государственного партнерства и саморегулирования участников некоего автоматизированного реестра, которые взяли бы на себя функции контроля и очищения белого списка от ресурсов, не удовлетворяющих критериям. Однако это искусственная функция, надстройка над уже имеющим место саморегулированием в интернете.


О саморегулировании в Сети напомнили и в «Роскомсвободе», где эту меру считают наиболее приемлемой и не препятствующей развитию Рунета. Глава организации Артем Козлюк также подчеркнул, что стоимость фильтрации трафика очень высока, а ее эффективность еще надо доказать.


Артем Козлюк  руководитель проекта «Роскомсвобода»

Того оборудования, что сейчас стоит у операторов, уже не хватает для фильтрации по модели черных списков. А модель белых списков потребует на порядок больше затрат на оборудование и нагрузку сетевого пространства. Если государство выделит несколько десятков миллиардов долларов на эти цели, частично эту модель можно реализовать. Однако бюджет понесет огромные затраты, несопоставимые с затратами на реализацию черных списков или даже «пакета Яровой». Еще одна такая денежная нагрузка на операторов связи убьет этот рынок.

Это вред для развития интернета и сетевой инфраструктуры, а также риски нарушения конституционных прав граждан на получение информации. Кто будут эти моральные цензоры, выбирающие список ресурсов, которые можно посещать? На каких основаниях они будут делать выборку?

Принимаемые меры законодательного уровня по защите детей в интернете не работают. Нам не предоставляют данные, что блокировки сайтов или слежка за пользователями привели к качественным результатам. Идет борьба с ведьмами. Заявленные цели красивые: защита детей, борьба за авторские права, — а по эффективности это равно нулю.

Была эффективна политика саморегуляции в интернет-отрасли, когда без вмешательства государства сами хостеры, операторы связи и производители контента договаривались между собой, какие виды трафика у себя хостить не стоит. На основе этой модели выросли такие большие компании, как «Яндекс» и «ВКонтакте». Если к ним обращались правоохранительные органы, то они ограничивали доступ.

Бороться с негативными факторами нужно, но надо понимать, что это не порождение виртуальной среды, а вполне реальный бизнес. Однако госорганам проще отчитаться, сколько ресурсов заблокировано. Ограничивая доступ к одному сайту, который производит что-то незаконное, мы одновременно ограничим доступ к тысяче добропорядочных ресурсов. Из-за одного незаконопослушного гражданина мы разрушаем весь многоквартирный дом.


В Rambler & Co подтвердили, что создание белых списков — «это не рационально, субъективно и может привести к злоупотреблениям». При этом остается неясным, кто и как будет составлять списки разрешенных ресурсов. Так, Роскомнадзор неожиданно заявил, что вопрос о фильтрации интернет-трафика не входит в компетенцию ведомства.

В свою очередь, ряд экспертов предлагают решать проблему противоправного контента в офлайне, напоминая, что любые блокировки в интернете можно обойти.


Константин Анкилов  генеральный директор «ТМТ Консалтинг»

В случае белого списка под ограничения может попасть все, что сочтет необходимым перекрыть тот, кто будет у рубильника. Предлагается механизм, при котором нужно подтверждать, что твой сайт не вредоносный. То есть через новую процедуру должен пройти каждый вновь создаваемый сайт. И неясно, как быть с зарубежными сайтами: кто-то должен проверить весь мировой интернет. Так что инициатива оправдана только для определенных организаций, но такие решения давно существуют и применяются.

Безусловно, несовершеннолетних необходимо защитить от определенного вида контента. Для этого существуют и широко применяются системы родительского контроля — это задача родителей и воспитателей.


Евгений Лобанов  исполнительный директор AGIMA

Реализовать такую систему возможно, но вот обеспечить в ней полную безопасность будет практически нереально, поэтому смысла в ней маловато. Родители сами должны решать, какие сайты могут посещать их дети. Для подобного регулирования существуют программы родительского контроля, позволяющие ограничивать контент. Государственный контроль за поведением детей онлайн — это всего лишь костыли. Настоящим решением может стать глобальное повышение IT-грамотности всего населения. Тем более что любую систему все равно можно вскрыть. И многие школьники способны обойти даже самую изощренную защиту.


Что говорят операторы связи

Мнение «большой тройки» сотовых операторов разделилось. Так, в МТС идею фильтрации трафика восприняли негативно. В числе аргументов против белых списков вновь прозвучали высокая стоимость и неэффективность такой меры.


Дмитрий Солодовников  пресс-служба МТС

Считаем подобные инициативы вредными, способными нанести ущерб абонентам из-за возможного снижения качества доступа в интернет, а также урон всей телеком- и ИТ-отрасли из-за необходимости отвлечения огромных ресурсов на реализацию малоэффективных решений по фильтрации трафика вместо того, чтобы инвестировать в цифровую экономику и строительство 5G.


В свою очередь, в «Мегафоне» и «Вымпелкоме» рассказали, что уже несколько лет предоставляют услуги по регулированию контента для детей. В частности, «Мегафон» использует комплексный подход, комбинируя черный и белый списки для надежной защиты несовершеннолетних от вредных ресурсов.


Дмитрий Петров  директор по работе с госорганами компании «Мегафон»

Родители должны иметь инструменты, позволяющие ограничить детей от опасного контента. Абонентов-детей небольшое количество, если мы говорим о заключении договора прямо с ребенком. Как правило, сим-карта приобретается для телефона или планшета ребенка родителями. Когда мы это понимаем, мы предлагаем родителям механизм управления, чтобы детям был недоступен вредный контент. Эти решения у нас есть, там миллионы добросовестных сайтов.

У нас применяется комбинированное решение — белый и черный списки. Помимо традиционного протокола HTTP, есть шифрованный протокол HTTPS, поэтому не всегда оборудование может определять содержание информации, которая там передается. Часто бывают редиректы с разрешенных сайтов, например в рамках баннеров. Для того чтобы этих ситуаций не происходило, отдельно ведется черный реестр.

Как эту систему накатить на весь интернет, я не представляю. Наши инвестиции, которые вкладывались в эту систему, основаны на том, что эта потребность (защитить детей от опасного контента. — Прим. ред.) является высокой со стороны взрослых людей. Если это сделать обязательным, то от этого ситуация никак принципиально не изменится. Очевидно, что сознательный родитель и так идет в этом направлении, а несознательный просто не скажет, что это сим-карта ребенка.

То же самое касается фиксированного интернета, когда абонентом выступает взрослый человек, и уже в квартире интернет через Wi-Fi раздается на разные компьютеры. Нельзя дать на квартиру «детский интернет», это решение должно применяться в рамках работы отдельных устройств. Какое-то уникальное решение, которое будет отделять ребенка от взрослого, — это нерешаемая задача.