В 1917 году Марсель Дюшан был готов сотворить самый значимый шедевр искусств двадцатого века. Для этого он отправился на свалку и нашел там никому ненужный старый писсуар. Замечательная штуковина, подумал мэтр. Вскоре в Нью-Йорке состоялась выставка, на которой Дюшан выступил с экспонатом, названным "Фонтан". Это был тот самый писсуар, на котором теперь красовался его автограф. На возмущенные вопросы посетителей он отвечал, что "это - искусство". 

С тех пор прошел почти век. В роли фонтана побывали практически все изделия, вышедшие из-под рук человека. Например напиток Coca-Colа или суп мгновенного приготовления Campbells. В зависимости от настроения художника, объектом искусства становились самые разные вещи. Если художник переживал из-за войн, то он выставлял "госпожу противопехотную мину", если же он думал, что в мире ничего кроме секса не осталось, то он дрожащими руками лепил из различных материалов фигурки пениса - мужского детородного органа. Однако, так или иначе, это продолжало быть искусством. Только очень высоким. О нем нам зачастую повествуют ученые гуманитарных наук. Вот такие:

А вот всякие жизнеподобные картины и другие образчики старомодного искусства оказались на задворках культуры. Вот, например, в Москве такими "задворками" считается славная улица "Старый Арбат". Там этого добра навалом. Летним деньком, когда гуляешь по Москве и ненароком оказываешься на Арбате, можно наблюдать как интуристы с любопытством разглядывают шедевры национальной сокровищницы России. Они потрясены. Они готовы платить за это деньги. Соседи им не простят, если они, вернувшись из России, не смогут показать какого-нибудь особенно уникального сувенира. Степени уникальности в этом случае имеют свою, сложившуюся за века, иерархию.

Прикупив батарею матрешек, турист оказывается готовым перейти на новый уровень. Тогда он тянется к стайке художников, обещающих изобразить его лик в наиболее самобытной манере. И пока мастер точными движениями рук набрасывает первые штрихи портрета, турист может наблюдать выставленные напротив картины других художников. Старомодное искусство переживает здесь свой очередной ренессанс. На Арбате собрана живопись, способная удовлетворить самого привередливого ценителя. Если потрудиться, то среди этого изобилия можно найти нечто ценное и редкое. Например художника, полотна которого снискали славу среди членов кружка почитателей Сезанна в штате Алабама, США. Другой может оказаться лучшим в России последователем художественной техники Ильи Глазунова. Даже справка есть.                    

С фотографией, антиквариатом и прочим хрусталем - та же история. - Вам помочь с выбором?- Да, скажите, а что это?- О! Этот горшок с филигранью - просто мечта!                                                                                       

После того, как Марсель Дюшан выставил свой "фонтан", на Арбате не осталось вещи, которую можно было бы смело назвать арт-объектом. Все меркнет перед писсуаром с автографом. Старомодное искусство обесценилось. Пошло на сувениры. Что можно найти в Москве, что привело бы в трепет самого Джексона Поллока? Ведь после дадаизма можно дойти до того, что нарисовать контур яйца и спровоцировать ассоциацию с мобильной телефонной связью. Искусство стало искусством взломанного контекста. Если что и уносить ценное с Арбата, так это фотографию того, как вы сидите в "Сбарро" и едите стандартный "обед номер 1". И, ради Бога, не трогайте памятник Шалвовича!