Первого июля прошлого года в Москве, впрочем, как и по стране, закрылись все казино и залы игровых автоматов. Больше не манит звоном монет «Золотой арбуз», не развлекают публику в «А-клубе» Дмитрий Дибров и Ксения Собчак, не подмигивают проезжающему мимо кортежу премьер-министра неоновые огни казино «Метелица».

       

    Старик за игрой в покер. Фотография Mad Skillzz

      

Официальный запрет не стал достаточно веской причиной для владельцев казино, чтобы оставить свой бизнес. Слишком ярко горит огонь в глазах людей, спускающих заработанные и одолженные деньги в заведениях вроде «Суперслотс», а регулярные новости о закрытиях подпольных заведений недвусмысленно намекают на то, что деятельность казино вовсе не свернулась и не переехала в специальные игровые зоны где-то на краю света (единственное легальное казино в России 30 января открылось в т.н. Азов-сити на границе Ростовской области и Краснодарского края).

The Village нашел управляющего нескольких залов игровых автоматов в Москве и в условиях строжайшей секретности попросил рассказать о нынешнем положении игровых залов.

   

     

Мистер Джокер: Я попал в этот бизнес ещё 10 лет назад, когда всё легально было. Начинал с оператора игрового зала, теперь я управляющий нескольких клубов.

Владельцы таких клубов — это, в основном, очень и очень серьёзные структуры, а суммы, которые раньше платили в налоги, сейчас увеличились вдвое и идут они всевозможным крупным начальникам. Кормушку этим людям, благодаря новому закону, сделали прекрасную. Если раньше налог был $250 с аппарата, то сейчас это $500, которые идут в конкретные руки. Общая сумма соизмерима с арендой хорошего помещения на первой линии Тверской улицы, то есть ты платишь такую своеобразную аренду. Хозяевам один такой зал в месяц приносит где-то $200–300 тыс. чистыми.

Полный запрет привёл к тому, что сейчас залов в Москве где-то около сотни. В центре, конечно, меньше, потому что там и платить надо больше. А облавы с закрытиями, которые время от времени мелькают по центральным каналам — просто показуха, когда надо кого-то закрыть для статистики. Закрывают, в основном, одиночек. Да и они открываются через два дня. Происходит это, конечно, не случайным образом. Не тому занесли, например. Заносить в какое-то одно отделение милиции деньги — это считай ты уже закрыт. Потому что какому-нибудь УБЭПу абсолютно плевать на твое отделение милиции.

Весь бизнес держится на звонках. То есть у любого уважающего себя большого зала была карточная система со списками контактов всех игроков. Естественно, всё происходило по звонку: «Василий Львович, мы открылись там то, с удовольствием вас ждём». Вот, кстати, сегодня вновь открылось одно известное ранее казино. Открылись и своей клиентской базе рассылают смс: «Ждём с удовольствием, фуршет-банкет, всё как раньше, даже ещё лучше». Если раньше рассчитывали, что и с улицы кто-то придёт, то сейчас идёт борьба за эти списки. Клиентские базы перекупают за бешеные деньги, причём у какого-нибудь там сраного охранника. Например, один бывший охранник казино «Метелица» получает сейчас с одного зала по миллиону рублей за то, что предоставил клиентскую базу и не передаёт её дальше. Ему хорошо.

К нам ходят разные люди, но могу сказать точно — в моих залах водопроводчик Леонид не проигрывал зарплату. Как правило, играет там толстый Ваха на С-классе с какой-то проститутской наружности блондинкой, который проигрывает черт возьми откуда взятые деньги. Жалости к таким я не знаю.

На самом деле я могу даже сказать, с чего это начало всё разваливаться. С чего законы приняли такие недобросовестные. Два игрока с известным именем начали всем подряд раздавать лицензии. Появились залы по 10 автоматов где-то на рынках, потом «столбики» на улицах появились, в которых бабушки проигрывали пенсии. Потом всю мелочь прикрыли и оставались уже только серьёзные фирмы с солидными офисами, с дорогими наёмными топ-менеджерами, со всем этим офисным планктоном. То есть это не полубандитский бизнес, это честный бизнес, который платил налоги. А сейчас разве что штат сократили раз в 10 и теперь вместо огромного здания у нас просто особняк в центре.

Легальные зоны — это утопия. В Азов-сити построили только одно казино, мне показывали смету какую-то невероятную, что-то вроде 60 млн., а ей же грош цена — 3 миллиона. Полный бред. Вложений во всю инфраструктуру, если там и правда хотят сделать какой-то Лас-Вегас, — многие и многие миллиарды долларов: аэропорты, дороги, гостиницы — всё. Насколько я знаю, срок отбива при этом около 30-ти лет, а лицензию дают всего на 10. То есть может они конечно её и продлят, но могут и завернуть запросто. У русских игроков столько денег нет, чтобы вкладывать туда, даже у самых серьёзных. Да и кто туда ездить станет, в этот Азов-сити.

Сам я уже подумываю о том, чтобы сменить род деятельности. Последние 10 лет в трудовой книжке только эти самые структуры указаны. Тяжело, скажем так. Потому что когда приходит такое резюме, 10 лет хоть и в управлении, но все с опаской относятся. Хотя это мало чем отличается от управления, например, сетью баров. Да и скорее всего, сейчас будут всё больше и больше закручивать гайки, и бизнес уйдет совсем уж в глухое подполье, а в таких условиях мне не хотелось бы уже этим заниматься.

На этой неделе выйдет вторая часть статьи о запрещенных играх, в которой The Village расскажет о подпольном покере.

     

Материал подготовил Андрей Зайлер