Камергерский. Здесь я работаю уже четвертый год — благодаря чему, в принципе, видел всю эволюцию пятизвездной компании и еще много вещей видел. Кидаю от сильной скуки и могучей жажды признания (здесь я ставлю смайлик) годовалый стих про него. В принципе, актуальный. Или нет?

Вот мерцает вывеска.

Из ресторана бабы вылезли.

Трут: резина, изморозь.

Мат на люди вынесли.

Ниже в уши льет вокал

ВИА «Хиппо-капитал».

Давно погибли за металл.

Черт. Я в Ленинград попал?

Подальше родилась коммуна яппи.

В «Пять звезд». За фрэшем. Перед пати.

По соточке за соки-воды платят –

Снять жажду нынче стоит катю.

Потом важнейший виден МХАТ.

Матроскин ссыт по ветру, гад.

К нему толпа, из пар отряд

На выходном: амбре, смагард.

Кончается прогулочная улица

Отжаренными термоядерной методой курицами.

И дисками (сворую рифму «Братьев Грим», ларьковым воплем их гоним)

С цыганочкой Кустурицы.

Кустурицу перед прощаньем с переулком

Возьмет и яппи, и бабье – всех в дурку!

Или в леса, где урки-мурки.

И дурку, и тюрьму нам всем построят турки.

Могучие строители турецкие

Отстроят развлекательные центры, институты Сербского.

Пойду лечиться, заливать лекарство – время детское.

Я знаю госпиталь. Там вывеска мерцает резкая.