Смешно вспоминать, но года полтора назад самой возмутительной новостью мне казалась тогдашняя инициатива правительства снизить беспошлинный лимит на посылки из интернет-магазинов. Точные цифры не вспомню — с 1 тысячи то ли до 200, то ли до 150 евро, уже и неважно. Я получала среднюю по меркам Петербурга зарплату и запросто могла позволить себе то, что, по моим меркам, является роскошью избытка. То есть, например, покупку платья от Дианы фон Фюрстенберг (250 евро) и пары туфель Chie Mihara (250 евро) — с оплатой доставки и брокерских услуг, если речь шла о DHL (менеджер данного почтового оператора в конце концов начала узнавать меня по голосу). В отечественных магазинах — и онлайн, и офлайн — выбор забугорных марок был меньше, а цены — больше. 

Отечественные же дизайнеры мне казались чем-то вроде «АвтоВАЗа» или яиц Фаберже: либо дорого, либо неопрятный хенд-мейд. Скандинавские минималисты, антверпенская шестёрка, молодёжь с Not Just a Label, Рей, Стелла, Гарет — вот кто был предметом вожделения. 

Впрочем, и остаётся — изменились возможности. Крым стал нашим, последовали санкции, нефть подешевела, а евро подорожал. Моя зарплата стала ощутимо меньше совокупной стоимости платья от Дианы фон Фюрстенберг и пары туфель Chie Mihara — теперь я могу себе позволить рукав от платья или одну туфлю (или финальную распродажу — только хардкор); доставка в отдельных интернет-магазинах стала превышать цену товара, а некоторые и вовсе прекратили работать с российскими клиентами. Вдобавок в магазинах лихо подорожали и подурнели продукты, а есть что-то надо, сапогами от Джейкобса не пропитаешься. Отдавая за коробку пластмассовых помидоров черри и рукколы, взрощенной где-то в Ленобласти (на вкус — бумага, приправленная майонезом) 400 рублей, я чувствовала себя несчастной. Кукольный мир шопоголика полетел ко всем чертям. 

Наглядно стремление моих покупательских способностей к нулю продемонстрировал пиджак от J.W. Anderson: в интернет-магазине MatchesFashion цены транслируют и в евро, и в рублях — так вот, в течение пары недель вещь подорожала для российских покупателей примерно на 10 тысяч рублей (для европейских — ни на цент), потом чуть отыграла, снова подорожала, подешевела... Наблюдать за этим — своего рода дзен: как лисе — за вороной с кусочком сыра.

И вот тогда, побродив по отечественным офлайн- (8-store, Design'Rium, Russian Room и прочим — и нет, они мне не платили за рекламу) и онлайн-магазинам (DressOne, Click-boutique, Mascva.ru и прочим — и эти не платили), я поняла, что мимо моего высокомерия прошло много прекрасных имён и названий. NNedre шьёт отличные бадлоны/водолазки — на вид что твой T by Alexander Wang; холодные аскетичные вещи Аси Мальберштейн легко принять за произведение шведского или датского дизайнера; у Лизы Одиноких — стёганое полупальто не хуже, чем от Etoile Isabel Marant; ученик Леонида Алексеева Роман Дроздов в рамках арт-проекта «Гнездо» делает и чудные, и чудные кенгурухи с православно-языческими мотивами; дуэт osome2some шьёт пальто небесной красоты. Parpar, Ксюша Райкова, Inspire, Нина Штеренберг, Натали Лескова и так далее. У героев книги Софии Азархи «Модные люди» — десятки преемников, и это только петербургские марки — про столичные даже начинать не буду. И главное, меркантильное: стоит всё это роскошество в два-пять-десять раз дешевле самых скромных брендов с той же платформы Not Just a Label. 

Понятно, что полно при этом и ситцевой клюквы, и инфантильной ерунды, и пошлого шовинизма типа кампании «Носи русское»; умельцы строгают из дешёвых тканей откровенного Рика Оуэнса или Marques'Almeida для бедных. Пусть цветут все цветы. Понятно, что лёгкая промышленность дышит на ладан и будущее нашей, едва вставшей с колен, моды — туманное.

Но пока помидоры — пластмассовые, чиновники — бессовестные, мозги — утекающие за рубеж, а нефть и газ — главное достояние, выбора нет, можно гордиться хотя бы тряпочками.