На два дня у лондонцев сменилась главная тема для разговоров: вместо обычного обсуждения погоды все говорили о том, как именно они передвигались по городу. Причиной стала забастовка работников лондонского метро, длившаяся 48 часов. Профсоюзы Rail, Maritime and Transport (RMT) и Transport Salaried Staffs Association (TSSA) провели двухдневную забастовку, пытаясь добиться отмены решения о закрытии билетных касс, что приведёт к увольнению почти тысячи сотрудников метрополитена. Руководство лондонского метрополитена настаивает на том, что эта мера нужна для модернизации системы и даст экономию в 50 миллионов фунтов ежегодно.

Забастовка метро не означала его полного закрытия, ведь по контракту с метрополитеном профсоюзы были обязаны обеспечить «минимальный уровень обслуживания». Полностью закрытыми оказались 80 из 270 станций лондонской подземки, а большинство веток продолжали работать на некоторых отрезках. Но в час пик этого оказалось достаточно, чтобы серьёзно осложнить передвижение лондонцев и туристов по городу, ведь число поездов было сокращено на 70 %. В результате в час пик вместо двухминутных интервалов поезда ходили раз в десять минут, а на станциях скопились толпы людей. Многие не смогли попасть в подземку вообще (в случае переполнения платформ станций вход на них перекрывался) и были вынуждены воспользоваться альтернативными видами транспорта.

Отлучение от подземки: Александр Кокшаров о забастовке в лондонском метро. Изображение № 1.

«Кошмар, я 45 минут стояла в очереди, дожидаясь посадки в автобус! Если бы я сразу пошла с вокзала пешком, то за это время дошла бы до офиса!» — сокрушалась моя коллега Кэролайн, опоздавшая в итоге на работу на полтора часа. По данным лондонских властей, 86 % горожан, которые обычно пользуются для оплаты проезда смарт-картами Oyster, в первый день забастовки воспользовались ими. Но, скорее всего, для проезда не на переполненном в эти два дня метро, а на автобусах, поездах городской надземки Overground, лёгком метро DLR в восточном Лондоне или же на пригородных электричках в пределах города. И тут больше повезло жителям восточной части города, которую обслуживают автоматизированные поезда DLR, передвигающиеся без водителей, и части города к югу от Темзы, в которой почти нет метро, поэтому жители обычно добираются в центр на пригородных поездах. Не сильно пострадали и живущие на окраинах Лондона: они также могли добраться до центра на электричках.

 

  

из-за пробок и плохой погоды водители вели себя агрессивно, нарушали правила, блокировали перекрёстки и сигналили

  

 

В первое утро забастовки я решил воспользоваться городским прокатным велосипедом Barclays Cycle Hire, который лондонцы называют «борисопедом» (Boris bike) по имени мэра Бориса Джонсона, при котором был запущен прокат. Но та же идея, похоже, пришла в голову многим: прогулка до станции проката, где были свободные велосипеды, заняла у меня примерно 15 минут. В среду количество взявших напрокат велосипеды выросло в два раза. Моя тридцатиминутная поездка в сторону офиса была куда менее приятной, чем обычно: дороги были перегружены автомобилями и велосипедистами, причём все участники вели себя нервно, хотя и соблюдали правила дорожного движения. Приехав на работу, я столкнулся с другой проблемой: все близлежащие станции проката велосипедов были заполнены. Пришлось ждать, пока на станции появится желающий взять велосипед в прокат и освободит парковочный док.

Прокатный велосипед спас меня и вечером первого дня забастовки, и утром четверга. Но в четверг вечером в Лондоне шёл дождь, поэтому пришлось спуститься в метро. Поезд пришёл быстро, но высадил всех пассажиров за две станции до нужной мне. Я решил не ждать десять минут следующего на переполненной платформе, а воспользоваться «борисопедом», ведь дождь сменился лёгкой моросью. Несмотря на то что ехать мне оставалось всего минут десять, было некомфортно: из-за пробок и плохой погоды водители вели себя агрессивно, нарушали правила, блокировали перекрёстки и сигналили. 

Отлучение от подземки: Александр Кокшаров о забастовке в лондонском метро. Изображение № 3.

По оценкам Лондонской торговой палаты, потери экономики города из-за забастовки составили 60 миллионов фунтов в день. Особенно пострадали туроператоры и магазины. И правда: вечером в среду я заходил в книжный магазин Foyles в центре города, и там было непривычно пусто. На мой вопрос об отсутствии покупателей продавец ответил: «Сегодня просто ужасный день, покупателей нет вообще».

В обычные дни лондонский метрополитен перевозит около 4 миллионов пассажиров. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в своём микроблоге Twitter назвал забастовку «позорной» и отметил, что она доставит проблемы миллионам лондонцев. Но в ответ критики напомнили ему, что в забастовке виноваты не только профсоюзы, но и мэр города Борис Джонсон, до выборов обещавший сохранить билетные кассы метро, но после выборов забывший о своих обещаниях. 

 

  

Сам лондонский градоначальник
в дни забастовки ехал на работу
не на велосипеде, как обычно,
а в переполненном метро

  

 

 Он подбадривал стоявших в очередях на поезд пассажиров и благодарил тех сотрудников метрополитена, которые вышли на работу, несмотря на забастовку. Но идти на уступки он отказывается: по мнению мэра, при наличии билетных автоматов держать открытыми кассы невыгодно. 

Действительно, билетный автомат стоит дешевле и даже может общаться с пассажирами на разных языках. Но противников перемен хватает всегда. В том же Лондоне две сотни лет назад луддиты крушили станки, из-за которых ремесленники лишались своих рабочих мест. Но станки были эффективнее и в итоге победили. Скорее всего, победят и билетные автоматы. Но пока Лондон готовится к следующему раунду забастовки — ещё 48 часам нарушений работы метрополитена на следующей неделе.

Фотографии: ИТАР-ТАСС