На Онежской улице на севере Москвы установили первые пять умных японских светофоров Artemis. Система анализирует трафик и регулирует плотность потока — проще говоря, чем длиннее пробка, тем дольше горит зеленый. По подсчетам, Artemis позволяет на 40 % сократить время движения автомобилей в центр города в утренние часы.

Светофоры стали частью российско-японского пилотного проекта по созданию комфортной городской среды. При этом внедрять на постоянной основе иностранные технологии в Москве не планируют. Цель властей — изучить опыт мировых мегаполисов и придумать собственный способ борьбы с пробками.


Японские специалисты подсчитали, что, если все московские светофоры заменить умными, можно будет сэкономить 10 миллионов рабочих часов — а это 6 миллиардов рублей в год. К тому же сократятся выбросы выхлопных газов.


The Village обсудил проект с его авторами и независимыми экспертами и узнал, правда ли новые светофоры могут спасти нас от пробок.


Пресс-секретарь цодд

Главное преимущество японских светофоров — возможность автономного управления дорожной ситуацией. Система прогнозирует количество транспорта и регулирует потоки на основе информации о трафике, которая поступает в режиме реального времени. Уже сейчас сократилось время ожидания на перекрестках, особенно для общественного транспорта.

В Москве уже давно есть своя система по стабилизации заторов — интеллектуальная транспортная система, которая управляется ситуационным центром ЦОДД, поэтому нельзя сказать, что японская система — это какая то панацея или новинка. Эти пять светофоров — пилотный проект, организованный за счет Японии. Тиражировать проект мы вряд ли будем: у нас есть свои умные светофоры. Их «ум» в том, что они управляются удаленно из ситуационного центра.

Данные о том, что система уже на 40 % сократила время движения автомобилей в центр города в утренние часы, несколько завышены. Наши данные — 19 %.


Сергей Канев

руководитель Федерации автовладельцев России

Умные светофоры — это часть интеллектуальной транспортной системы города, в нее входят также системы отслеживания трафика, видеокамеры. Это все работает в совокупности, вместе с соответствующими мерами наказания. К тому, что организация народного движения в Москве развивается, я отношусь позитивно, и помочь городу это действительно может.

То есть техническая возможность у нас есть, но эффективность системы зависит от того, как правительство Москвы будет ее использовать. Сейчас у нас уже установлена интеллектуальная транспортная система, над которой работали специалисты мирового уровня, в которую вложены десятки миллиардов рублей. При этом она работает только на 30 %. Официальная причина — якобы нет денег на ее обслуживание, хотя тут требуется на порядок меньше средств, уже не миллиарды рублей. Для меня это диверсия.


Андрей Карлов

главный эксперт Всероссийского общества автомобилистов

Систему управления транспортными потоками разрабатывали еще с 80–90-х годов в СССР. Но в то время не было таких мощных компьютеров, которые позволяли бы вычислять действующую обстановку, а сейчас — есть.

Японская разработка также основана на принципе адаптивного регулирования и должна улучшить пропускную способность. Это, конечно, эффективный способ повлиять на пробки в тех случаях, когда невозможно применять бессветофорное движение или расширять улицы. Но при этом важно, чтобы все работало в комплексе. Сейчас транспортная проблема уменьшается только по локальному принципу.

Такие же системы разрабатывались и у нас, но ориентация на опыт Японии во многом оправдана, потому что у них движение сложнее и напряженнее. Собственно, они подготовили опыт, а мы уже перенимаем их наработки и алгоритмы.


Обложка: stock.adobe.com – Ralf Gosch