Идеи построить в Екатеринбурге воздушное метро звучат пару раз в десятилетие. В 2008–2009 годах специалисты обсуждали постройку канатной дороги, которая связала бы Втузгородок и Юго-Западный район, но проект отклонили из-за высокой стоимости. В конце ноября на заседании Общественной палаты Свердловской области, где обсуждали празднование 300-летия Екатеринбурга, наибольшее одобрение получил очередной проект струнной дороги. Его авторы, компания SkyWay, предлагают построить две ветки фуникулеров и связать центр города с Ботаникой и Академическим. При этом никаких технических подтверждений, что проект реален, у компании пока нет.

Сомнение у горожан вызывает не только стоимость проекта и его нереалистичность. Международную компанию часто называют финансовой пирамидой, так как ее руководители ищут средства среди «народных инвесторов», обещая им заработок на процентах. Центральный банк Литвы, например, в 2014 году усмотрел в деятельности руководителя компании признаки мошенничества; аналогичное мнение высказывали эксперты из Екатеринбурга. The Village встретился с авторами сомнительного проекта, который добрался до рассмотрения на заседании областной Общественной палаты, чтобы узнать, как может выглядеть струнная дорога в Екатеринбурге — хотя бы в эскизах очередных мечтателей.

Как устроен проект

На последнем заседании Общественной палаты Свердловской области авторы проекта пообещали, что такой транспорт будет в несколько раз дешевле метро — за счет уменьшения затрат на землю, высокой износостойкости и низких эксплуатационных расходов: струны почти не нужно обслуживать, а всеми машинами управляют программы.

Они представали городскую схему транспорта по направлениям из Академического в Центр, с ВИЗа на ЖБИ и на Уралмаш, с Ботаники на Академический и с «Таганского ряда» на Восточную. Стоимость проезда над землей обещали сохранить прежней — 28 рублей, — но скорость передвижения увеличилась бы до 500 километров в час. Общественные вагоны представители компании называют юнибусами, маленькие трехместные такси — юникарами, а грузовые машины — юнитраками.

Транспорт называется струнным, потому что он движется по тонкому рельсу с арматурой внутри. Эта арматура собрана в трос и называется струной. Рельс со струной заливают бетоном и натягивают между опор. Опоры ставят на расстоянии 400 метров: сверху и снизу по рельсу можно запускать вагоны, которые будут двигаться за счет электричества.

Кто его продвигает

Координирует проект «SkyWay Екатеринбург» 52-летний Аркадий и его помощник Руслан. Они говорят, что занимаются здесь общественной работой, поскольку зарплату не получают. Руслан и Аркадий встречаются с городскими властями и призывают екатеринбуржцев вложиться в проект и получить в будущем большую прибыль (а может, и не получить — ничего конкретного SkyWay своим акционерам не обещает).

«Я закончил радиофак УПИ и работал управленцем в энергетической отрасли. Пришел в SkyWay три года назад, когда начался этап народного финансирования. Я изучил его 40-летнюю историю, увидел людей, которые поддерживали эту идею, и осознал, какие возможности струнный транспорт даст для развития экономики всей планеты.

Я поверил и начал вкладывать в проект свои деньги. Сначала это были 100 фунтов. Сейчас — больше. Сколько именно, я не скажу. Но я убеждаюсь с каждым днем, что проект работает: в 2014 году были только картинки, теперь мы получили землю в Беларуси под испытания, вкопали опоры, запустили первые вагоны», — рассказывает Аркадий.

«Мне 31 год, я по образованию строитель автодорог. Нашел информацию о SkyWay в интернете, съездил в Беларусь, посмотрел на полигон и понял, что это не интернет-проект, а реальность. Я частный предприниматель, занимаюсь торговлей детскими товарами. Здесь денег не получаю. Моя работа в SkyWay — рассказывать о проекте своим близким и окружению и делать все, чтобы такой транспорт появился у нас в городе. Таких как я много: в Екатеринбурге тысячи акционеров, а по всему миру — полмиллиона», — говорит Руслан.

С какими проблемами сталкиваются строители

«В 2009 году губернатор Ульяновской области презентовал проект Дмитрию Медведеву. Президент в принципе одобрил, сказал, то это интересно, и поручил разобраться. Через девять дней неизвестные лица уничтожили наш полигон, где проходили испытания. Наверное, это в РЖД побоялись конкуренции, кто знает.

Есть люди, которые говорят, что наш полигон, трассы и юникары — это компьютерная графика. А я сам сидел внутри юникара, у меня даже фотография есть. Про наш проект рассказывали в передаче по НТВ, писал журнал „Наука и техника“, упоминали на канале CNN в Индонезии. А это весомо», — рассказывает Руслан.

«Сейчас в Беларуси есть Экотехнопарк на 36 гектарах земли, там построены образцы трасс, и технология проходит испытания. Мы ждем зимы, чтобы посмотреть, как будет себя вести техника при низких температурах и ветрах. Думаю, пройдет три месяца, и мы получим необходимые лицензии», — говорит Аркадий.

Как развивается проект в Екатеринбурге

«В Екатеринбурге я разговаривал с министром транспорта Старковым, замминистра строительства Вениаминовым, с Высокинским, когда тот еще работал в горадминистрации, Федотовым и Архиповым. Никто не против. Федотов попросил нас сделать проект в Кольцово, куда отказываются ехать маршрутки. Мы посчитали и представили проект. Вот такие предварительные разговоры идут у нас уже в течение двух лет.

Строительство одного километра пути в Екатеринбурге будет стоить 3 миллиона долларов. Если сравнить участок планируемой ветки метро с нашей технологией, то общая стоимость будет 6,7 миллиардов рублей — против 90. В эти семь миллиардов включена стоимость подвижного состава», — рассказывает Аркадий.

Зачем проекту инвестиции

«Инвестиции нужны для строительства демонстрационных центров, где технологии прошли бы лицензирование. У нас есть крупные инвесторы с миллионами долларов, но мы их не можем называть, потому что они при власти. А может, таких людей и нет. На самом деле, сейчас все решают микроинвестиции, потому что большие деньги не любят риски», — говорит Аркадий.

«Вы спрашиваете, сколько я привел в проект людей, — но это ведь неважно, это нюансы. Всем интересно показать нас как финансовую пирамиду, а мы строим новую экономику — люди инвестируют в проект, а взамен получают доли в уставном капитале компании. У нас есть реферальная программа, и акционеры получают бонусы, если привлекают других. Пирамида же привлекает участников под большие проценты, и люди зарабатывают за счет новичков. У нас никто пока денег не получает: доли превратятся в акции, а по акциям, потом, когда все построят, будут выплачивать дивиденды. Мы никаких цифр прибыли не называем, а предлагаем людям положиться на интуицию.Так же точно ведь происходило в компании Apple: люди занимались своим делом, получили инвестиции извне и создали новую эру интернета. Интернет — это автоматическая доставка информации, а мы в свою очередь занимаемся автоматической доставкой грузов и пассажиров», — говорит Руслан.


Фотографии: Skyway