Несмотря на то что интернет-знакомствам столько же лет, сколько самому интернету, за последний год нападки психологов и социологов на сервисы онлайн-знакомств участились. По их мнению, эти сервисы сейчас приносят больше вреда, чем пользы. В своей статье «The review of the Ugly Truth and Negative Aspects of Online Dating» («Неприглядная правда и негативные аспекты онлайн-знакомств») маркетологи и лекторы MBA Эйнджел Вонг Энки и Рашад Язданифард суммировали все исследования о недостатках сайтов знакомств, опубликованные за последние несколько лет.

Список претензий длинный, и вот лишь несколько из них: во-первых, люди друг другу врут (например, о том, что свободны), что нередко приводит к разводам, изменам и другим неприятностям. Во-вторых, сайты знакомств вам тоже врут, потому что алгоритмы подбора якобы подходящих вам партнёров ни на чём не основаны: нет никаких доказательств того, что в жизни вам понравится человек, который, как и вы, любит The Rolling Stones и суши. В-третьих, онлайн-знакомства приводят к увеличению числа сексуальных партнёров, что повышает риск заболеваний, передающихся половым путём. В-четвёртых, встреча на сайте знакомств обязывает к более быстрому, чем в реальной жизни, развитию отношений, что не всегда идёт им на пользу.

Автор одного из исследований, приведённых в статье, заключает, что онлайн-дейтинг расширяет возможности найти пару для тех, кто живёт в маленьких городах, но остальным лучше держаться от него подальше, потому что иллюзия неограниченного выбора партнёров разрушительно действует на способность к созданию крепких отношений.

Американский журнал Vanity Fair в своём сентябрьском номере тоже опубликовал разгромную статью о том, как двадцатилетние жители Нью-Йорка, подсаживаясь на постоянное перелистывание лиц в приложении для знакомств Tinder, перестают ценить другого человека, легко заменяя одну симпатию на другую и отказываясь в конце концов от вдумчивых отношений ради одноразовых. Американские психологи даже ввели в обиход понятие Attention Deficit Dating (ADD) — неспособность в период ухаживаний развить эмоциональную привязанность к одному человеку из-за иллюзии (которую создаёт интернет), будто всегда есть кто-то чуточку лучше того, с кем вы уже идёте на свидание в эту пятницу.

Специально для The Village Александра Шевелева на целый месяц погрузилась в мир онлайн-отношений и узнала, почему в XXI веке найти нового партнёра в интернете как никогда просто, а счастье — как никогда сложно. 

Поиграй со мной

«Около 10 % интернет-аудитории постоянно находится на одном из сервисов знакомств, — говорит Сергей Сигитов, бывший директор по продукту Mamba и сооснователь сервиса мусульманских знакомств MyDiaspora. — И количество пользователей онлайн-дейтингов будет только расти: во время кризисов люди хотят углубиться в эмоциональную сферу, компенсируя свои переживания. Во время предыдущего кризиса 2008 года Mamba и сама по себе росла, и количество пользователей и длительность сессий увеличивались».

У приложения Tinder более 50 миллионов пользователей по всему миру. По приблизительным оценкам опрошенных экспертов, количество его российских пользователей — около 200 тысяч. Конечно, эту цифру не сравнить с паствой таких российских гигантов, как Mamba (21 миллион зарегистрированных пользователей), LovePlanet (19 миллионов) или Badoo (примерно 20 миллионов), но, в отличие от них, Tinder вывел онлайн-дейтинг из категории неловкого занятия для отчаявшихся в социально одобряемую практику, к которой прибегает ваша френдлента.

Наверное, главное отличие Tinder от других сервисов знакомств заключается в том, что оно превратило поиск симпатичного человека в весёлую игру: в соответствии с категориями поиска приложение выдаёт набор фотографий, среди которых как будто надо угадать того, кому ты тоже приглянешься. И только если симпатии совпали, откроется окошко для переписки — или будет предложено листать людей дальше. Это так и называется — «продолжить игру».

«В Tinder есть несколько категорий людей, которых тебе показывают, — объясняет эту механику Сергей Сигитов. — Тех, кто лайкнул тебя, обязательно подмешивают с интервалами в эту же сессию (cессией называют каждый заход пользователя в приложение. — Прим. ред.). Красивых больше лайкают. Тех, кого лайкают больше, автоматически показывают чаще».

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 1.

По словам опрошенных мною пользователей Tinder, на эту «игру» быстро подсаживаешься. «Онлайн-знакомства — это настоящая зависимость. Каждую ночь я дочитывала книжку и обещала себе, что пойду спать, — говорит Лилия (маркетолог, 31 год). — Вместо этого я брала в руки телефон и смотрела: ну-ка, какие там новые мужики?»

«Аддиктивность (способность вызывать зависимость. — Прим. ред.) — один из важнейших параметров таких сервисов, как Tinder, — подтверждает Сергей Сигитов. — На чужие фотографии можно кликать бесконечно. Вообще, на сайтах знакомств люди находятся не для знакомств, а для эмоций: 30 % пользователей вообще ни с кем не встречаются, только переписываются».

Но принципиально Tinder, по мнению экспертов, ничем не отличается от других онлайн-дейтингов. «У Tinder прежде всего очень грамотный пиар, в остальном же каких-то отличительных механизмов я не вижу, — говорит Андрей Сас, консультант сервисов для знакомств. — Что же касается игры в „нравится / не нравится“ (перелистывание фотографии вправо или влево в зависимости от того, симпатичен ли человек, изображённый на ней, или нет. — Прим. ред.), то тут логика показа сложная, и ориентирована она на то, чтобы максимальное число людей получили взаимные симпатии. Некоторые сервисы даже утверждают, что умеют по ответам пользователя показывать, например, белокурых девушек тем, кто чаще говорит „да“ блондинкам».

«В Tinder для того, чтобы ускорить процесс, парни лайкают вообще всех, поэтому девушка средней внешности, лайкнув почти любого парня, получает „мэтч“»

Большинство же сайтов для знакомств (Mamba, Badoo, LovePlanet) представляют собой набор анкет, которые выводятся для показа в соответствии с заданными параметрами (возрастом, полом, географическим положением) или по принципу совпадений ответов на вопросы психологической анкеты (OkCupid, eDarling).

«Если мы говорим про сайты знакомств с анкетами, то тут какого-то особенного принципа вывода людей нет, — добавляет Андрей Сас. — Профиль каждого пользователя постепенно спускается вниз в результатах по мере регистрации новичков, которые оказываются наверху. У большинства дейтингов есть платная услуга, которая позволяет снова подняться на вершину результатов».

«Сейчас появилось недовольство Tinder: девушки жалуются, что парни им не пишут, — добавляет Сергей Сигитов. — Дело в том, что в Tinder для того, чтобы ускорить процесс, парни лайкают вообще всех, поэтому девушка средней внешности, лайкнув почти любого парня, получает „мэтч“ (от англ. matchсовпадение симпатий. — Прим. ред.). Парень, посмотрев, что его лайкнула какая-то „Наталья, 23 года“ средней внешности, просто закрывает её профиль».

Опрошенные мною молодые люди, которые пользуются Tinder, действительно признаются, что нередко используют такую тактику: «У меня был самоуничижительный период, когда я свайпал (от англ. swipe — пролистывать. — Прим. ред.) всех подряд вправо, чтобы по ответным свайпам угадать своё число, — признаётся Тимур (глава IT-подразделения, 29 лет). — У американцев же есть что-то типа рейтинга на брачном рынке — hotness scale от 1 до 10: страшный, норм, хот, ультрахот, находка».

При этом девушки лайкают только тех, кто им действительно нравится, и быстро разочаровываются, не получая сообщений от людей, с которыми симпатии якобы совпали. «Спустя пару месяцев пребывания в Tinder и собрав более ста мужчин, которые лайкали мои фотографии и молчали, не проявляя особой инициативы, я удалила приложение и начала знакомиться вживую: в пробках, на работе, на прогулке в Битцевском парке и в самолётах. Это гораздо интереснее», — рассказывает Марина (сотрудник университета, 30 лет).

Конкуренты не преминули воспользоваться этим недостатком Tinder, поэтому следующее поколение онлайн-дейтингов — это так называемые сервисы on-demand (Clover, Whim, Pure и HowAboutWe), которые в высшей степени функциональны: они придуманы только для того, чтобы назначать реальные встречи с теми, кто уже согласен на них прийти.

«Люди начали ценить своё время и внимательно относиться к тому, как и на что оно тратится, особенно в онлайне, — объясняет Роман Сидоренко, создатель Pure, приложения для анонимного поиска сексуального партнёра. — Я создал Pure, потому что в какой-то момент осознал, что количество времени, которое приходилось тратить на онлайн-знакомства, сильно превышало время офлайн-общения».

Выбери меня

Средневековый французский философ Жан Буридан, комментируя «Этику» Аристотеля, с сомнением относился к тезису о существовании рациональной свободы выбора. По его мнению, если бы она была, выбор бы постоянно замедлялся оценкой его результатов, а из одинаковых вариантов и вовсе было бы невозможно выбрать. Говорят, что в подтверждение своему аргументу Буридан привёл анекдот про осла, который так и будет бесконечно мучиться выбором, стоя перед двумя одинаковыми стогами сена. Со времён Аристотеля и Буридана всё несколько усложнилось: мы живём в мире с открытым доступом к бесконечному множеству этих самых стогов.

Психолог и автор книги «Парадокс выбора: почему „больше“ значит „меньше“» Барри Шварц пошёл войной, казалось бы, на святое завоевание рыночной экономики и капиталистической системы производства — на свободу выбора. По его словам, никогда раньше человеку не приходилось принимать столько решений, сколько приходится принимать сегодня. Какой йогурт купить? Где поужинать? Когда заводить детей? В какой банк нести пенсию? Это, по его словам, нам сильно вредит: во-первых, бесконечный выбор парализует — люди стараются отложить сложный выбор на потом. Во-вторых, чем больше выбор, тем сильнее разочарование в случае неудовлетворённости им, потому что, выбрав, мы по-прежнему держим в уме все упущенные возможности. В-третьих, в бесконечном количестве вариантов наши ожидания неуклонно растут: если уж мы потратили столько времени на выбор джинсов, значит, они должны быть как минимум идеальными. Поэтому рецепт счастья по Шварцу прост: снизьте ваши ожидания, и вы будете приятно удивлены.

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 2.

Теория Барри Шварца хорошо подходит для анализа брачного рынка, который здорово изменил свои контуры благодаря интернету: нам стало доступно бесконечное множество потенциальных брачных партнёров — как тех, кто ходит в соседний Starbucks, так и тех, с кем мы живём на разных материках или относимся к разным социальным кругам. «Интернет вдруг показал мужчинам, что им доступны красавицы с модельной внешностью, а женщинам — что её близким человеком может быть не только Василий из соседнего подъезда, но и какой-нибудь олигарх, — объясняет Сергей Сигитов. — И людям требуется время, чтобы понять, что это всё же трудно достижимо».

Мне 31 год, а я всё думаю: зачем мне замуж? Моя мама уже орёт на меня: «Сколько можно выбирать?»

«Да, благодаря интернету знакомиться стало легче, а ресурсы знакомств стали бесконечны. Раньше такого не было, — говорит докторант факультета медиа и коммуникаций Лондонской школы экономики (LSE) Григорий Асмолов. — Бесконечный ресурс, в принципе, предполагает бесконечный поиск: если рынок расширяется, значит, появляется постоянная необходимость проверять, не появилось ли на нём лучших товаров».

«Если честно, я против Tinder: это жутко развращает и без того развращённый современный ум, — говорит Лилия (маркетолог, 31 год). — Слишком много красивых, модных, хороших, сексуальных. А когда ты путешествуешь, перед тобой уже нет границ: тебе с любого конца земли напишет мужчина, и ты можешь поехать к нему в гости. Я и сама продукт этого развращения: мне 31 год, а я всё думаю: зачем мне замуж? Моя мама уже орёт на меня: „Сколько можно выбирать?“»

Жанна Тихонова, директор по развитию eDarling, «сайта знакомств для серьёзных отношений», считает, что онлайн-дейтинги тут не виноваты: «Я не соглашусь, что сайты для знакомств развращают. Скорее, все люди разные, а современные технологии вываливают на нас разнообразие, о котором мы, может, и не хотели знать, — но это не значит, что его нет». «Мне не близок подход, согласно которому интернет рассматривают как врага, виновного в моральном разложении общества, — говорит и Григорий Асмолов. — Сложность выбора была всегда: парадокс буриданова осла появился не во времена интернета».

Однако проблема заключается в том, что каждый из нас хочет иметь выбор, но мало кто задумывается, что, принимая участие в нём, мы соглашаемся одновременно быть и объектами чужого выбора.

«Онлайн-дейтинги вообще сильно меняют подход к отношениям: они убивают уникальность партнёра, — говорит Андрей (финансовый консультант, 29 лет). — За десять минут ты можешь просмотреть сотни совершено разных девушек, а в реальной жизни на это понадобился бы год. Вначале кажется, что это глупость, но потом в голове постоянно присутствует мысль об альтернативах. Нет даже желания бороться, преодолевать, потому что ты знаешь: на сайте бесконечный поток, — и поэтому при первом же косяке соскакиваешь. Косяк может быть любой: не приехала, когда звал, не пошла в кино, много звонит, мало звонит. Ещё пугают глупые женщины, которые наваливаются на тебя с любовью на втором свидании».

С Андреем согласна и Марина (сотрудник университета, 30 лет): «Когда ты лайкаешь в день по 10–20 человек, то какая тут, к чёрту, уникальность? Все мы становимся заменимы». «Когда человек — неважно, мужчина или женщина — имеет возможность познакомиться и начать отношения с миллионами других людей не вставая с кресла, а иногда и вести переписку сразу с несколькими десятками потенциальных партнёров, уникальность и ценность каждых таких отношений в отдельности стремится к нулю», — подтверждает ощущения Марины и Валерия Агинская, сексолог, программный директор Центра сексуального образования Secrets.

В этом снижении уникальности каждых отдельных отношений некоторые пользователи онлайн-дейтингов умудряются даже видеть свои плюсы: «Ты точно знаешь, что найдёшь кого-то ещё, можно не стараться задержаться на одном человеке, — говорит Антон (кандидат филологических наук, 28 лет). — С другой стороны, если тебя отвергли, это больше не нанесёт тебе столько вреда: всегда есть 49 запасных вариантов в округе». 

Удиви меня

Как бы мы ни любили новые знакомства и новых подписчиков на Facebook, наша возможность держать в памяти лица и обстоятельства жизни других людей, ощущать к ним эмпатию ограниченна. Антрополог и психолог Робин Данбар, изучая приматов и влияние группы на индивидуальное развитие мозга, пришёл к выводу, что человек, как и его предки, в состоянии поддерживать эмоциональную связь не более чем со 150 людьми. Именно столько в среднем насчитывало население доисторической деревни.

«Сейчас мы попали в ситуацию регулярного общения с очень большим количеством людей, — говорит Алексей (арт-директор, 34 года). — Размывание социального круга ставит тебя перед ситуацией, когда ты не в состоянии чувствовать эмоции по отношению ко всем своим знакомым».

В результате — опять же, по теории Барри Шварца — требования к потенциальному партнёру, который претендует на попадание в ограниченное число эмоционально близких людей, неуклонно растут: «От всех этих дейтингов меня отпугивает то, что мужика там ищут как собаку, по параметрам. Не человека, а вещь, — говорит Юрий (сотрудник юридической компании, 32 года). — И не зря говорят, что, когда тебе больше тридцати, свидания в Москве начинают напоминать собеседования. Меня спрашивают о моём социальном статусе, доходах, квартирах, машинах, наличии ипотеки. Я как человек никому не нужен, я нужен как социальная единица: потенциальный муж, добытчик, отец, — а я на такое не согласен. И я отказался от всего этого барахла: уж лучше искать нормальную женщину на каких-нибудь лекциях по архитектуре».

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 3.

Потенциальные партнёры уже на первом свидании намерены получить от него максимум удовольствия: «Когда девушки узнавали, где я работаю, начиналось какое-то смешное разводилово на posh-рестораны: „Пойдём посмотрим, как дела у Комма!“» — удивляется Тимур (глава IT-подразделения, 29 лет). В такой ситуации у потенциального партнёра больше нет права на ошибку: «Создаётся „эффект перелистывания“, который претворяется в жизнь: тебе что-то не понравилось, и ты сразу „скипуешь“ человека», — говорит Лилия (маркетолог, 31 год).

«Чем больше личного опыта, тем сложнее влюбиться, потому что люди способны испытывать любовь только тогда, когда способны удивляться, — объясняет такую разборчивость Сергей Сигитов. — С приобретением личного опыта люди начинают относиться к потенциальным партнёрам спокойнее: „Ну, Mercedes у тебя, и что?“»

Но несмотря на разочарования, которые то и дело приносят онлайн-знакомства и одноразовые свидания, многие интернет-пользователи снова и снова готовы знакомиться с новыми людьми в интернете и надеяться на чудо. Этот парадокс можно списать на так называемый «эффект Кулиджа» — возбуждающее действие новизны.

То, что со следующим партнёром
всё будет иначе, — сказочное заблуждение

В 1950-е годы американские психологи провели следующий эксперимент: самец крысы помещался в большую закрытую коробку с четырьмя или пятью самками, которые находились в состоянии течки. Самец немедленно начинал спариваться со всеми крысами снова и снова, пока окончательно не выдыхался. Несмотря на то что самки продолжали пихать и лизать его для продолжения, он не отзывался. Но когда в коробку поместили новую самку, он всё же нашёл в себе силы с ней спариться. Тот же эффект, но в меньшей степени, присутствует и у самок. Впрочем, для возникновения «эффекта Кулиджа» человек должен ценить новизну и иметь достаточно смелости, чтобы её искать.

Специалисты говорят, что новые знакомства нас привлекают, несмотря ни на что, просто потому, что мы склонны идеализировать незнакомцев. «Отношения в интернет-пространстве характеризуются большим количеством иллюзий: в онлайне мы общаемся со своими идеальными проекциями, додумывая партнёра до своего идеала, — говорит архетипический аналитик Лилия Четверикова. — Когда же отношения развиваются, мы начинаем видеть друг друга целиком, неприятно удивляясь, хотя здесь и начинаются настоящие отношения с реальными людьми, а не с фантазиями. Пары, которые знакомятся в обычной среде, имеют меньше иллюзий в отношении друг друга».

Будем честны: рынок знакомств продаёт вам мечту, что где-то там живёт ваш идеальный партнёр, с которым у вас наконец всё сложится, но которого вы просто ещё не встретили. Но психологи относятся к этому убеждению скептически. «Далеко не все молодые люди вырастают с пониманием, что никто не приготовил им идеального партнёра: у любого есть свои взгляды на жизнь, привычки, с которыми они приходят в отношения, — объясняет системный семейный терапевт, младший научный сотрудник Психологического института РАО Алёна Голзицкая. — Искать того, кто будет соответствовать ожиданиям на 100 %, — пустая трата времени. Если прерывать отношения при первом случае и идти искать следующего партнёра, то можно выбирать очень долго и не определиться».

«То, что со следующим партнёром всё будет иначе, — сказочное заблуждение, — считает и консультант по отношениям Ирина Колесник. — Невозможно что-то изменить, если ваши сценарии поведения и мышления остались прежними. Интернет просто вскрыл эту проблему: раньше, чтобы понять, что у тебя есть какой-то определённый паттерн в отношениях, надо было пройти через десять историй, а сейчас ты за год можешь понять, какие отношения ты притягиваешь». 

Обмани меня

Другой неприятный аспект проникновения интернета и социальных сетей в нашу жизнь заключается в том, что, даже если человек выходит замуж или женится, он не уходит с брачного рынка. Он по-прежнему доступен для новых знакомств. И вряд ли кому известно, какой процент разводов ежегодно происходит по вине компании Facebook. «Facebook даёт „иллюзию невинности“: как будто, переписываясь с женатым парнем, ты ничего такого не делаешь, — говорит Мария (учитель физкультуры, 28 лет). — При этом если бы твой муж так делал, это был бы п*** (ужас. — Прим. ред.). А иной раз плотность переписки не даёт понять, что это не просто пара сообщений, а настоящая история, которая может кому-то разбить семью».

«Благодаря интернету мы получили доступ абсолютно ко всем, и проблема отношений теперь состоит в том, что их нужно строить на эмоциональном уровне, а не на уровне социальных обязательств (дети, ипотека), — рассуждает Сергей Сигитов. — Примерно 75 % тех, кто уже состоит в отношениях, потенциально были бы не против поменять партнёра: я проводил такой опрос среди знакомых, поэтому и каждый четвёртый пользователь онлайн-дейтинга замужем или женат». «В Tinder очень много коллег, знакомых и партнёров — женатых и многодетных. В какой-то момент я даже начала собирать галерею скриншотов российских топ-менеджеров, засветившихся в приложении», — замечает Марина (30 лет).

Осознание, что твой близкий человек по-прежнему доступен для романтических притязаний, не прибавляет спокойствия семейной жизни. «Как не ревновать, если у тебя красивый мужчина? — возмущается Лилия (31 год). — Я даже боюсь подумать, как можно жить с мужем всё время на стрёме: не скачал ли он приложение? Не „скипает“ ли он там девчонок?» 

Вылечи меня

Этой весной в Facebook то и дело стали появляться посты о поиске серьёзных отношений. Александр Бакеев, который занимается сопровождением стартапов в Фонде развития интернет-инициатив, решил помочь людям. Он стал бесплатно знакомить пары, пользуясь большим количеством своих подписчиков, в чатах и отправлять их на свидания. Увидев, что запрос на знакомства только растёт, Бакеев вместе с серийным предпринимателем Максимом Левошиным создали сервис «Ты плюс один» и предложили желающим найти серьёзные отношения прислать свои анкеты. Сначала женщинам — откликнулись 200 человек, — а потом и мужчинам — откликнулись 87 человека.

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 4.

За два месяца в «Ты плюс один» создали 102 пары и отправили их на свидания. Изучая анкеты и поведение пользователей, основатели сервиса поняли, что как минимум 30 % клиентов надо ходить не на свидания, а к психотерапевту.

«Выяснилось, что мы ничем не можем помочь: даже если мы подберём партнёров, совместимых на 80 % (надо сильно постараться, чтобы друг другу не понравиться), то они всё равно всё испортят, если не готовы к отношениям, — говорит Александр Бакеев. — Даже у нас в „Ты плюс один“, куда люди приходят с намерением найти супруга, 30 % не доходят до третьего свидания, потому что у людей много ложных установок о том, какой человек им нужен, и о том, что партнёр им что-то должен».

В августе сервис окончательно отказался от бесплатного подбора пар и сосредоточился на коучинге, который заточен на достижение конкретной цели — личной или карьерной.

Выйди за меня

Большинству опрошенных мною пользователей Tinder, слова которых приведены в статье, около тридцати лет. Это не случайно. Именно тридцатилетние, по опросам представителей онлайн-дейтингов, — главные потребители подобных услуг в России. Что же с ними не так? Почему до тридцати лет эти молодые люди и девушки так и не создали счастливую семью? И почему так активно озаботились поиском пары именно сейчас?

«Тридцатилетних незамужних женщин начинают дёргать родственники, — объясняет популярный психолог Елена Добробабенко. — Ко мне валом идут 29-летние: „Мне скоро 30, а у меня нет мужа“. То есть в 28 лет ей без мужа ещё было нормально».

Средний возраст вступления в первый брак в России ежегодно растёт: сейчас это 25 лет для женщины и 27 лет для мужчины. Из-за этих изменений сценарий развития отношений тоже меняется. «Стадия ухаживания удлиняется, и многие успевают пройти не только её, но и стадию диады — когда партнёры живут вместе без детей — с несколькими партнёрами, пока не определятся окончательно и не примут решение оформить отношения официально», — говорит Алёна Голзицкая из Психологического института РАО.

Однако, по данным Росстата, Россия остаётся страной с довольно высоким числом разводов: половина заключённых браков распадается. При этом средняя продолжительность брака в России — 9,7 лет. Средний возраст при разводе: 35 лет для женщин и 39 лет для мужчин. «Исследование „Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе“, проводившееся в России в рамках международной программы „Поколения и гендер“, показало, что многое свидетельствует в пользу размывания социального института брака, выхода на первый план ценности индивидуального развития каждого члена семьи и формирования толерантного отношения к разводам», — продолжает Алёна Голзицкая.

Очень много женщин старше 30 лет не находят себе пару, потому что не могут сформулировать, какого мужчину и для чего они хотят найти 

Специалисты связывают это с неумением супружеской пары проходить кризисы, которые случаются в любом браке: «Подвох семейной жизни в том, что это — динамическая система, которая развивается вместе с людьми, поэтому в каждом браке есть свои кризисы, — говорит психотерапевт Оксана Корсунова. — С первым кризисом брак сталкивается, когда происходит привыкание друг к другу и партнёры перестают быть такими же сексуально интересными, как в начале. Тогда надо сесть и договориться — как мы пройдём этот кризис, как пересмотрим свою сексуальную жизнь».

«Институт брака потерял ту актуальность, которая у него была во времена наших родителей, а новый смысл ему никто не сочинил, — объясняет Оксана Корсунова. — Сегодня среднестатистический молодой человек, посмотрев на своих родителей, понимает, что жить как они он уже не хочет, поэтому ваше поколение и попало в эпоху экспериментов». «Мы сейчас живём в состоянии хаоса, когда приходится избавляться от старых неработающих моделей отношений и создавать новые, — считает и консультант по отношениям Ирина Колесник. — В советское время люди держались за семью, потому что так было проще выживать: мучились, но оставались».

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 5.

Однако семьи советского времени у психологов принято называть дисфункциональными: «Дисфункциональная семья распространена на всей территории постсоветского пространства, — говорит психотерапевт Оксана Корсунова. — Это семья либо с избыточным самопожертвованием, либо с избыточным эгоизмом, либо с перекошенными гендерными ролями. В своей семье человек с негативным опытом родительской семьи будет воспроизводить тот же самый тип отношений, если только не произойдёт чудо».

«Отношение к „семье“ у моих друзей очень разное: кто хотел, уже женился. Из тех, кто не женился, все счастливы, чего не скажешь о тех, кто женился, — говорит Алексей (финансовый консультант, 29 лет). — Причин несчастья много: не любят друг друга, не о чем говорить, не хочется ехать домой, начинают интересовать другие. Но мне кажется, проблема в том, что люди женятся не по любви, а по каким-то иным соображениям: „настало время“ или „наверное, она мне подходит“, а после свадьбы наваливается куча проблем, которые без любви вытерпеть невозможно». 

Выдумай меня

В неспособности смоделировать новый тип семьи психологи, как ни странно, винят женщин. «Модифицирует семью и создаёт её тип женщина, потому что она её эмоциональный стержень. А если женщины стоят в раздумьях и не знают, какую семью создавать, то мужчины ещё более растеряны, — говорит Оксана Корсунова. — Очень много женщин старше 30 лет не находят себе пару, потому что не могут сформулировать, какого мужчину и для чего они хотят найти».

С этим согласен и Алексей (арт-директор, 34 года): «Ради эксперимента я завёл себе два профайла в Tinder: мужской и женский. Мужчина обычно пишет женщине: „Привет, детка, давай переспим“, — с разной степенью изобретательности. А женщина пишет, что не понимает, зачем сюда пришла, говорит: „Меня подруга зарегистрировала“, — и так далее. В этом русские отличаются от американок. Если ты понравился американке, она тебе говорит: „У меня на личную жизнь есть три часа в неделю: час на секс и два часа на совместный ужин“. Всё очень прагматично».

«Те, кто не знает, чего хочет, сходят на 60 свиданий, и 30 раз им придётся переспать с разными людьми просто потому, что они понятия не имеют, чего ищут, — добавляет консультант по отношениям Ирина Колесник. — Если ты не знаешь точно, чего хочешь, то ничего и не получишь. Это всё равно что прийти в кафе и попросить у официанта „чего-нибудь выпить“».

«Когда ко мне приходят с проблемами брака или отношений, я первым делом спрашиваю: „Какой он должен быть?“, „Для чего он тебе?“, — говорит Оксана Корсунова. — Как только женщина твёрдо определяется, каким должен быть её мужчина, для чего он ей нужен и что она сама сможет ему предложить, тогда её личная жизнь сразу налаживается».

Но даже если женщина знает, чего хочет, часто, по словам специалистов, её требования к партнёру нереалистичны. «Когда ко мне на приём приходят люди, мы начинаем составлять „заказ“. Там есть такая графа: „недостатки партнёра, с которыми я готов мириться“, — рассказывает Елена Добробабенко. — И знаете, что там пишут? „Ну хорошо, пусть у него будут зелёные глаза, а не голубые. Ладно, пусть он не будет уметь гладить рубашки“. Конечно, с таким подходом ты никого не найдёшь».

Практикующий психолог-консультант Оксана Коробицына рассказывает, что частый клиентский вопрос — «почему мужчины воспринимают меня только как любовницу?». «Этот вопрос может задавать девушка с губами и грудью из полимеров. Я её спрашиваю: «Зачем тебе было нужно увеличивать грудь?» — «Для привлечения внимания». Но если девушке хочется внимания всех мужчин, значит, она хочет не выйти замуж, а выбирать, поэтому и мужчины, которые ей встречаются, хотят того же».

Другая распространённая проблема: желаемый образ отношений входит в противоречие с поведением человека. «Например, девушка хочет заботливого, понимающего, но при этом сильного и самостоятельного партнёра, который будет определять направление развития их отношений, — рассказывает Алёна Голзицкая. — Но сама она склонна его активность ограничивать, не приветствует инициативу, критикует его выбор. И делает это почти автоматически, не осознавая связи между своим поведением и пассивностью партнёра».

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь. Изображение № 6.

У тридцатилетних мужчин свои сложности с построением благополучных отношений. Чаще всего это неспособность самостоятельно справиться с разводом или предыдущим болезненным расставанием. «Все мужчины переживают развод намного тяжелее, чем женщины, вне зависимости от возраста, — говорит Оксана Корсунова. — Если они этот травматический опыт для себя не закроют, то так и останутся холостяками до конца жизни с приходящими подругами».

«Мужчины больше страдают от развода, хотя по логике должно быть наоборот, — рассуждает Алексей (арт-директор, 34 года). — Мужчина после разрыва живёт с ощущением, что п*** (потерял. — Прим. ред.) что-то большое и значимое в своей жизни».

«Женщине гораздо проще пережить разрыв длительных отношений, потому что женская психика более гибка и подвижна, чего нельзя сказать о мужской, которая скорее напоминает железобетонный монолит, — соглашается и Валерия Агинская. — В случае разрушения прошлых отношений психика женщины быстро подстраивается под новые реалии, а вот мужской мир рушится почти до основания, и мужчине приходится отстраивать всё с нуля».

Некоторые опрошенные специалисты считают, что неспособность тридцатилетних выстроить прочные и счастливые отношения кроется в психологической незрелости. «Если раньше человека воспитывали как члена общества, то сейчас воспитывают сосредоточенным на собственных желаниях и индивидуальных особенностях, — говорит Оксана Корсунова. — Но воспринимать жизнь через себя — признак ребёнка или подростка, а для того, чтобы построить устойчивые отношения, нужно быть способным заботиться не только о своих, но и о чужих потребностях».

Ирина Колесник с ней не согласна: «Я бы не сказала, что наше поколение инфантильнее своих родителей. Например, в поколении наших мам считалось нормальным, если отец уходил из семьи и больше никогда не видел своего ребёнка. Сейчас это скорее редкость: мы уже умеем договариваться с бывшим партнёром хотя бы насчёт собственных детей. Тридцатилетние выросли во время перестройки, поэтому знают, что такое выбор и свобода, но не научены хорошо к себе относиться и выстраивать правильные отношения. А насчёт будущего — видимо, на протяжении жизни у нас будет несколько браков, при этом сам факт брака отойдёт на второе место».

«Мои тридцатилетние друзья вообще не женятся: зачем? — говорит Алексей (финансовый аналитик, 29 лет). — Я не вижу добавленной стоимости семьи. Я люблю человека, мы живём вместе, всё окей. Ни мне не нужен штамп, ни ей». Впрочем, через две недели после этого интервью Алексей объявил в Facebook о своей помолвке.

   

Фотографии: attractive man outdoors и beautiful woman wearing glasses (обложка), young man (1), summer portrait (2), young man (3), portrait of brunette (4), handsome young man (5), smiling brunette (6) via Shutterstock.com