В середине декабря учащиеся сразу нескольких факультетов МГУ заняли девятый этаж главного здания университета, требуя встречи с ректором Виктором Садовничим. Так высоко студентов заставила подняться общая бытовая проблема: все они живут в корпусах Филиала Дома студента, которые, по словам протестующих, «непригодны для проживания и плодотворной учёбы и являются позором Московского университета». В частности, студенты жалуются на тараканов и клопов, ветхую мебель и плохую сантехнику. Кто-то в ожидании встречи играл на гитаре, кто-то готовился к зачётам, расположившись прямо на ковре, а некоторые умудрялись собирать деньги на снос старых зданий, предлагая проректорам и всем желающим пополнить копилку с наклейкой «ФДС должен быть разрушен».

Как писало в середине декабря интернет-издание «Такие дела», на встрече Садовничий предложил два варианта развития ситуации: «либо в начале весны студенты переселяются в новое общежитие согласно первоначальному плану, либо ждут до лета и придумывают нечто новое». В итоге остановились на втором сценарии, однако на следующий день в общежитие пришла комиссия от администрации, к появлению которой, по словам студентов, в корпусах попытались навести порядок и потравили насекомых. Поэтому теперь учащиеся сомневаются в возможности решения своих проблем.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 1.

Фотографии

Яся Фогельгардт

На официальной странице протестной кампании в соцсети «ВКонтакте» заявлено 259 участников и 512 сочувствующих — все они выступают за полное переселение корпусов ФДС в новое общежитие или на свободные места в других корпусах. В своём обращении к ректору студенты указывают, что «администрацией МГУ многократно были даны обещания построить общежитие на 5 тысяч мест к 2016 году». При этом якобы планировалось возведение двух корпусов, в то время как на деле «построен только один корпус на 2 700 мест, а строительство второго корпуса ещё не началось, что вызывает у студентов объективные сомнения в возможности сдачи второй очереди к концу 2016 года и негативно сказывается на атмосфере и настроениях в студенческом сообществе». Последний предложенный комиссией ректората план заселения нового общежития МГУ предполагает отдать студентам из ФДС только 1 675 из 2 716 мест, на которые рассчитан первый построенный корпус. 

ФДС — часть студенческого городка, построенного в 60-е годы на северо-западе района Раменки. Добраться туда можно от станции метро «Университет», ехать нужно около пяти минут до остановки «Площадь Индиры Ганди». Общежития факультетов распределяются по корпусам следующим образом: ФДС-2 — это общежитие химического факультета, ФДС-3 — общежитие геологического и механико-математического факультетов, ФДС-4 — общежитие физического факультета (там же находится администрация и бухгалтерия всего ФДС), ФДС-6 — общежитие механико-математического факультета, и наконец, ФДС-7 — общежитие факультета вычислительной математики и кибернетики (ВМК). Остальные корпуса — учебные. На входе в общежития работает строгая пропускная система: гостям необходимо оставить свои паспортные данные, написать заявление вместе с жителями посещаемой комнаты на имя начальника управления общежития, а затем заверить бумаги в бухгалтерии. Охрана, в распоряжении которой не одна камера видеонаблюдения, относится к посетителям крайне бдительно — к примеру, делает замечание, если гости слишком много времени проводят в умывальной комнате, а также делится своими подозрениями относительно цели прогулок по зонам отдыха и коридорам.

The Village сходил в гости к жителям ФДС-7 узнать, что вынудило студентов стучаться в кабинет к ректору, а также пообщался с представителями студенческих организаций, живущих в ФДС-4 и уверенных, что протест ничем не обоснован. Кроме того, нашей редакции удалось пообщаться с представителем ректората и узнать о его отношении к проблемам учащихся.

 

Юля, живёт в ФДС-7

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 2.

Я из Коломны, живу здесь полтора года. Когда только поступила, старалась совсем не бывать в ФДС. У меня есть друзья-юристы в ДСЯ, Ясеневском общежитии МГУ, и после дневной учёбы я до упора сидела у них комнате, где можно было комфортно заниматься. В ФДС я уезжала только поспать, на следующий день шла на учёбу, и всё повторялось. В ДСЯ ощущаешь себя человеком в человеческих условиях и в любое время можешь помыться. К тому же в ФДС слишком хорошая слышимость и слишком тонкие стенки — в первый год заснуть было невозможно, отчасти поэтому у меня развилась депрессия и я не очень хорошо сдала первую сессию. Я ответственно отношусь к учёбе, была медалисткой в школе, так что для меня резкий спад в оценках оказался тяжёлым испытанием.

Как правило, сначала студентов селят на пятый этаж — там, по сравнению с остальными, более-менее адекватные условия. Сейчас я на втором. Чем ниже, тем хуже. У нас в комнате живут три девушки, две из них спят на двухъярусной кровати, где живут клопы и довольно больно кусаются — мы пробовали опрыскивать матрасы и даже обои специальной отравой, но они всё равно возвращаются. К тому же укусы постоянно чешутся.

До проверки ректората ситуация была следующая: в некоторых умывальных комнатах, если включить кран, из трубы водопадом лилась вода. Кроме того, ужасно воняло — наверное, виноваты старые советские трубы. Душ работает строго по расписанию: в будни — с 06:00 до 10:00 и с 16:00 до 01:00 — в зачётную сессию уложиться в график почти нереально.

Нашим студентам нет никакого смысла делать даже элементарный косметический ремонт: нас постоянно переселяют в другие комнаты внутри общежития. Недавно была история, когда девочки специально обратились к администрации с просьбой не выселять их из комнаты, где они переклеили обои и всё вычистили, — просьбу не удовлетворили. В деканате пояснили, что на некоторые пустые места переселяться нельзя в принципе, а в общежитиях живут «мёртвые души» — они нужны для того, чтобы в случае чего на их места отселять кого-то — например, девочек, поссорившихся со своими соседками. Но как на самом деле используются эти «мёртвые души» — вопрос к администрации, мы не в курсе.

Новое общежитие студенты ждут последние 20 лет. То есть ещё наши родители жили надеждой, что их переселят из этих ужасных условий. Поэтому и капитальный ремонт не делался, и сгоревшую несколько лет назад столовую не восстанавливали. В прошлом году, когда стали ясны сроки окончания строительных работ, все местные каждое утро начинали с мысли о том, что вот-вот их переселят в новенькие комнаты. Теперь новое общежитие становится яблоком раздора между студентами разных факультетов: количество мест ограниченно, а все хотят, всем надо.

Дело в том, что мест — 2,5 тысячи, а должны были организовать 5 тысяч. Деньги, по словам ректора, куда-то пропали — все 6 миллиардов или миллионов, я не знаю. Студенты оказались буквально кинуты — мы не понимаем, почему обещали одно, а получилось другое. Возможно, проблемы всех корпусов ФДС и не решить разом, но, по крайней мере, следовало бы начать. Пока мы считаем, что половина России так живёт и это нормально, будем мучиться.

Многие стремятся при первой же возможности переехать в общежитие Главного здания, где условия во многом похожие, но коммуникации стараются ремонтировать в срок. Туда, как правило, едут, чтобы чувствовать себя комфортно хотя бы психологически — можно радоваться, что живёшь в alma mater и тебе два шага до кабинета с лекцией, куда можно дойти без пальто и куртки. Но есть и минусы, которых нет даже в ФДС. Например, там реально пахнет бабушками — везде. Кроме того, из-за большого количества китайских студентов на кухне появляются свои сложности. В силу своего менталитета или невоспитанности они постоянно бросают мусор в закрытый мусоропровод. К тому же у них специфичная еда: ребята часто используют уксус при готовке, а он резко пахнет.

Недавно к нам пришёл проректор Владимир Леонидович Марченко, чтобы изучить ситуацию. Вошёл в комнату и спрашивает: «Ну, где тут у вас тараканы? Покажите тараканов!» Но как же так, Владимир Леонидович, вы бы приходили в пять утра — мы бы вам любого клопа с шеи сняли и подарили. А днём кто тараканов ищет? Впрочем, таких людей не убедишь. С проверкой вообще получилось смешно. Чтобы администрация не узнала, как мы на самом деле здесь живём, тараканов попытались под утро, перед самым приездом делегации, наскоро потравить. Но на днях, примерно в девять вечера, я пришла на кухню приготовить ужин. Включила конфорку — а оттуда полезли тараканы. Крупных я насчитала штук 12 — вот они, ползают прямо рядом с моей едой. Тараканы вообще часто оказываются в самых неожиданных местах. Однажды случилась прекрасная сцена на одной лекции, когда моя соседка подняла свою сумку на парту, открыла, а оттуда выполз жирнющий таракан и побежал.

Как-то раз я лежала и думала — может, хватит терпеть всё это? Утвердили план расселения, все наши остались им недовольны, но самое главное — нашлись такие же неравнодушные люди, как и я. Проблема, правда, в том, как к нам отнеслись представители студсоветов других факультетов: они утверждают, что у них всё замечательно, места есть и все счастливы, а наши проблемы никого, кроме нас самих, не касаются. Поэтому нам важно, чтобы администрация отнеслась к нам с пониманием.

Обидно, что так происходит, ведь благодаря именно нашему факультету МГУ занимает приличное место в мировом рейтинге вузов. ВМК, как и все информационные технологии сейчас, — самое актуальное направление. В одиннадцатом классе я всерьёз думала о поступлении в СПбГУ. Я жаловалась маме, заранее зная об условиях в ФДС: говорила, что в общежитиях МГУ ужасные комнаты и что жить я там не смогу. Мама обещала помогать и, в случае чего, договориться со своей сестрой о том, чтобы я иногда ночевала у той в московской квартире. Конечно, ничего не вышло: я с тётей не то чтобы в хороших отношениях.

На днях, примерно в девять вечера, я пришла на кухню приготовить ужин. Включила конфорку —
а оттуда полезли тараканы

Алексей, живёт в ФДС-7

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 3.

Я живу в ФДС с лета 2015 года. Как абитуриента из Нижнего Новгорода меня сперва поселили в ФДС-3, где мехмат. Там было всё ещё хуже, чем здесь, в ФДС-7. В мехматовском общежитии есть комнаты вообще без обоев, причём если их нет, то считай, что тебе повезло: обои постоянно отваливаются, вместе с ними отваливаются куски стен, и оттуда что-то сыпется. Я жил на верхней кровати, и по ночам на меня падали какие-то непонятные существа с осыпающегося потолка. Всё время, пока я жил на мехмате, я не мог выспаться. Всё время глядел в потолок, но так и не понял, что это за насекомые: вытянутое мохнатое тельце, длиннющие ноги и странные крылья. Видимо, с биофака перелезли. В первую неделю я, каюсь, постоянно звонил маме с просьбой забрать меня отсюда — готов был согласиться даже на то, чтобы учиться в университете своего города. Так что тараканы в ФДС-7 уже воспринимались как ерунда.

Я не понимаю, как могла сложиться ситуация с нехваткой мест в новом корпусе, почему одним студентам идут навстречу и переселяют их, а других дискриминируют. Как можно переселять три корпуса, а два оставлять только потому, что они дальше от проспекта? К тому же сперва нам вообще предлагалось жить под стройкой — землю после сноса первых трёх корпусов собираются продать под коммерческую застройку. Ясно, что люди из администрации не заинтересованы в решении проблем. Им сказали сверху: «Не лезьте», — и они не лезут.

Если в нашем общежитии открыть крышку мусоропровода, оттуда полезут тараканы. Можем попробовать, но сейчас, наверное, слишком светло, они по ночам выходят. Тумбочки старые, сплошь заклеенные скотчем — просто стенка отваливается, а по-другому не закрепишь. В основном всё так и держится, на соплях. В моей комнате четыре кровати на троих и почему-то только два стула. Про душ отдельная история. Поскольку работает один или два из всей душевой комнаты, то все желающие выстраиваются в очередь, ждут прямо в душевых комнатах и смотрят, когда же ты освободишь место.

У нас в одном месте написано, что чайники запрещены, в другом — что чайники разрешены. На самом деле всем плевать, нужно просто не палиться. Пожарная сигнализация здесь и так постоянно срабатывает сама по себе.

Перед проверкой ректората впервые за несколько месяцев пришёл электрик и поменял лампочки. До этого мы делали всё сами, а проводка так устроена, что лампочки очень быстро перегорают. Просили электрика прийти, но он дошёл до нас только утром перед приходом проректора. Ещё перед часом «икс» на краны прикрутили ручки, но половина из них оказалась неработающими — сейчас даже не вращаются. Но бывают ситуации и похуже. Простите за подробности, но туалеты у нас иногда наполняются доверху, и из них в коридор льётся коричневая жидкость. Уборщица по выходным, к сожалению, не приходит, вот и прыгаешь через лужи, чтобы в них не наступить.

Если ректорат будет бояться, нас переселят — а ректорат будет бояться. Мы, в свою очередь, сами не очень опасаемся последствий своей акции протеста. Права отчислить нас они не имеют, но захотят — смогут. Найдут за что. У нас есть, например, такая формулировка: «За несоответствие статусу студента Московского университета».

По ночам на меня
падали какие-то непонятные существа с осыпающегося потолка  

Серёжа, живёт в ФДС-7

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 4.

Я живу в ФДС-7 уже три года. Конечно, я понимал, куда и ради чего поступал, а также знал, что в общежитии есть определённые проблемы. Мне не обязаны были давать общежитие, потому что Щёлково, где я родился и жил, находится недостаточно далеко от Москвы. Я-то знаю, насколько это далеко — в день я бы тратил на дорогу от места учёбы до дома около пяти-шести часов, не считая дополнительного удовольствия в час пик ехать с кучей народу в электричках, маршрутках и метро. На самом деле я готов жить в условиях ФДС просто потому, что невозможно хорошо учиться, тратя кучу времени на выматывающую дорогу туда и обратно. К тому же приятно находиться рядом с товарищами, которые могут лишний раз что-то объяснить и помочь.

Когда я поселился сюда, здесь была мебель — старые тумбочки, два стула на трёх человек, одна кровать у окна и ещё одна двухэтажная. Холодильник нам достался по наследству за символическую плату в 5 тысяч рублей — забавно вышло, что я с этим же холодильником жил в прошлой комнате, а потом он каким-то образом мигрировал сюда. Вообще, студенты всегда сами в начале года должны озаботиться проблемой холодильника. Либо они поступают как мы и выкупают его у прежних владельцев, либо скидываются на новый.

ФДС — такое место, где жить можно, но проблемы есть. Например, банальный душ. Есть перегородки между соседними душевыми, но никто от посторонних взглядов не защищён: ребята отворачиваются к стенке, и всё. Всего у нас две душевые комнаты на весь корпус — для мальчиков и для девочек. Чтобы помыться в душе, нужно сперва прикинуть, какой из них работающий, а после потратить какое-то время на его настройку, чтобы не было ужасного душераздирающего звука в трубах и вода текла нормально. Утром в душевых очень холодно, а зимой особенно. Поэтому приходится либо стискивать зубы и терпеть, либо ждать, пока помещение хоть немного прогреется. С сантехникой много проблем. Часто бывает так, что в туалете прорывает трубы или из них доносятся неприятные звуки.

В этом году я переехал на четвёртый этаж и стал жить ближе к мусоропроводу. Поэтому в комнате появились тараканы — правда, очень больших я не видел, попадаются только маленькие. Больших буквально на днях видели в работающей духовке — как они там выживают, я не знаю. Про тараканов у нас часто вспоминают, но относятся к этому просто. Вообще, о проблемах как-то не говорят, только если случайно вспомнят про тех же тараканов в разговоре или поделятся недавней историей.

Чтобы нормально потравить тараканов, нужно выселить студентов из общаги недельки на две. Когда их травят точечно, это без толку: тараканы просто спасаются бегством, прячутся в соседней комнате и потом прибегают обратно. Говорят, и клопы есть — просто я их не видел. И это реальная проблема: они кусаются, их видят, но я не слышал, чтобы кто-то обращался к врачу. Мне вообще повезло: клопов и пауков я не встречал, не то что другие ребята (может быть, менее везучие).

Приоритеты в жизни у каждого свои, как и требования. Меня, например, старая или даже разваливающаяся мебель не сильно напрягает. У меня в прошлом году развалился стул, на котором я сидел, когда ботал. И ничего, нашли замену: принесли приставной стул от пианино.

Понятно, что проблемы надо решать. Как я понимаю, студенты пытались решить их через студенческие организации вроде студсовета и студенческой комиссии, но никакой отдачи не было. Поэтому и пошли напрямую к Виктору Садовничему, который, возможно, единственный человек в МГУ, способный решить проблему. Сейчас решено создать комиссию, которая займётся расселением студентов ФДС, но пока к работе комиссия не приступила. Официального ответа от ректората тоже нет. Просто проблема сложная, и надо понять, как её решать.

У меня в прошлом году развалился стул,
на котором я сидел,
когда ботал

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 5.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 6.

   

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 7.

Феликс

председатель студенческого комитета физического факультета

Я сперва не хотел комментировать ситуацию: почитал статью одного СМИ, и там всё показано только с одной точки зрения. Мол, в ФДС как в психбольнице. Какие-то люди пришли под видом гостей, подготовили репортаж и показали однобокий взгляд на существующие проблемы. При этом студентам, которые их пустили, ничего не сделали — хотя возможность есть.

В целом по России то, что проходит по санитарным нормам, и то, что называется «комфортными условиями», это очень разные вещи. Я был в одном Новосибирском вузе и ужаснулся тому, что в общежитии студенты живут буквально на головах друг у друга, и это соответствует санитарным стандартам.

Ситуация с ФДС следующая. Сейчас построили новое общежитие на две с половиной тысячи мест. Известно, что в самом первом строительном плане значилось две очереди и мест должно было быть пять тысяч. Но случился кризис 2008 года, а затем — ещё один, так что в итоге смогли построить пока только одну очередь. Понятно, что строительство двух позволило бы избавиться от всех ФДС сразу, как и следует. Но дополнительной проблемой становится дефицит мест: раньше учились пять лет, а сейчас будут учиться шесть, и первокурсников на каждом факультете по-прежнему нужно будет куда-то помещать. Вторую очередь построят через два-три года. В октябре, когда план расселения донесли до студентов, ВМК и мехмат оказались активно против — люди почему-то были дезинформированы, что единовременно удастся расселить сразу весь ФДС. 

На уровне студенческих организаций и ректората план переселения ФДС обсуждался и менялся много раз. Сперва даже планировали не переселять ФДС вообще, но после обсуждения эти корпуса действительно сочли самыми некомфортабельными и приняли решение их освобождать. Корпуса номер два, три и четыре имеют отдельное от других водоснабжение и теплоснабжение, так что их решили расселить в первую очередь, а освободившуюся землю продать, по слухам, под коммерческую стройку. Большинство факультетов с такой постановкой вопроса согласились — физики, химики и геологи, которые радовались возможности сбежать из ФДС. ВМК и мехмату, оставшимся в шестом и седьмом корпусе, тоже предоставили 200 мест в новом общежитии. Ясно, что стройку, которая начнётся на месте снесённых ФДС-4, ФДС-3 и ФДС-2, придётся потерпеть тем, кто остаётся в ФДС-6 и ФДС-7. Понятно, что их жители оказались недовольны.

Протестная кампания сперва состояла из инициативных студентов с ВМК и мехмата, которые не входили ни в какие студенческие организации. Они предложили несколько вариантов решения проблемы, и один из них — снимать непереселённым студентам хостелы. Это невозможно хотя бы потому, что стоит гораздо больших денег, чем уходит на ФДС из бюджета МГУ. Другим предложением было расселить студентов разных факультетов по двум оставшимся корпусам ФДС в такой пропорции, чтобы там не оставались только ВМК и мехмат. Мы выступили против, потому что у нас, у физиков, очень много мероприятий и событий, которые подходят исключительно для формата нашего быта. Например, на День физика мы выкатываем колонки и в семь утра вытаскиваем всех на зарядку — другие факультеты могут такое не понять и спросить: «Что за дела?» К тому же на каждом факультете своя система работы со студентами. Грубо говоря, если у нас студент сломает микроволновку, последуют санкции. У других такого нет — и что мы будет делать? Это затруднит решение многих бытовых проблем.

С одной стороны, прекрасно, что наши студенты могут запросто прийти к ректору, сообщить о проблемах, и их за это не отчислят. Они могут открыто заявить о своих требованиях, ничего не боясь. Хорошо, что их услышали — но это должны были сделать раньше, и не ректор, а студенты — представители факультетов, на которых обучаются недовольные. Повторюсь: в ФДС есть проблемы, но их можно и нужно решать локально. У нас в корпусе, например, силами студенческого комитета и администрации недавно открыли тренажёрный зал, комнату отдыха с настольным футболом и пуфиками, установили по две микроволновки на каждой кухне.

Да, в подвале и мусоропроводе тараканы действительно есть,
но что стоит обвести комнату специальным мелом?

Капитального ремонта здания и тотальной замены труб не было, а вот мелкую сантехнику меняют регулярно. Я не сантехник, но не уверен, что в серьёзном ремонте есть необходимость. Здание действительно старое, как и коммуникации, но студенты из корпуса 6 и 7 периодически вообще заявляют о каких-то странных вещах. Например, жалуются, что им запретили делать ремонт внутри комнат. Наверное, это недоработка студенческих организаций по разъяснению прав и возможностей — непонятно, как могут запретить студенту сделать косметический ремонт за его собственные деньги.

Работа любой студенческой организации заключается в том, чтобы в том числе информировать о способах решения проблем. Я не берусь обвинять ребят, но, возможно, проблема в их студенческих комитетах и способности вести совместный быт. Помню, когда я был старостой и заходил к некоторым ребятам, то часто сталкивался со следующей ситуацией — заходишь в комнату, спрашиваешь, есть ли тараканы, а они тебе: «Есть!» А у самих мусорка полная, не убрано, что-то где-то гниёт. Да, в подвале и мусоропроводе тараканы действительно есть, но что стоит обвести комнату специальным мелом? Мы в студкоме готовы помочь и постоянно помогаем. Например, в прошлом году ко мне обратился парень, пожаловавшийся на старые гладильные доски. Новая гладильная доска не требует больших финансовых вложений, но я до его жалобы просто не представлял себе, что такая проблема есть. Так что давайте артикулировать проблему и вместе её решать. Несерьёзно приходить и говорить: «У нас всё плохо, проблемы решаемы только через снос зданий». Вы напишите сперва администрации о конкретных вещах, которые вас не устраивают, и попытайтесь решить их на месте. Заявлять: «Всё плохо, сделайте, чтобы всё стало хорошо», — детский сад. Плата за общежитие составляет 100 рублей в месяц, и цена качеству соответствует.

До того как я переехал в ГЗ, мне очень нравилась жизнь в общежитии. Постоянные встречи на кухне, общение, вовлечённость во все местные события — весёлая студенческая жизнь. Я считаю, что всякий студент должен понимать, что в период жизни в общежитии он должен сосредоточиться на учёбе, выучить язык и найти работу. Это намного важнее, чем условия общежития, которое придумано только для того, чтобы общаться с друзьями, есть и спать. Даже учиться можно в библиотеке или читальном зале. То есть следует думать о будущем и понимать, что эти условия даны мне для того, чтобы я стремился к лучшему и больше старался, больше работал.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 8.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 9.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 10.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 11.

Владислав

староста корпуса ФДС-4

Я уверен, что условия в общежитии, если оценивать их по пятибалльной шкале, — три с плюсом. То есть жить вполне реально. Вообще, ФДС — это школа жизни студента. Если приучить его жить в ФДС, чтобы было убрано и красиво, то после, когда на старших курсах его переведут в Главное здание, у него будет куда меньше проблем, чем могло быть. Бывает и так, что студент, уехавший из дома, почему-то оказывается не приучен к тому, чтобы элементарно убирать за собой.

Проблемы возникают тогда, когда студенты не очень бережно относятся к тому, что достаётся бесплатно, — отсюда необходимость огораживать металлической решёткой холл, в котором находится имущество, купленное на средства разных студенческих организаций. Ключ выдаётся под пропуск, чтобы в случае поломки найти виноватого. Студенты, к сожалению, часто что-то ломают. Были случаи, когда поставили новые крышки на унитазы, а через два месяца их все перебили. Можно вспомнить много случаев поломки стульев и мебели: «Не я купил, что мне париться».

По поводу клопов и тараканов: каждую неделю администрация проводит дезинфекцию тех комнат, из которых попросили помочь устранить насекомых. Если завелись тараканы или клопы, ребята идут к старосте или коменданту корпуса. Если им не нравится, как обрабатывают службы, с которыми сотрудничает МГУ, мы всегда можем провести через администрацию любую другую — они всё оплатят. Впрочем, у нас в корпусе вообще нет такой острой проблемы с клопами, о которой говорят студенты ВМК. Не знаю, может быть, студенты-физики более неприхотливы, но нам хватает и того, что насекомых травят летом.

Первые курсы ВМК и мехмата чаще всего жалуются на отсутствие мелких бытовых удобств — например, на то, что в душе нет шторок. Но ведь это несерьёзно, как и про якобы неудобный график уборки душа. А очереди в душ появляются только тогда, когда ты приходишь в последние 15 минут до закрытия комнаты. Вернулся из университета — сходи в душ в пять вечера, в чём проблема?

Все проблемы мы решаем по мере поступления. К сожалению, всегда найдутся один-два человека, которые недовольны, и это не повод для обращения к ректору. Если есть жалобы, пишите администрации, всё исправится буквально в тот же вечер. Здание старое, и следует относиться к этому с пониманием. Да, рассеиватели на душевых лейках иногда ломаются, но это не страшно. С графиками уборки туалетов нам тоже удалось разобраться. В этом году начальник общежития нанял уборщицу, которая наводит порядок каждый день, кроме воскресенья. И это нормально — ведь зарплаты у уборщиц маленькие, так что нереально найти человека, готового работать ответственно и за небольшие деньги без выходных. 

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 12.

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии. Изображение № 13.

Владимир Марченко

исполняющий обязанности проректора МГУ

В письменном обращении студентов ни слова не сказано об аварийности корпусов общежития ФДС. Также этот тезис не выдвигался в качестве аргумента на встрече студентов с ректором. Никто не оспаривает тот факт, что общежития МГУ на Ломоносовском проспекте — это старший городок общежитий МГУ. И проектировался, и строился он в тот период, когда огромное количество людей только-только переехали из коммунальных квартир в типовые пятиэтажки. Отвечают ли эти корпуса современным представлениям о комфортности жилья? Нет. Находятся ли они в аварийном состоянии? Очевидно, нет, и имеется множество соответствующих актов проверок всевозможных инстанций.

Новое общежитие рассчитано примерно на 2 500 мест, и если бы не дополнительные обстоятельства, мы смогли бы всех жителей корпусов ФДС переселить туда. Но дело в том, что с 2016 года МГУ переходит на шестилетнее образование и, по расчётам специалистов, нам потребуется дополнительно 1 200 мест. Соответственно, из 2 500 мест остаётся только 1 300. Решение университета построить новые общежития вынашивалось давно и было принято самостоятельно, без государственного участия. Общежития строят за счёт средств МГУ, а не государства — соответственно, строим то, на что хватает наших внутренних денег.

Конечно, можно повесить плакаты и таблички на дверях общежития о плане переселения, но зачем специально информировать студентов, когда они каждое утро по дороге до учебных корпусов наблюдают стройку? К тому же чтобы понимать, почему строительство новых жилых корпусов будет окончательно завершено не к концу 2016 года, как планировалось, а через полтора-два года, придётся копнуть глубже. Когда для МГУ выделили новые земли, они лишь частично были освобождены от построек многочисленных организаций, пользовавшихся территорией ранее. Причём местами земля была занята самостроем, в том числе гаражами, а для уборки гаражей требуются длительные и сложные бюрократические процедуры, начиная от постановления правительства и заканчивая общественными слушаниями. Все процедуры по расчистке территории оказались завершены только летом этого года. 

К сожалению, основная проблема — в ценах на материалы, выросших за последние два года на 20 % и даже 30 %. Это же не договор обмена, когда мы меняем кусок земли на два построенных корпуса общежития: нам приходится что-то считать заново и корректировать. В намерениях администрации — снести все корпуса ФДС. Не потому, что их нельзя отремонтировать, а потому, что пятиэтажная застройка в настоящее время — нерациональное использование дорогостоящей московской земли. Вложив большие деньги, мы сможем построить большее. Продавать землю, освободившуюся после сноса первых трёх корпусов ФДС, никто не собирается — возможно, на часть земли распространится инвестиционный контракт, но для того, чтобы что-то спланировать, сперва нужно выселить студентов, затем вывести специальным постановлением московского правительства здания из жилищного фонда — это сложные процедуры, которые занимают не один месяц. Весь этот круг займёт не меньше года, поэтому и стройки, о которой почему-то твердят студенты из двух остающихся заселёнными жилых корпусов, никакой не будет — скорее, стройка окажется под окнами у тех, кто переселится в новое общежитие. Утверждать обратное — значит передёргивать информацию той самой недобросовестной группой лиц, которая организовала протестную кампанию.

Никакой ректорской проверки в ФДС, о которой рассказывают студенты, не было. Я недавно вступил в должность, сам когда-то жил в этом общежитии и просто захотел пойти посмотреть. Вчера, например, делал повторный обход — уже без представителей администрации. И я действительно считаю, что все корпуса этого студенческого городка по бытовому комфорту являются самыми слабыми в МГУ. С этим никто не спорит — но это не говорит о том, что корпуса перенаселены или находятся в аварийном состоянии. Конечно, с того времени, когда строились общежития, наши представления о комфортном жилье сильно изменились. Я не отрицаю, тараканы в общежитии есть, но далеко не в таком количестве, в каком о них говорят студенты, и только в некоторых местах общего пользования, где их при этом постоянно травят. К сожалению, бывает так, что фирмы, с которыми мы сотрудничаем, часто экономят на качестве своей работы.

Теперь о клопах — у нас действительно чуть больше года назад в одном из корпусов возникла такая вспышка, но мы провели проверку личных вещей согласившихся на дезинфекцию студентов и проблему устранили. Как я понимаю, случай с клопами, который сейчас обсуждается в соцсетях, вообще единичный на весь ФДС. За всё это время от жалующейся теперь девушки не поступало никаких заявлений о том, что у неё в комнате есть клопы. Может быть, она стеснялась или терпела, но надо было бить в набат и не ждать, пока они расплодятся по всему общежитию.

С инициативной группой студентов всё просто. В любом коллективе есть люди, которые ставят под сомнения решения, которые принимает университет в рамках своих полномочий. Если посмотреть на их символику на странице «ВКонтакте», то даже там можно увидеть яркий коммунистический окрас. Они хотят бороться и добиваться угодных им изменений в МГУ только двумя способами: либо коллективными письмами, либо акцией по типу той, в рамках которой ребята устроили флешмоб и пошли к ректору. Они не признают переговоры и обращения, принятые в МГУ и других крупных структурах, считают их неэффективными. Они взбаламутили 2,5 тысячи человек и принесли мне их подписи с лозунгом о том, что ФДС надо переселить, а требования при этом совершенно не о том. Например: «Мы требуем опубликовать открытый план расселения студентов в новом общежитии». То есть это писали люди, которые уверены, что от них что-то скрывают, и не думающие о том, что информация может быть использована в очень разных целях.