На этой неделе журналист Екатерина Кронгауз рассказала на своей странице в Facebook о том, что на протяжении 16 лет учитель истории одной из московских школ имел отношения со своими ученицами. Несмотря на то что об этом знали многие учителя и ученики, никаких мер, по словам Кронгауз, не предпринималось. Кронгауз рассказала, что она несколько раз пыталась описать историю в прессе, но её коллеги, также окончившие эту школу, попросили её этого не делать. Однако недавно неназванным людям удалось добиться увольнения учителя.

Из комментариев к посту Кронгауз стало ясно, что речь идёт об одной из самых престижных школ Москвы — № 57 — и о преподавателе Борисе Меерсоне, который покинул прежнее место работы месяц назад. The Village решил разобраться, что к настоящему моменту известно о скандале в московской школе. 

Пост Екатерины Кронгауз вызвал бурную дискуссию: одни обвиняли учителя в педофилии (хотя, предположительно, он имел отношения с ученицами старших классов, которые уже достигли возраста сексуального согласия — 16 лет) и просили призвать администрацию школы к ответственности, другие рекомендовали не выносить сор из избы и сохранить репутацию «лучшей школы города». Последнее аргументировали и сложностью, и неоднозначностью ситуации.

Например, выпускница Ольга Гринкруг так объяснила свою позицию в комментариях: «На какой именно эффект все надеются? Помимо того что вокруг школы начнёт дежурить Lifenews и к ней окажется привлечено пристальное внимание всех департаментов, от городских до федеральных? Дети, их образование и воспитание, их диагнозы и проблемы — это частное пространство. До тех пор, пока хоть что-то можно решить, не вынося на публику, мне кажется, надо это делать». Гринкруг, ребёнок которой также учится в 57-й школе, отказалась дать The Village комментарий о ситуации.

Литературный критик Галина Юзефович написала, что случай с учителем истории из этой школы — не единственный. По её словам, в 57-й также работает «...любимый народом учитель математики, который щупает совсем уж маленьких мальчиков. И это вообще невозможно обсуждать, потому что он просто прекрасный, прекрасный педагог — для тех, кого не щупает». 

Продолжила тему и ещё одна выпускница физико-математической школы —искусствовед Надя Плунгян. Она рассказала, что ученики уже пытались добиться огласки, но им помешал «Меморандум», составленный Борисом Меерсоном и учителем права Андреем Петроковским в 2005 году. Согласно документу, оскорбления, диффамация и клевета в адрес любого конкретного лица или группы лиц несовместимы с обучением в школе. Кроме того, переход ученика в старшие классы означает автоматическое принятие вышеизложенных правил. 

Прежде, в рамках флешмоба #янебоюсьсказать Плунгян уже рассказывала о том, что в 13 лет её преследовал 21-летний студент-преподаватель. Через два года девушка обратилась к школьному психологу Александру Колмановскому за помощью, но тот сказал, что заботиться о мужчине — её долг, и «мы должны быть в ответе за тех, кого приручили».

В комментариях к посту Плунгян можно найти много историй о непрофессиональном поведении учителей и даже систематических приставаниях, в том числе в 57-й школе.


Так, например, выпускница этой школы Наталия Тылевич рассказала об учителе биологии, который запрещал девочкам отказывать мальчикам в сексе: «У них может быть травма психологическая, и потом они, может, детей иметь не смогут.
А вам-то что, ноги только раздвинуть»

Один из учителей 57-й школы Сергей Волков написал, что сейчас в школе идёт напряжённая работа по осмыслению ситуации, по результатам которой будет опубликован официальный ответ. Волков сообщил, что от того, каким будет этот ответ, зависит его решение остаться или покинуть общеобразовательное учреждение. Впрочем, от комментариев нашей редакции учитель отказался.

Учительница математики Наталия Сопрунова рассказала The Village, что лично для неё происходящий скандал – «очень тяжёлая история», и она «чувствует себя виноватой в том, что такая ситуация сложилась вообще». Но она верит, что «150-летняя школа с такой историей и традициями очистится и выживет»: «Моя задача, с одной стороны, сделать так, чтобы этого больше никогда не было, а с другой, — сохранить школу, в которой когда-то училась я, а сейчас учатся 58 моих учеников, за которых я несу ответственность». Ответить на вопрос о том, известно ли ей о сексуальных отношениях учителей и школьников, Наталия также отказалась.

The Village несколько раз пытался лично связаться с директором 57-й школы Сергеем Менделевичем, но того «не было на месте» в течение всего 1 сентября. Однако мы поговорили с учителем истории Михаилом Фрухтом, отвечающим в школе за связи с общественностью. По словам Фрухта, школа не располагает никакими свидетельствами того, что Борис Меерсон или другие учителя имели отношения с ученицами, — учителя узнали о ситуации только из поста Екатерины Кронгауз. Сейчас администрация общеобразовательного учреждения пытается выяснить, что же произошло на самом деле. По окончании разбирательства будет опубликована официальная позиция 57-й школы. Также учитель добавил, что Бориса Меерсона не уволили, как это написала Кронгауз, а он ушёл по собственному желанию. Причины этого шага Фрухту неизвестны. Екатерина Кронгауз отказалась прокомментировать слова представителя школы.

Михаил Фрухт — не только учитель, но и выпускник 57-й школы, что является распространённой практикой. 16 лет назад он учился в этом учреждении, но об описанных в комментариях к постам Кронгауз и Плунгян ситуациях никогда не слышал: «Меня удивляет общий дискурс этой истории, который строится на том, что факты насилия и развращения детей были известны всем: учителям, ученикам, родителям, — но никто ничего не сказал. Эта ситуация кажется мне странной и даже сюрреалистичной. Ведь за 16 лет через школу прошли тысячи людей. Не представляю себе, чтобы мои родители, зная о подобных инцидентах, могли бы оставить меня учиться в такой школе. И не представляю, что среди тысячи людей никто не обратился в компетентные органы. Почему эта история всплыла только 16 лет спустя, через месяц после того, как Борис Маркович перестал быть сотрудником школы?»

При этом, по словам учителя, у него нет полномочий утверждать, что упомянутые в фейсбуке факты — абсолютная ложь. «Что же касается „Меморандума“, то причиной составления этого, без всяких сомнений, спорного документа, который к тому же подписали не все учителя, была травля со стороны одной конкретной девушки, которая происходила в её ЖЖ. Это тоже была довольно громкая история, но того контекста, который у документа есть сейчас, тогда не было, — пояснил Фрухт. — Я тогда уже не учился в школе, но всё равно участвовал в её жизни. Надежда Плунгян, насколько я помню, тоже уже выпустилась, так как училась на несколько лет старше меня. Возможно, по прошествии стольких лет, она что-то перепутала. Иного объяснения я не вижу». 

В настоящий момент следственный комитет России начал проверку в связи с сообщениями о сексуальных отношениях учителя московской школы № 57 со школьницами. Вечером 1 сентября директор общеобразовательного учреждения Сергей Менделевич в открытом письме, опубликованном на сайте школы, предложил сформировать специальный общественный совет, который помог бы разобраться в сложившейся ситуации. «Надеюсь, в него войдут выпускники, учителя, родители», – написал Менделевич.

Сам бывший учитель истории Борис Меерсон, которого обвиняют в связях с ученицами, назвал все обвинения сплетнями.

Дополнение: 2 сентября несколько учителей 57-й школы (среди них — Сергей Волков, Надежда Шапиро, Наталия Сопрунова и Анна Волкова) приняли решение покинуть место работы после того, как им «предложили определиться» со своей позицией на педагогическом совете школы. Об этом стало известно из поста учителя Сергея Волкова. По словам Волкова, коллеги «улюлюкали вслед» несогласным, и «ни один не сказал ни слова в поддержку».

Вечером того же дня директор 57-й школы Сергей Менделевич объявил о своём увольнении. Вскоре после его отставки в фейсбуке появился пост бывшей ученицы Бориса Меерсона Ривки Гершович, в котором она подтвердила факты сексуального насилия в школе. 

Дополнение №2: 3 сентября директор Центра адаптации и обучения детей беженцев Ольга Николенко рассказала о всей подоплеке скандала в 57-й школе. По словам Николенко, именно она и была тем неназванным человеком, который начал расследование событий в школе и вынудил уволиться учителя истории Бориса Меерсона.

Мне хочется, чтобы те люди, которые рассказывают о клевете, заговоре и подрыве, меня услышали. Поэтому рассказываю истор...

Posted by Olga Nikolaenko on Saturday, September 3, 2016