На экраны вышел фильм Люка Бессона «Люси», в котором героиня Скарлетт Йоханссон за считанные часы эволюционирует до сверхчеловека и отказывается от размножения. И она не одинока в этом: в кино всё более популярен образ женщины, обходящейся без мужчины. Осторожно, далее возможны спойлеры.

 

«Люси» (cборы — 354 миллиона долларов)

Люси Райот. Изображение № 1.

Вследствие контакта с мощным наркотиком организм Люси оказывается способен использовать гораздо больший процент мозга, чем у обычного человека. Одним из следствий становится потеря интереса к сексу. Как объясняет учёный в исполнении Моргана Фримана, размножение — выбор существ, живущих в благополучной среде, в неблагоприятной организм выбирает бессмертие. Люси берёт на себя все как бы мужские функции: защищает себя от толпы якудза и прогоняет с водительского места помогающего ей по мелочи капитана полиции. На резонный вопрос: «Зачем я тебе?» — отвечает, с лёгким поцелуем: «Как напоминание». Вероятно, для того же ей нужны и шпильки с мини — только как напоминание о прошлой, «нормальной» жизни. С мужчинами у героинь Йоханссон в этом году вообще не очень: в «Побудь в моей шкуре» у неё нет влагалища, в драме «Она» — тела вообще (что не мешает ей поучаствовать в постельной сцене).

 

«Малефисента» (cборы — 754 миллиона долларов)

Люси Райот. Изображение № 2.

В юные годы колдунья Малефисента верила в любовь, но была жестоко предана меркантильным возлюбленным. С тех пор она бобылем живёт на болоте, утешаясь несексуальным доминированием над самцом вороны. Малефисента впредь не предпринимает попыток связать свою жизнь с мужчиной, с ног до головы кутается в чёрную занавесь, а счастье находит в заботе о чужом ребёнке.

 

«Холодное сердце» (сборы — 1 274 миллиона долларов)

Люси Райот. Изображение № 3.

Принцесса Эльза умеет магическим образом управлять льдом и снегом, но с трудом держит всё усиливающиеся способности под контролем. Чтобы не навредить окружающим, она выбирает жить без людей, в ледяном дворце в горах, повелевая там снежным великаном. В кульминации мультфильма она спасает свою младшую сестру-простушку, преданную меркантильным возлюбленным, доказав, что сестринская любовь всего сильнее.

 

«Алиса в стране чудес» (сборы — 1 025 миллионов долларов)

Люси Райот. Изображение № 4.

Алиса сбегает со своей помолвки, чтобы проследовать за белым кроликом в Страну чудес. Там она, в нынешней версии, надевает кольчугу, берёт меч и бьётся с драконом Бармаглотом, побеждая его, в то время как главный мужской герой — комический Шляпник в исполнении Джонни Деппа — танцует джигу-дрыгу.

 

«Голодные игры» (сборы первых двух серий — 1 556 миллионов долларов)

Люси Райот. Изображение № 5.

Девушка из народа, меткий стрелок Китнисс Эвердин, вызывается поучаствовать в жестоком реалити-шоу, заменив там свою младшую сестру. Поначалу Китнисс разрывается между чувствами к двум разным мальчикам, но в итоге по большому счёту забивает на обоих (или откладывает романтику до лучших времён) и возглавляет революционное движение.

 

«Белоснежка и охотник» (сборы — 396 миллионов долларов)

Люси Райот. Изображение № 6.

Проснувшись от поцелуя любви, подаренного ей качком-охотником, Белоснежка надевает доспехи, берёт меч и идёт сражаться с мачехой — злой колдуньей, умеющей превращаться в дракона. Убивает её и становится королевой сама.

 

Любопытно, что ещё десять-пятнадцать лет назад фильмы с экшен-героиней в большой степени ориентировались на зрителей-мужчин. «Ангелы Чарли», «Лара Крофт», «Обитель зла» — все предназначались абстрактному любителю «игр и тёлочек». Героиня «Пятого элемента», отмахав ногами в битве, в финале отдавалась Брюсу Уиллису — и все были счастливы. Нынешние блокбастеры всё больше рассчитывают на армию женщин, которым приятно дополнительный раз убедиться, что на мужчинах (которые, конечно же, бесконечный источник разочарований) свет клином не сошёлся. 

Как говорила в весьма популярном материале на The Village cоциолог Анна Шадрина: «Никаких одиночек нет. Всё, что мы связываем с любовной парой, — забота, развлечения, удовольствия — доступно сегодня и вне романтических отношений. Навязанный нам образ спасения в отношениях ослепляет нас и не даёт нам увидеть, что мы сами отлично справляемся со своим спасением. А постоянные поиски романтической любви в большей мере поддерживают идею неполноценности, нежели наполненности». Кинопродюсеры лишь реагируют на общественные настроения, безошибочно чуя запах денег, которые зрительницы готовы занести в кинотеатры. «В фильмах и литературе существует культ романтической любви, который нам обещает, что с появлением „второй половинки“ мы разрешим все наши сложности», — сетует Анна Шадрина. Можно обрадовать Анну: больше — нет. Ну или хотя бы гораздо меньше. Люси говорит, такая эволюция.