Модерновые доходные дома, сталинские высотки, дома-коммуны и многоэтажки 1970-х годов — не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живёшь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах двух столиц и их обитателях. В новом выпуске мы узнали у руководителей бара-бургерной «Бюро» Петра Лобанова и Даши Синявской, как устроена жизнь в доходном доме Иды Лидваль на Каменноостровском проспекте. А архитектор Илья Филимонов рассказал, почему гипотетические градозащитники начала XX века не допустили бы постройку столь скандального по тем временам здания.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 1.

Фотографии

дима цыренщиков

АРХИТЕКТОР: Фёдор Лидваль

Доходный дом
И. Б. Лидваль

АДРЕС: Санкт-Петербург,
Каменноостровский проспект, 1–3; Малая Посадская улица, 5; Кронверкский проспект, 15

ПОСТРОЙКА: 1899–1904 годы

ВЫСОТА: 5 этажей

ЖИЛЬЁ: 44 квартиры 

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 2.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 3.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 4.

ИЛЬЯ ФИЛИМОНОВ

член Союза архитекторов России, организатор и вице-президент архитектурного фестиваля «Артерия»

«МНЕ НРАВИТСЯ ЭСТЕТИКА МОДЕРНА, но доводы её противников понятны: их не устраивает непоследовательность архитектуры этого направления. Если не ошибаюсь, Иван Фомин (известный русский и советский архитектор, начинал с модерна, но в начале ХХ века перешёл к жанру неоклассицизма. — Прим. ред.) за эту непоследовательность и ругал модерн. По моему же мнению, нашему городу эстетика северного модерна — эстетика гранита — близка и приятна, она роднит нас с финнами. 

Для своего времени модерн был передовым направлением. В этом смысле дом Лидваль — удачный городской пример. Он нарушает каноны, к которым привык обыватель конца XIX — начала ХХ века. Например, не стоит на «красной линии»: бытовало заблуждение, что дома должны стоять чётко по линии, образуя ровный фронт улицы. В большинстве случаев так и было, но дом Лидваль — одно из исключений: он как бы уходит вглубь Каменноостровского проспекта, и само здание предваряет открытый просторный двор. В какой-то мере дом Лидваль поддерживает имидж Петроградской стороны как ближнего пригорода Петербурга конца XIX века.

Модерн учит нас тому, что город должен меняться и развиваться. Гипотетические градозащитники начала ХХ века не дали бы построить такое здание, как дом Лидваль. Градозащитников возмутили бы несимметричность, окна странной формы. Если смотреть на дом со стороны Троицкого моста, на последнем этаже и вовсе виден какой-то странный балкон. Плюс активное применение животного и растительного орнаментов — «мракобесие»! Всё это шло вразрез со сложившимися архитектурными канонами. На тот момент это была передовая архитектура, которую многие не понимали, но со временем она стала частью истории. 

Нашим современникам можно было бы поучиться у архитекторов конца XIX — начала ХХ века, среди прочего, аккуратности обращения с деталями и принципам подбора пропорций. Из нынешних архитекторов, работающих в стилистике модерна, прежде всего стоит назвать Михаила Александровича Мамошина и его проекты, из последних — дом на Чернышевского, 4 (имеется в виду элитный комплекс «Таврический», сданный в 2011 году. — Прим. ред.). Причём Мамошин не копирует модерн: он его переосмысливает и развивает».

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 5.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 6.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 7.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 8.

 

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 9.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 10.

 

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 11.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 12.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 13.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 14.

 

Четырёхкомнатная квартира

150 м2

Шестикомнатная квартира

180 м2

Восьмикомнатная квартира

203 м2

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 15.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 16.

 

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 17.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 18.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 19.

Пётр Лобанов

сооснователь баров «Бюро»

Даша Синявская

маркетолог баров «Бюро»

ПЁТР: Наша семья переехала в дом Лидваль в начале 1990-х, когда мне было два года. До этого мы жили в Автове, а потом выгодно поменялись квартирами, расселив четырёхкомнатную коммуналку, которая была здесь до нас. 

Квартира прошла через три ремонта. Изначально тут был красивый белый рояль  — он достался от предыдущих жильцов и стоял в спальне. Благодаря роялю квартира напоминала об имперском стиле. На рубеже 2000-х родители сделали ремонт с частичной перепланировкой, а в 2010-м — ещё один. Но со временем квартира обшарпалась, кроме того, здесь было очень темно — гнетущая атмосфера, похоже на замок из «Собаки Баскервилей». Родители уехали жить за город, а мы с Дашей остались здесь. Для нас двоих здесь было слишком много комнат. В общем, год назад мы взяли пибовский план, посмотрели, какие стены можно снести. И сделали оупенспейс, благодаря чему в квартире стало на порядок светлее.

Дом Лидваль — памятник архитектуры, но охранные ограничения касаются в основном элементов фасада, которые мы при ремонте, конечно, не трогали. Более того, меняя окна, мы оставили старую расстекловку, и по цвету рамы — такие же, как во всём доме: специально сделали их деревянными, а не пластиковыми. Что касается внутреннего устройства, то в спальне осталась печь  — она рабочая, хоть и дореволюционная. Печь хорошо сохранилась: когда делали ремонт, вызывали трубочистов — так что тяга есть, её можно топить. Но в этом нет необходимости. Зато мы часто топим камин в большой комнате, особенно когда приходят гости — получается очень уютно. Кстати, камина, в отличие от печи, не было: видимо, его демонтировали в советское время, так что остался только канал. Его обнаружили родители, почистили и сделали новый камин.

Ещё из необычного: в квартире — на 150 квадратных метров площади — три выхода. Один, правда, за шкафом. В принципе, неплохо иметь выход на две лестничные клетки.

ДАША: Это распространённая история в старом фонде, например на Васильевском острове. Дело в том, что в таких домах жили необычные люди, с прислугой. И чтобы прислуга не ходила через главный ход, делали ещё один, чёрный. Мы живём на первом этаже, так что третий вход, подозреваю, — дворницкая. Но точно неизвестно. 

В доме очень тихо. Шумоизоляция здесь за счёт двора-курдонёра. Даже если мы сейчас откроем окна, шумно не будет. Двор как бы впитывает звуки.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 20.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 21.

Высота потолков

3,5 метра

Санузел раздельный

Площадь кухни

23 м2

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 22. 

ПЁТР: При строительстве продумали аспекты акустики. И это то, что отличает старый фонд от новостроек: архитекторы подходили к делу с умом. Строили не только ради денег. В самом доме тоже отличная шумоизоляция: мы тут чуть ли не на голове стояли, когда были помоложе — и ничего, никто из соседей ни разу не пришёл. Наверное, шкаф должен упасть, чтобы в соседней квартире что-то услышали.

Форма управления домом — товарищество собственников жилья (ТСЖ). Но оно номинальное. У нас нет собраний и никакие работы по облагораживанию территории практически не проводят. Могли бы летом включать фонтан, а вместо асфальта двор замостить брусчаткой. Да миллион вещей можно было бы сделать, но инициативы нет. ТСЖ сделали, чтобы можно было использовать ничейные помещения чердаков и подвалов — таким образом они не ушли КУГИ (комитет по управлению городским имуществом — Прим. ред.), а остались за жильцами. Там, впрочем, ничего особо нет: иногда просто кто-то что-то складирует.

Никакого соседского сообщества в доме Лидваль нет. Впрочем, тут и жильцов не так много: на каждую парадную (всего их с лицевой стороны три) — по восемь-десять квартир. И люди все — очень состоятельные, мультимиллионеры. Со статусами: владельцы заводов-пароходов. Но при этом не хотят ничего вкладывать в общее имущество и делать таким образом свою же жизнь лучше. Куча олигархов, которым всё равно, где они живут. Мы тут самая бедная семья и, получается, больше всех хотим что-то поменять. Специфика ещё и в том, что соседи много времени проводят за границей. Плюс у нас большая разница в возрасте, нет общих интересов. Но в целом тут все вежливые, все друг с другом здороваются. 

Здание состоит из нескольких корпусов, часть выходит на Малую Посадскую улицу — но там, в отличие от лицевого корпуса, нет ничего примечательного. Можно сказать, дом Лидваль, который все знают, — это только лицевая часть с курдонёром. В левом и правом крыле нашей части дома есть нежилые помещения. Слева — государственный детсад, я туда ходил в детстве. Справа был офис Росгосстраха, но сейчас он съехал. В каждой из наших трёх «лицевых» парадных сидят охранники, причём из ГУ МВД. Это, наверное, такой понт родом из бандитских 1990-х: тебя охраняет настоящий мент.

Из плюсов дома — месторасположение. Центр, напротив метро. Плюс есть зелёная зона, что уникально для центра. Мы с Дашей бегаем у Петропавловки. Ещё высокие потолки и общедомовая вентиляция. Она не современная: просто при постройке сделали вентиляционные каналы, которые дают циркуляцию воздуха в доме. И наконец, из плюсов — газовая колонка: мы не зависим от летних отключений воды. Из минусов: старые коммуникации. При последнем ремонте пришлось много всего переделывать, на это ушли миллионы рублей. Мы даже думали, не продать ли квартиру: ремонт стоил как новое жильё на севере города. Но сейчас рады, что остались, обожаем квартиру и никуда не переедем. 

Из местных легенд (это, впрочем, чистая правда): в 1990-е в доме Лидваль на пятом этаже жил известный криминальный авторитет Костя Могила. Он на тот момент был гангстером номер один в городе. Я отлично помню то время. Приходил из школы с огромным портфелем за спиной, а меня не пускали во двор, потому что оттуда выезжал Костя Могила и его тысяча охранников. А когда Костя Могила выходил из дома, все должны были сидеть по квартирам; он спускается — и во всей парадной выключают свет, чтобы было видно, целятся ли в него. В начале 2000-х годов Костю Могилу всё же застрелили, но уже в Москве.

 

 

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 23.

Я живу в доходном доме Лидваль (Петербург). Изображение № 24.

Цена четырёхкомнатной квартиры

от 55 миллионов рублей*

Аренда пятикомнатной квартиры

130 тысяч рублей
в месяц*

*ИСТОЧНИК: ЦИАН (12)