Модерновые доходные дома, сталинские высотки, дома-коммуны и многоэтажки 1970-х годов — не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живёшь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах двух столиц и их обитателях. В новом выпуске мы узнали у художника Александра Морозова, как устроена жизнь в доме Ленсовета на Карповке. А член Топонимической комиссии Петербурга Алексей Ерофеев рассказал, почему это его любимое здание в городе. 

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 1.

Фотографии

Дима Цыренщиков

 

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 2.

 

 

Архитекторы 
Евгений Левинсон и Игорь Фомин

Первый жилой дом Ленсовета

Адрес: Санкт-Петербург,
набережная реки Карповки, 13;
улица Литераторов, 10

Постройка: 1931—1934 годы

Высота: 5 этажей

Жильё: 76 квартир

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 3.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 4.

Алексей Ерофеев

журналист, краевед, член Топонимической комиссии Санкт-Петербурга

«Дом был построен в начале 1930-х годов в излучине Карповки. Это индивидуальный проект, который создали архитекторы Евгений Левинсон и Игорь Фомин. Более таких домов нет: он так же уникален, как и большинство зданий в исторической части Петербурга. 

Это один из моих самых любимых домов. Если мысленно разделить Петербург на архитектурные фрагменты — эпоху петровского и елизаветинского барокко, классицизм, ампир, эклектику и так далее — то окажется, что первый жилой дом Ленсовета — самый красивый в городе из числа послевоенных построек. 

Времена строительства дома были непростые — после Первой мировой, гражданской войн, после революции. До 1925 года в Петрограде и Ленинграде почти ничего не строили: было не до этого. И только когда страна более-менее выкарабкалась, вновь стали открываться заводы, стали возводить дома для рабочих. Около Нарвских ворот построили Тракторную улицу — одну из первых новых улиц в Советском Союзе. В Невском районе появилась улица Ткачей. Началось строительство домов эпохи конструктивизма. 

За границей тоже строили подобные дома, и тоже, мягко говоря, не из очень хорошего материала. Но в силу того, что в СССР было победнее, многие такие здания дожили до наших дней, а вот в Европе почти всё реконструировали. В России же конструктивистские дома стали памятниками, и в первую очередь дом Ленсовета.

Здание строили по улучшенному проекту: формально все были равны, но на практике дом предполагал проживание непростых граждан. Он в высшей степени функционален, там мало лишних украшений, которые допускают классицизм или барокко. Я был в нескольких квартирах в доме Ленсовета и не видел там помещений для прислуги, но допускаю, что они существуют. Первые жильцы — депутаты и работники Смольного — были заняты работой, на бытовые вещи времени не хватало. Хотя некоторые из них и сами кое-что делали. Если вы сходите в мемориальную квартиру Сергея Мироновича Кирова (находится в доме на Каменноостровском проспекте, 26–28. — Прим. ред.), то увидите массу любопытного. У него, конечно, была прислуга, но он частенько сам чистил сапоги, а на вопрос, зачем, отвечал: «Да я такую малость сам сделаю».

Представить Петроградскую сторону без этого дома уже сложно. Когда я иду от «Петроградской» к Силину мосту или по Большому проспекту в сторону Медиков, вижу этот дом — и всегда сердце радуется».

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 5.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 6.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 7.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 8.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 9.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 10.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 11.

 

 

Двухкомнатная квартира

63 м2

Четырёхкомнатная квартира

101 м2

Шестикомнатная квартира

176 м2

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 12.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 13.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 14.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 15.

АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ, ХУДОЖНИК: Мы переехали в дом Ленсовета пять лет назад, а до этого жили на улице Чайковского, недалеко от Летнего сада. Разница есть: на Петроградской стороне аура отличается от «материкового» Петербурга. Многие мои друзья-«почвенники» считают, что Петроградка — главный район города. У меня двойственные ощущения от этого места. В какой-то момент оно даже начинает напрягать: здесь другая энергия, беспокойная — появляется много офисов, трафик становится более выраженным. Из-за этого возникает чувство, будто ты находишься в гостях. Раньше Петроградская сторона была прекрасна своей «провинциальностью», но сейчас это ощущение, наверное, осталось только в Коломне.

С профессиональной точки зрения дом Ленсовета — очень хорошая архитектура. Кроме того, мне интересен сам конструктивизм как проект: нравится безумная идея о том, что люди могут жить в коммуне. Причём понятно, что это утопия. В то же время дом — ближе к ар-деко: есть тема элиты, вертикали власти. Таких домов много в Германии — они появляются с 1934 года, выстроены в тоталитарном помпезном стиле. Известно, что Левинсон потом много строил в стиле неоклассицизма; скажем, станция «Автово» — это его проект. Ну а Фомин — архитектор с умом проектировщика: для него были более важны эргономика, функциональность, нежели эстетика. 

Если посмотреть на дом глазами обывателя, станет ясно, что жить здесь может быть трудно. В доме Ленсовета очень плохие инженерные сети. Это вообще присуще зданиям 1930-х годов: архитектура красивая, но построено так себе. Когда я прихожу к коммунальщикам и они спрашивают номер дома, я отвечаю: «Набережная Карповки, 13». Они реагируют: «Так бы сразу и сказали!» Для них этот дом очень проблемный: здесь постоянно прорывает трубы, скачет электричество (последнее, понятно, плохо для владельцев дорогих компьютеров). 

В народе дом считается непростым: цифра 13, какая-то мистика. И есть почва для домыслов. Например, известно, что когда в 2000-е годы укрепляли фундамент — а почва тут не очень хорошая, дом немного гуляет — рабочие обнаружили гранитные плиты, на одной из которых было выгравировано «Максим Уваров, год рождения 1777». Вроде бы здесь была территория монастыря и кладбище. Говорят ещё, что в доме был большой процент самоубийств.

В доме Ленсовета жили известные люди. Например, поговаривали, что одну из квартир строили для любовницы Кирова. Достоверно известно, что здесь жила семья Алексея Толстого, тут выросла Татьяна Толстая. Насколько мне известно, сейчас эта квартира продана, там живёт другая семья. Пару лет назад я наблюдал, как оттуда спускали ящики с первым изданием «Буратино». Что-то вывезли Толстые, а часть, наверное, отправили на помойку. В нашей же квартире когда-то жил капитан Балтийского пароходства Будылкин: он в те времена имел счастливую возможность ходить в загранку, плавал на Кубу и в Америку. Наша соседка — известный астролог Ландра, у неё тут рядом офис у метро. 

 

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 16.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 17.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 18.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 19.

 

 

 

Высота потолков

3,2 м

Санузел

раздельный

Площадь кухни

14 м2

 

  

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 20.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 21.

В отличие от настоящих конструктивистских проектов, этот дом — пример здания для частной жизни. Но и здесь важна идея паноптикона — идеальный образ тюрьмы, здание, в котором можно за всеми следить. Многие конструктивистские здания спроектированы так, что вы всегда можете наблюдать за соседом. С одной стороны, это демократично: вы вроде как должны общаться и, согласно концепции сегодняшнего урбанизма сообщества, обязаны дружить. Но в реальности эти сообщества просто стучали друг на друга. Свобода обернулась репрессиями. Этот парадокс и выражен в архитектуре.

Сейчас здесь очень активное комьюнити. Мы закрыли ворота (но попасть во двор по-прежнему легко — со стороны детского сада), поставили кодовые замки. Есть инициативная группа жильцов, которая занимается разнообразными вопросами — например, о реставрации дома. Все памятники бетонной архитектуры в нашем климате пребывают в плохом состоянии и нуждаются в качественном ремонте. В нашем случае получилось нехорошо: несколько лет назад тендер на ремонт выиграла какая-то компания. Зимой во дворе возник деревянный вагончик, как у Ильи Кабакова. Был жуткий мороз — февраль месяц. И бедные таджики пытались вести ремонтные работы. Выглядело это дико. В мороз они замешивали бетон, что-то крепили... Естественно, всё обваливалось. И сейчас, если присмотреться, можно заметить дыры на фасаде. В общем, инициативная группа пытается довести эту историю до суда, но насколько это реально, я не знаю.

Бывают и казусы другого рода. На днях к нам обратился один местный жилец. Он выкупил помещение в цокольном этаже. И уже после покупки выяснил, что в это помещение нет входа. А просто так сделать вход невозможно. В общем, он ходил, собирал подписи — хочет добиться своего, опять же, через суд.

Все квартиры в доме разные. Тут вообще всё разное, даже парадные, окна, элементы декора. Квартиры есть и двухкомнатные, и шестикомнатные, а есть даже двухуровневые — там дубовые лестницы, роскошные. Фасад с колоннами очень интересный — эдакая игра в Корбюзье. Странная идея по тем временам. Да и вообще дом странноват: он спроектирован как будто не для нашего климата. Так, на крыше предполагался солярий. Сейчас туда сложно выйти, так как несколько лет назад в левом крыле произошёл пожар и выход на крышу закрыли. А раньше туда часто вылезали парочки: пива попить, покурить чего-нибудь, на скейтах покататься. В целом дом сделан так, как будто в городе вот-вот наступит сильное потепление.

Во дворе у нас очень хорошо. Молодые ребята занимаются скейтингом и джампингом: здесь есть где полазить, отработать прыжки. По вечерам же собираются разные компании, поэтому у инициативной группы постоянно возникают новые идеи по поводу безопасности — например, посадить вахтёра. Мне же кажется, что это лишнее: достаточно того, чтобы участковый проходил через двор. 

Люди здесь выгуливают собак, их очень много. Как и других животных: например, в подвале живут коты — их все подкармливают. Это очень камерный дом, все друг с другом здороваются, и нет такого, чтобы кто-то был сильно кем-то недоволен. 

Дом очень классно спроектирован относительно солнца: оно только заглядывает в окна, не засвечивая. И у нас есть свой «Стоунхендж»: небольшие круглые отверстия на крыше — в день летнего солнцестояния светило как бы проходит через них. Когда обращаешь внимание на такие детали, понимаешь, что дом очень качественно продуман. В отличие от новой архитектуры, в которой вообще нет мысли: она не учитывает ландшафт, природу. Хотя недостатки есть и в местоположении дома Ленсовета. Главным образом телебашня с её безумной подсветкой. Сейчас, слава богу, убрали стробоскопы, а раньше луч мог бить напрямую в окно. Кроме того... вы знаете, я не верю в то, что некие излучения как-то влияют на психическую жизнь, это псевдонаучно. И тем не менее иногда в голове откуда-то возникают образы телеведущих — притом что мы вообще не смотрим телевизор.

 

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 22.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 23.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 24.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 25.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 26.

 

 

 

Цена четырёхкомнатной квартиры

от 10 000 000 рублей

Аренда двухкомнатной квартиры

от 19 000 рублей
в месяц*

*Источник: ЦИАН, «Мир квартир» (12)

 

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 27.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 28.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 29.

Я живу в доме Ленсовета на Карповке (Петербург). Изображение № 30.