Модерновые доходные дома, сталинские высотки и многоэтажки 1970-х годов — не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живешь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах двух столиц и их обитателях. В новом выпуске мы узнали, как устроена жизнь в одном из самых примечательных микрорайонов Москвы — Северном Чертанове.

Фотографии

анна марченкова

Архитекторы: М. Посохин, Л. Дюбек, А. Шапиро, Л. Мисожников

Образцово-перспективный жилой район


Адрес: микрорайон Северное Чертаново

Постройка: 1972–1983 годы 

Площадь: 77 га

Жители: 22 тысячи человек

Высота: до 15 этажей

Историческая справка

Часто считается, что микрорайон Северное Чертаново должен был стать Олимпийской деревней на время проведения московских игр 1980 года, однако на самом деле это не так. Техническое задание на проектирование микрорайона было составлено еще в 1972 году, к строительству приступили спустя два года, а городом проведения Олимпиады Москва была выбрана только в 1975-м. Впрочем, важность завершения строительства к Олимпиаде объяснялась тем, что микрорайон должен был стать объектом туристического показа: Северное Чертаново демонстрировало, как советские граждане будут жить при победившем коммунизме. Однако большой объем средств, пущенных в строительство олимпийских объектов, затянул сроки строительства и не позволил выполнить архитектурную программу микрорайона в полном объеме.

Одной из особенностей эпохи 1960–1970-х годов в области жилищного строительства стала идея «дома с услугами». В наиболее выраженном виде она присутствовала в проектах Дома нового быта на улице Шверника и комплекса «Лебедь» на Ленинградском шоссе. Северное Чертаново представляло собой целый район отдельно стоящих построек, поэтому услуги находились не в доме, а в отдельных зданиях, но все же очень близко к жилью: в микрорайоне предполагалось создание торгового центра с магазинами и рестораном, культурного центра с кинозалом и библиотекой, школы, детских садов, спортзала, бассейна. Но были услуги и непосредственно в корпусах — бюро заказов, продажа предметов первой необходимости, пункты приема и хранения сезонных вещей.

Другая важная идея эпохи советского модернизма в области градостроительства — функциональное зонирование. В Северном Чертанове в верхней части склона холма расположены жилые корпуса, а ближе к прудам — общественные здания. Пространство между ними отдано пешеходам, автомобильный заезд реализован с тыльной стороны домов. Все это подводит нас еще к одной идее того времени — «домов для автомобилистов». Дома в Северном Чертанове имеют подземные гаражи, из которых можно сразу попасть на лестничную клетку своего дома.

Айрат Багаутдинов

автор проекта «Москва глазами инженера»

Ну и, конечно же, Северное Чертаново соответствует эстетическим идеям архитектуры советского модернизма — сложная, но в то же время функциональная композиция ансамбля и отдельных зданий, грубые бетонные поверхности фасадов, текучее пространство квартир. Одно из главных новшеств в квартирах микрорайона — это их свободная планировка. Раскрыв широкие двери-ширмы, можно было объединить пространство гостиной с кухней-столовой, превратив квартиру в студию. А в больших квартирах к единому пространству добавлялась прихожая.

Идея создания жилого комплекса с обслуживанием восходит в нашей стране к эпохе авангарда. Можно вспомнить знаменитый дом Наркомфина, который имел в своем составе кухню-столовую, детский сад, прачечную и гараж, или общежитие текстильного института на улице Орджоникидзе с еще более развитой общественной частью. Но если в 1920-е годы такая инфраструктура при доме зачастую виделась как замена личному хозяйству и принуждение к обобществлению быта, вариант Северного Чертанова был более гуманен. Квартиры имели все необходимые удобства: полноценную кухню, ванную, санузел, а услуги при доме были дополнительными и опциональными.

То, что принято у нас теперь называть советским модернизмом, совпадает по времени и своему образу со стилем, который за рубежом назывался брутализмом. Например, спускающиеся террасами к прудам ризалиты в Северном Чертанове напоминают нашумевший незадолго до того монреальский жилой комплекс «Хабитат-67» архитектора Моше Сафди, создававший яркий образ средствами типового строительства. Эта задача стала одной из основных и для авторов Северного Чертанова. 

Денис Ромодин

краевед

Северное Чертаново задумывалось в 1970-х годах как микрорайон нового типа на автономной территории, оторванной от городской среды природным ландшафтом. Поэтому в нем пришлось спроектировать всю локальную бытовую, культурную и торговую функции, чтобы жителям не надо было выезжать за пределы района. Кроме того, в Северном Чертанове отрабатывались новые типы зданий и ансамблевая архитектура с использованием типовых элементов: архитекторы хотели уйти от однообразных планировок с непримечательной расстановкой жилых зданий.

Впрочем, главное, что было реализовано в экспериментальном микрорайоне, — единая система обслуживания домов с подземными гаражами, пневматическим удалением мусора и системой датчиков, контролировавших работу инженерных систем здания и выводивших данные в центральную диспетчерскую микрорайона. Здесь архитекторы вспомнили и об архитектуре 1920-х годов, и о жилой единице Ле Корбюзье в Марселе: часть зданий стоит на ногах, а первые этажи других объединены общими коридорами, в которых жители по замыслу архитекторов могли бы устраивать праздники и коллективные встречи или просто прятаться от непогоды, перемещаясь между корпусами.

Длинные корпуса архитекторы специально изломали, придав району необычную и интересную планировку. В то же время такое размещение домов позволило сделать просторные дворы без машин и убрать всю транспортную инфраструктуру под землю. Интересно решили и проблему фасадов, которые насытили лоджиями, французскими балконами и специальными карнизами — ящиками для вертикального озеленения. Кроме того, фасады выкрасили в контрастные сине-белые цвета, придав динамику жилым корпусам.

В первых домах микрорайона внутри были двухуровневые квартиры, обставленные встроенной мебелью и сантехникой из стран Варшавского договора. Однако впоследствии проекты были упрощены — как жилых домов, так и общественных зданий — например, лишь один детский сад был построен по индивидуальному проекту. Благоустройство было отложено на потом, а многоэтажный торгово-общественный центр на восточной окраине микрорайона и вовсе не был построен. Увы, эксперимент попал на период распада СССР и не нашел дальнейшего развития в Москве. Но этот опыт показал, как можно создать на небольшой территории одновременно плотную и просторную застройку с эффектным ансамблевым решением.

Кухня 10 м2

Высота потолков 270 см


Однокомнатная квартира

40 м2

Двухкомнатная квартира

65 м2

Трехкомнатная квартира

80 м2

Четырехкомнатная квартира

100 м2

Кирилл, 33 года, художник

Живет в мастерской под крышей дома, пройти в которую можно, открыв железную решетчатую дверь на лестнице. На каждый подъезд приходится две мастерские с одним санузлом, расположенные вдоль по коридору. В самой мастерской оборудовано рабочее и спальное места, а также кухня в едином студийном пространстве.

О квартире

Я живу в Москве уже восемь лет, а переехал сюда из Калининграда. До этого я всегда снимал большие квартиры с друзьями в центре, но в прошлом году у меня возникло отчетливое желание уехать и пожить в панельном доме где-нибудь подальше. Я случайно увидел в фейсбуке репост от друзей о том, что чей-то знакомый хочет на несколько месяцев сдать свою мастерскую в Северном Чертанове, а этот район я давно любил — приезжал сюда фотографировать и просто гулять. Так что этот вариант оказался лучшим из всех возможных: это не квартира, а мастерская, к тому же располагается под крышей — все это мне очень нравится.

Человек, который здесь прежде жил, уехал в деревню в Краснодарском крае и занимается там изготовлением посуды из глины и керамики, так что, кажется, я задержусь здесь надолго. Планировка в этих домах очень логичная — в каждой секции есть две мастерских и один санузел. Они, разумеется, не предназначены для жизни, а были построены для художников, которые должны приезжать сюда, чтобы писать картины или делать скульптуры. Все мастерские принадлежат Московскому союзу художников, но многие члены этой организации не используют их, а пересдают. Например, мне. В самой мастерской я особо ничего не менял, обустройством занимался прошлый квартирант, который раньше работал дизайнером интерьеров, так что все выглядит неплохо.

Из окна у меня виден новый кирпичный храм, который портит всю малину и напрягает гораздо больше высотки «Авеню 77» (45-этажный жилой дом, построенный в Северном Чертанове в 2005–2011 годах по проекту ТПО «Резерв» архитектора Владимира Плоткина. — Прим. ред.). Кроме того, открывается отличный вид на Южное Чертаново, правда, оно выглядит круто только отсюда или с вертолета, а жить там не очень приятно. Между Северным и Южным Чертановым — большая разница: здесь есть ощущение, что скоро будем покорять просторы Вселенной и заселять Марс, а в Южном Чертанове — совершенный фильм Балабанова.

О доме

Во всех домах этой серии первый этаж считается рекреационной зоной без квартир, но я не замечал, чтобы люди здесь собирались и общались. Тем не менее на первых этажах всегда светло, уютно и много растений, но потенциал пространства не используется в полной мере из-за низкого уровня самоорганизации местных жителей. У меня даже было огромное желание устроить серию кинопоказов на первом этаже: притащить несколько кресел, повесить объявление на лифте, мол, что в следующем месяце будет фестиваль фильмов, в которых фигурирует Северное Чертаново, — чтобы все соседи могли прийти и посмотреть.

Проблему с пустующими первыми этажами легко можно было бы решить за счет обитателей мастерских. Понятно, что люди, живущие в обычных квартирах, не обязаны этим заниматься. А вот если бы во всех мастерских поселились молодые художники, которые взяли бы на себя такое социальное обязательство, получилось бы здорово. Как раз на один подъезд приходится две мастерские, и все бы могли делать что-то классное.

У нас в подъезде несколько милых консьержей. Один раз мне очень нужна была стремянка, и я обратился к консьержке с этой проблемой. Через полчаса она нашла стремянку у кого-то из соседей. При этом я не сталкивался с инициативами соседей по бытовым вопросам, но зато в районе есть что-то вроде ЖЭКа в здании рядом с бассейном. Как-то я туда заходил за электриком и обнаружил большой зал с двумя диспетчерами. Зал выглядит почти как центр управления полетами: на стене висит чуть ли не пятиметровая схема Северного Чертанова, на которой нарисованы дорожки и домики, а каждый подъезд обозначен отдельной лампочкой. И если в каком-то из корпусов потекла труба, загорается соответствующий огонек.

О районе

По-моему, Северное Чертаново — лучший район во всей Москве: он одновременно спальный и абсолютно нетипичный, ведь задумывался как архитектурный эксперимент. Когда его строили, предполагалось, что такие микрорайоны станут серийными и появятся во всех городах России. Насколько я знаю, этого не случилось, и существует только один похожий дом на другой окраине Москвы (речь идет о так называемом «Чазовском доме» на Осенней улице в Крылатском. — Прим. ред.).

Северное Чертаново — по-настоящему передовой микрорайон. Об этом свидетельствует, к примеру, максимальное использование подземных пространств. Разработчики постарались почти полностью вывести из пешеходной зоны дороги и автомобили, построив специальный тоннель. Все машины проезжают по нему, так что их особо не видно и не слышно. По всему микрорайону расположены подземные гаражи, и на поверхности остаются деревья и пешеходные дорожки, а не хаотично припаркованные автомобили. Здесь очень спокойно, а рядом есть Битцевский лесопарк. Я сам люблю погулять в лесопарке, там отличная инфраструктура — дорожки, освещение. Люди постоянно выходят на пробежку и катаются на велосипедах — cтолько бегающих людей я вообще никогда не видел.

Сперва кажется, что Северное Чертаново — это какая-то окраина, но отсюда всего лишь 20 минут на метро до центра. Впрочем, я не езжу в центр за едой или какими-то вещами повседневной нужды. В районе есть довольно классный фермерский магазинчик с подмосковными овощами, фруктами и мясом. Вкусных помидоров в супермаркетах в принципе не существует, а в этом магазинчике они на удивление хорошие. В торговом центре почти напротив моего дома есть кинотеатр, я иногда туда хожу на ночные сеансы.

Еще здесь есть культурно-досуговый центр «Северное Чертаново». В него точно стоит сходить, потому что он попал под волну модных реконструкций вроде той, что случилась с Библиотекой имени Достоевского. В этом центре сделали прекрасный ремонт, и он теперь похож на коворкинг шведского образца. К тому же там мало людей, так что всегда можно прийти с компьютером и поработать. В этом центре есть и большой кинозал, в котором иногда проходят патриотические кинофестивали — показывают фильмы о войне или что-то подобное. Ну и, конечно, занятия для детей — от театрального кружка до секции робототехники.

Об искусстве и Северном Чертанове

Северное Чертаново — хороший пример осознанности людей относительно места, где они проводят большую часть жизни. Например, житель Нью-Йорка узнает все места, которые появляются в каждом втором американском фильме. С Чертановым случилась похожая история, потому что это уникальный проект — одновременно очень кинематографичный и родной. Словно это обычные российские панельные дома, но все же уникальные и узнаваемые, а еще очень привлекательные для режиссеров и операторов.

В Северном Чертанове часто снимали кино. Из старых фильмов мне сразу вспоминается картина «Такси-блюз», но есть и довольно много современных примеров. Начиная от фильма «Коробка» про пацанов, играющих в футбол на районе, и заканчивая ремейком «Горячих новостей» Сэма Клебанова, который снимали в моем подъезде.

Примечательно, что сестра дизайнера, который занимал эту мастерскую до меня, работала на производстве «Горячих новостей» художником. Мне кажется, все сработало именно таким образом: она предложила снимать Северное Чертаново, потому что у ее брата здесь мастерская, а съемочная группа посмотрела и тоже влюбилась в это место. У Бондарчука в фильме «Притяжение» тоже действие в Северном Чертанове разворачивается, а оператором был Михаил Хасая, который снимал «Холодный фронт» Волобуева и клип L'One, в котором есть Северное Чертаново. Выходит, что через личную привязанность человека в окружении режиссера район появляется в произведениях искусства.

Об архитектуре и ландшафте

Плотниковскую высотку «Авеню 77» можно было бы вписать в язык Северного Чертанова с помощью простых шагов, но в целом это вопрос уважения — считать ли Северное Чертаново исторической застройкой, которую ты не должен игнорировать, или относиться к нему как к очередному спальному району. Лично я бы внес Северное Чертаново в объекты всемирного наследия ЮНЕСКО и запретил возводить вблизи постройки, противоречащие эстетике комплекса. 40-этажный дом пытается повторять чередование синего с белым, характерного для микрорайона. Его расцветка как будто отсылает к соседним домам, но в итоге это не очень работает — все равно что в центре Парижа небоскреб построить. Но, с другой стороны, я и к этому привык, потому что у меня выигрышный вид из окна. В тумане или ночью местность благодаря высотке напоминает пейзажи из фильма «Бегущий по лезвию».

В лондонский район Барбикан я так и не попал, видел только на фотографиях, но он правда отчасти напоминает Северное Чертаново. Хотя Барбикан выглядит более бруталистским, а Чертаново носит гуманистический окрас, такое ощущение, что он повернут лицом к жителям за счет, может быть, выбора текстур и поверхностей. Если в Барбикане — сырой бетон, то здесь наоборот — белые и синие полоски, максимально открытые первые этажи во всех домах.

В чем отличие Северного Чертанова от других построек в духе советского модернизма? Например, понятно, что дом Наркомфина — очень радикальный проект, этот дом относится к сфере политического жеста, идеологии и принуждения, в отличие от Северного Чертанова. В начале СССР хотели отмести все предрассудки: не нужна вам кухня, будете есть в столовой! В пылу коммунистического самосожжения и стремления к чему-то светлому, конечно, можешь согласиться на это на первых порах, но уж точно не на долгий срок. Поэтому я даже не уверен, что у Северного Чертанова есть что-то общее с Наркомфином и другими ранними советскими экспериментами.

Во время стройки Северного Чертанова идеология уже отступала и архитекторы больше задумывались о банальном комфорте: убрали машины, посадили деревья, но сохранили модернистскую сложность. Дома стоят под углом по отношению друг к другу, есть симметричные скаты крыш — от шести до десяти этажей. Это формирует уникальный рисунок микрорайона, который разительно отличается от пятиэтажек в Южном Чертанове, поставленных исключительно по меридиану и на определенном расстоянии друг от друга, чтобы солнце попадало в каждое окно. В Северном Чертанове все довольно сложно, и людям это нравится. Вот почему нам комфортно в Европе, где каждый дом не похож на другой, — это просто приятно человеческому глазу!

Николай, 19 лет, студент

Живет в трехкомнатной квартире с большой прихожей и гостиной. Первоначально пространство кухни и гостиной было единым, но в ходе перепланировки хозяева разделили помещения. В квартире есть длинный балкон, который проходит вдоль этих двух комнат, а также два санузла, находящихся в одной стенной коробке. Еще две комнаты, использующиеся как спальни, находятся на солидном расстоянии друг от друга, так как разделены прихожей.

О досуге и преступности

Часто говорят, что в Северном Чертанове можно остаться без телефона. Это бред: у моих знакомых, конечно, такое случалось, но они конкретно уличные пацаны. Правда, в сентябре был один случай, когда у нашего дома напали на адвоката и выстрелили ему в голову из травматического пистолета, но причиной всему была его профессиональная деятельность. А в целом криминала нет вообще. Только летом вдоль шоссе стоят филиппинские проститутки. Они начинают работать довольно рано, часов в десять вечера, но по осени исчезают.

Я знаю, что Северное Чертаново строили к Олимпийским играм 1980 года, но ожидаемо не вышло со сроками, и еще около 20 лет в округе была куча котлованов и пустырей. В 1990-е годы на них бандиты из Южного Чертанова встречались с коллегами из Северного. Совершенно точно именно во время этих терок между Севером и Югом и возник миф о Северном Чертанове как о страшном районе. Кстати, несколько лет здесь регулярно ездила зеленая «копейка» с ментами, и все знали, как часто она ездит, по какой траектории и кто сидит за рулем.

В микрорайоне к Олимпиаде также построили спорткомплекс «Чертаново». Он до сих пор работает, там я занимался водным поло, но есть и другие секции. Для районного он вполне приличный, правда, внешне грязный, давно не красили. В Чертанове есть конноспортивный комплекс «Битца», он считается неплохим. В последние годы в микрорайоне поставили много коробок, где дети играют в футбол.

Рядом есть два пруда, в них водится рыба, и местные рыбаки ее регулярно ловят зимой. Кроме того, поблизости находится Битцевский парк, туда все ходят кататься на лыжах и санках, а летом на велосипедах. В 2006 году в парке поймали битцевского маньяка Пичушкина, который убил 49 человек. По легенде, он хотел перегнать Чикатило. Но жил Пичушкин не здесь, а в Зюзине.

В парке встречается много всякой мелкой живности — белки и мыши-полевки. Пару лет назад тут проложили что-то типа велосипедной дорожки, и я часто катаюсь по парку на велике до Лысой горы. Но там у источника можно встретить пенсионеров, которые раздеваются и обливаются водой, пока с горки катаются дети. Представьте: ребенок съезжает с горки, а там голый мужчина стоит. Местные к этому нормально относятся, но, по-моему, это очень странно.

О быте

Честно говоря, раньше я думал, что все живут в домах с двумя квартирами на площадке и мусоропроводом на этаже, но потом осознал, как же мне повезло. У нас в доме даже есть колясочная, совершенно страшное помещение, в котором можно оставлять свои вещи — лыжи, коляски, велосипеды. В последний раз, когда я туда заходил, видел голубя в клетке.

Все квартиры в доме просторные, у всех есть балконы, но на фасаде они выглядят неравномерно. Говорят, в районе есть двухуровневые квартиры, но в нашем доме я их не встречал. Зато в башенках наверху находятся творческие студии — вечером там горит разный свет, так что люди там точно живут или работают. Крыша у дома лесенкой, и летом наверху постоянно кто-то тусуется, перелезая на крышу через окно. Между корпусами домов есть надземные переходы, и раньше между зданиями можно было свободно ходить. А еще есть огромные подземные гаражи, но их аренда стоит сумасшедших денег. Через мой вход в дом можно подняться в три подъезда, но бывает, что один вход ведет и к четырем, и к пяти подъездам. Лифты здесь новые, им меньше года. В них играет музыка, как правило, это «Hotel California», тема из «Крестного отца», что-то советское, а вот классику обычно не ставят. Советских пневмомусоропроводов сейчас уже нет, но обычные работают исправно.

В моем доме дорогая аренда, поэтому живут здесь в основном благополучные семьи — много учителей, профессора, предприниматели. Я ездил в Бутово, там заходишь во двор и видишь, что люди постоянно бухают или уже сидят пьяные. А в Северном Чертанове, мне кажется, я единственный, кто возвращается пьяным домой. Нет такого, что мужики сидят на лавочке с пивом и семечками.

В нашей квартире мы делали перепланировку — возводили стены, пробивали дверной проем из гостиной в кухню. Вообще, большинство жильцов все переделывают под себя. Окна у нас выходят на две стороны: с одной стороны парк и детский сад — мама, видимо, смотрела, как я в детстве там бегал; c балкона же видно высотку, церковь и трамвайные пути, кстати, с общественным транспортом в районе очень хорошо, маршруток тут никогда не было.

Аренда трехкомнатной квартиры

60 тысяч рублей в месяц

Цена трехкомнатной квартиры

16 миллионов рублей

Что же касается модернистского стиля, в котором выстроены все здания района, то мне кажется, что идея о подчинении человеческой жизни архитектурным законам утопична. Эти законы работают недолго, а сами люди по ним просто не функционируют. Концепция дома, который можно пройти насквозь от начала до конца, чтобы заходить к коллегам и друзьям для чаепитий, не выходя на улицу, вроде бы хорошая. Но на практике оказалось, что это единство мало кому интересно, и при первой возможности дома разделили. Это как коммунизм — очень красиво, но совершенно нереально.

Но вообще наши дома — это будущее: небесные цвета, правильные формы, много-много стекла на первом этаже, растения. Район очень хороший, и, мне кажется, для семей — это лучшее, что можно придумать, потому что вся инфраструктура близко.