До 2014 года гигантский ЖК «Сергей Есенин», что на севере Петербурга в Выборгском районе, был самым многоквартирным домом в городе. Сейчас есть новостройки и грандиознее: например, в двухсоставном ЖК «Аврора» в Невском районе — более 5,3 тысячи квартир. Однако именно «Сергей Есенин» — наряду с «Северной долиной» — является ярким символом гиперурбанизации в XXI веке, когда на небольшой территории вырастает ввысь мини-город с относительно недорогими квартирами и населением в несколько тысяч человек. 

Двадцатипятиэтажный ЖК с гигантским двором-колодцем, солнце в котором бывает видно всего по 40 минут в день (если вообще), диссонирует с малоэтажными коттеджами-сталинками Старопарголовского жилмассива у парка «Сосновка» — одного из самых крупных в Европе. Мы уже писали в начале года про это противостояние: на тот момент часть коттеджей расселили (многие жильцы перебрались именно в ЖК «Сергей Есенин»), и местные активисты боялись, что жилмассив снесут, а на его месте воздвигнут еще одну высотку; таким образом муравейники окончательно вытеснят таунхаусы — гуманистический вариант городского сожительства.

Вновь ЖК «Сергей Есенин» актуализировал московский блогер Илья Варламов, который в конце ноября сравнил высотку с мужским половым органом (на снимке сверху действительно можно разглядеть пикантные контуры). На это один из авторов проекта, архитектор Ифтихар Арзиманов, ответил так: «Во многих зданиях старого города можно увидеть такие образы. Только больной человек может увидеть подобные образы».     

Сегодня из рассылки движения «Красивый Петербург» стала известна еще одна занимательная деталь про ЖК: жильцы уверяют, что в нем действует публичный дом. «Использованные контрацептивы и шприцы разбросаны вокруг, а сотрудницы борделя иногда обслуживают клиентов прямо в припаркованных во дворе машинах», — рассказала одна из жительниц. Сейчас готовятся индивидуальные и коллективные обращения в полицию и прокуратуру Выборгского района.

В комментариях под постом Ильи Варламова многие спрашивали, каково жить в таком густонаселенном доме. Мы попросили ответить на этот вопрос Татьяну Симакову, которая несколько лет назад въехала с семьей на 25-й этаж новостройки и считает, что «Сергей Есенин» — несмотря на отдельные недостатки — удобен для жизни. 

Фотографии

Виктор Юльев

Один из авторов проекта: Ифтихар Арзиманов (ООО «Архитектурная мастерская Арзиманова И.Б.»)

Жилой комплекс «Сергей Есенин»

Застройщик: «Строительный трест»

Адрес: ул. Есенина, 1

Постройка: 2007–2011 годы

Высота: 25 этажей

Количество квартир: 2 400 (по другим данным — 2 010)

Татьяна Симакова

О видах, парке и толстых стенах

Мы искали высокий дом. На тот момент в городе не так много строили. ЖК «Сергей Есенин» еще не был сдан — мы поднялись до 18-го этажа, предположили, каким будет вид из окна, — и стали ждать.

Нам предлагали квартиру с видом на «Сосновку» (такие стоили на 800 тысяч дороже), но мы отказались: во-первых, в парке есть стрельбище, и с той стороны его слышно (хотя, говорят, к звукам стрельбы привыкаешь); во-вторых, хотелось движения, а с этой стороны ездят машины плюс есть больница Святого Георгия. Кроме того, через три года на той стороне начали строить другой дом (ЖК «Лиственный» — Прим. ред.) — в итоге люди, которые платили за вид на «Сосновку», получили вид на новостройку.

И потом ну что такого в Сосновке — лес и лес. Хотя там, может быть, чище. Тут иногда с дороги летит грязь. Я думала, что до 25-го этажа не должно долетать, но у нас мощная турбулентность, бывает очень сильный ветер, от него — свист, пыль-грязь.

Пока дом на Есенина строили, случился кризис. В итоге полдома строили с использованием дорогих материалов, а вторую половину, по моим наблюдениям, достраивали из дешевых, так что, например, качество лифтов, плитки, почтовых ящиков в парадных разное. Мы живем на стыке, который проходит по нашей стене. Я долго думала: почему в квартире так тихо? Какая замечательная звукоизоляция! А оказалось, что здесь просто очень толстая стена.  

Двухкомнатная квартира

42 квадратных метра

Высота потолков

2,75 метра

Кухня

9 квадратных метров

Санузел раздельный*


*Примерные параметры квартиры героини.

О парковке и коммунальных службах

Да, с парковками здесь проблематично, но жильцы дома знают нюансы. Если хочешь поставить машину во дворе, чтобы ее потом, например, не законопатила снегоуборочная машина, нужно приехать в определенное время и на работу отправляться уже на автобусе. Я так часто делаю. У нас в семье одна машина, она нужна, чтобы отвозить детей в школы-садики, ездить на горнолыжный курорт в Токсово.

Здесь есть подземный двухуровневый паркинг, но места в нем дорогие: когда мы заезжали, они стоили около 1,5 миллиона рублей — как квартира-студия на тот момент. В паркинге всегда есть свободные места, но кто-то им, впрочем, пользуется.

На мой взгляд, у нас очень приличная управляющая компания, называется «Соотечественник». Она очень неплохо убирает и достаточно отзывчивая. Правда, я как-то раз пыталась организовать сбор батареек для сдачи в экобоксы. Пошла в управляющую компанию с этой идеей, а мне сказали: «Нельзя, опасно, дети могут съесть батарейки». Моя общественная инициатива на этом закончилась.

Коммуналка здесь небольшая: летом — 2 000 рублей, сейчас — до 4 000 рублей за двухкомнатную квартиру. Моя мама, проживая в маленькой квартире, платит столько же.

О жильцах

Большинство жильцов дома — молодые, много детей. Пожилых меньшинство. Основные группы здесь — мамы с маленькими детьми, собачники, автомобилисты, которые, кстати, часто друг другу помогают убирать снег. Бабушек на скамейках нет. С каждым годом жильцы все приличнее. Даже за собаками убирают. Кто-то пытался благоустраивать газоны, но не пошло: сыпали соль, и все благоустройство загнило. Хотя вот каштаны, которые высадили года три-четыре назад, сейчас в два раза выше меня. Причем каштаны находятся внутри двора. Я засекала: солнце там всего по 40 минут в день (если вообще бывает). Но деревьям, получается, хватает.

Как-то тут была волна краж. Пытались выяснить, кто виноват. Многие думали на одну семью восточной наружности. Я видела, как неодобрительно на них смотрят и за спиной говорят неприятные вещи. Было жалко: я знаю эту семью, они очень хорошие люди. Впрочем, ксенофобия есть везде.

О посте Варламова

Пост Варламова я вчера специально перечитала. Никто из жильцов его открыто не обсуждал, даже на местном форуме. Мне интересно, где живет сам Варламов? Понимаю, что, если бы я сюда пришла впервые, реагировала бы, как он. Но когда живешь здесь постоянно, начинаешь видеть красоту. Во дворе-колодце нет ветра, у каждой парадной горят фонари, они очень красиво подсвечивают падающий снег. Каштаны к Новому году украшают шариками — тоже красота.  

То, что сверху дом по форме похож на пенис, — да, это видно на гугл-картах. То, что все занято машинами, — я уверена, что где-нибудь на Пестеля с парковкой все еще хуже. Видят ли жильцы квартир с окнами во двор, что происходит у соседей напротив? Я выросла в Красногвардейском районе в обычной девятиэтажке (у нас дом был буквой «Г», и мы жили в угловой квартире) — я видела, какую литературу читает человек в окне напротив. Здесь, если выйти на черную лестницу, видно, что напротив ходят люди и, например, готовят борщ. Но что именно они читают или смотрят, не видно.

То есть акценты у Варламова расставлены неоднозначно. Повлияло и то, что для съемки он выбрал позднюю осень, когда все деревья стоят голые. Когда листва зеленая или желтая — и визуальные ощущения совсем другие, и пахнет хорошо.

То, что «вид из окна идеален, если вы хотите совершить самоубийство», — может быть, кто-то согласится. А мне, например, нравится. Я вижу не унылую серость. Знаете, какие салюты отсюда красивые! Великолепные закаты и восходы. Приходишь с чашечкой кофе и смотришь (фото видов можно посмотреть в инстаграме Татьяны: 1, 2, 3, 4Прим. ред.). Видно Суздальские озера и строящийся «Лахта-центр» (он сейчас очень красиво подсвечен). Можно увидеть колесо обозрения на Крестовском острове. Когда светит солнце, видно залив и даже иногда золотой купол Кронштадтского собора. Напротив, прямо под нами — больница Святого Георгия: если есть бинокль, можно увидеть, как проводят операции. Лично мне здесь просто прекрасно, я уезжать не хочу.

О сосульках и особенностях быта

Одна из основных проблем у нас — сосульки. Дело в том, что жильцы последних этажей должны сами чистить крышу, а это очень опасно. Или нанимать промышленных альпинистов, а это дорого. Каждый год от управляющей компании приходят письма-напоминания. Я открываю окно и очень аккуратно снимаю сосульки, предварительно убедившись, что внизу никого нет.

Один из жильцов хотел сделать на крыше беседки, проводить там свидания (для себя, не для коммерции). Но все закончилось тем, что из-за правил безопасности ему не разрешили это делать.

Как-то раз нам с мужем и детьми пришлось подниматься на 25-й этаж пешком. На удивление, времени на это ушло немного: я не засекала, но помню, что дошли всего с одной остановкой. Это было во время пожара, он произошел в квартире через парадную, этаже на 12-м: видимо, поливали, поэтому отключили интернет, свет, и лифт не работал.

Кстати, интересный вопрос про то, что делать в случае пожара. Я знаю, что в городе пожарные лестницы максимум до 21-го этажа, да и вертолет нам вряд ли поможет. Когда мы въехали в эту квартиру, здесь были бетонные стены и красный чехол с промышленной обвязкой. Снаружи за окном есть железный крюк. В одной из памяток новым жильцам было написано, что мы должны пройти инструктаж. По идее, нам должны рассказать, как правильно использовать обвязку и вылезать в окно, и, видимо, научить пробивать окно соседям снизу (потому что до земли эта обвязка не достанет).

О памятнике Есенину 

Памятник Сергею Есенину появился одновременно с нашим домом (памятник открыли в 2009 году, его автор — народный художник РФ Альберт Чаркин — Прим. ред.), чуть позже рядом посадили березы. Первое время какие-то вандалы ломали деревья — их пересаживали.

Забавно, что тут есть салон красоты «Айседора» и был ресторан «Есенин», но его недавно закрыли. Странное было заведение, непростое: за два-три года посетителей я там видела дважды и один раз — банкет. При этом в ресторане было много официантов, туда часто привозили новую мебель, а световую вывеску меняли чуть ли не раз в месяц. Сейчас на месте «Есенина» готовятся открыть новый ресторан.

«Айседора» же осталась, и это тоже непростое место: я один раз из интереса зашла — там все в мраморе. Очень шикарно. Для нашего дома это странно.

С моей точки зрения, новые высотные дома в Петербурге — громадная законсервированная проблема. Через некоторое время эти дома утратят управляемость своими собственниками. Те попадут в кабальную зависимость от управляющих компаний. Собственники не смогут собраться, чтобы избавиться от компании, которая перестанет их удовлетворять (а рано или поздно это точно случится). И даже если смогут, они не найдут никакой альтернативы, потому что такими мегакомплексами управляют только специально созданные для них компании. 

К сожалению, люди, руководящие процессами строительства в городе, совершенно не ставят перед собой задачу создавать объекты, которые были бы элементарно управляемыми. Когда квартир в доме две тысячи — это означает, что собрание собственников должно состоять из двух тысяч представителей. Как можно предположить даже возможность такого собрания?! Не говоря уже о том, что люди не смогут хотя бы озвучить на нем проблемы.

Со временем управляющие компании будут ощущать все большую безответственность по отношению к жильцам. Поэтому можно прогнозировать ухудшение качества обслуживания и увеличение тарифов. Конечно, конкретно к ЖК «Сергей Есенин» это может и не относиться, я имею в виду ситуацию в целом. Думаю, в конце концов в таких домах возникнет ситуация, когда жить в них станет практически невозможно, но люди продолжат это делать, поскольку и продать квартиры будет крайне сложно. Кончится это тем, что жильцы начнут выходить на улицы и требовать от руководства города решить проблему с управляемостью — так же, как сейчас выходят и требуют, скажем, чтобы расселяли коммунальные квартиры или делали капитальный ремонт. 

Павел Никонов

архитектор, начальник управления градостроительной документации СПб ГКУ ЦИОГД

Таким образом, кризис неуправляемости — следующий кризис, который нас ждет в жилищной сфере. И он будет городского масштаба, потому что этих комплексов понастроили очень много. Необходимо, чтобы дело дошло до достаточно серьезного кризиса, когда эту тему стали бы обсуждать как городскую беду, чтобы проснулась администрация. Сейчас никаких предпосылок к этому нет.

Причем высотное строительство продолжится, потому что никто в руководстве города этой проблемой не озабочен. Я разговаривал с зарубежными коллегами, которые говорят, что на Западе основной тренд противоположен: это многоквартирное жилье, состоящее максимум из десяти квартир.

Вообще наш город в свое время даже в энциклопедии Брокгауза и Ефрона был отмечен как лидер по количеству многоквартирных домов на единицу населения. После революции тенденция продолжилась: в советский период у нас любили строить достаточно большие дома, по периметру обходящие микрорайон, порой — с 1,5 тысячи квартир. В новейшее время при свободе строительства появились новые амбиции. Градостроители нажали на газ вместо того, чтобы затормозить и прикинуть, что комфортное жилье, вообще-то, — в небольших домах, максимум пятиэтажных. Так считается во всем мире — так считает и большинство населения у нас. Есть, конечно, люди, которые хотели бы жить очень высоко, но это, в основном, молодежь, ей нужен какой-то драйв, аттракцион в своем жилище.

Почему многие жильцы высотных новостроек говорят, что им нравятся их дома? Я думаю, это эйфория, связанная с приобретением новой квартиры. Вряд ли человек, который сделал такое существенное приобретение, будет искать отрицательные стороны. У нас жилье — это не обычный продукт (в отличие от стран, где жилищный кризис решался своевременно). Полагаю, что сейчас, на пике необычности, когда такие дома представляют собой совершенно новую среду, люди еще будут некоторое время испытывать удовлетворение. Вопрос в том, как они посмотрят на ситуацию, когда такое жилье станет обыденностью. Ведь люди были в восторге и когда переезжали в хрущевки, достаточно долго и абсолютно искренне они были счастливы в них. Но потом прошло время, и хрущевки стали обыденностью, все недостатки как бы вылезли наружу. Так что когда-нибудь это случится и с новыми высотками.

Цена однокомнатной квартиры

от 4 800 000 рублей

Цена двухкомнатной квартиры

от 7 600 000 рублей 

Цена трехкомнатной квартиры

от 10 855 000 рублей

Аренда однокомнатной квартиры

20 000 рублей в месяц

Аренда двухкомнатной квартиры

30 000 рублей в месяц


Источник: 1, 2, 3, 4, 5