Комплекс «Ханой-Москва» видно издалека — это огромное монолитное здание на Ярославском шоссе, облицованное плиткой цвета кофе с молоком и украшенное стилизованной пагодой. Здание построили в рамках российско-вьетнамских соглашений: его площадь — 132 тысячи квадратных метров, территория — почти пять гектаров. Внутри 21-этажной постройки находятся апартаменты, полупустой торговый центр и две парковки. Лицевая сторона дома выходит на сквер и жилой микрорайон, построенный к Олимпиаде-80, обратная — на МКАД. Добраться до него можно на бесплатном шаттле от метро ВДНХ, который ходит по расписанию. Территория полностью огорожена, ее круглосуточно охраняют.

Здесь есть все, что может понадобиться жителям апартаментов: первые четыре этажа занимают центры восточной медицины, к специалистам которых едут со всей Москвы, тут же есть SPA-центр, салоны красоты, фитнес-клуб, рестораны и караоке, отделения банков, букмекерские конторы и деловой центр. В здании — десять скоростных лифтов. На 19-м и 21-м этажах расположен апарт-отель «Ханой-Москва», на остальных этажах — апартаменты, которые можно приобрести или арендовать. Главная особенность жилого комплекса в том, что жильцов изначально старались поселить в соответствии с их национальностью: в комплексе есть вьетнамские, русские, грузинские, армянские этажи.

В рубрике «Где ты живешь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах и их обитателях. В новом выпуске мы расскажем, как устроена жизнь в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва» и как люди разных национальностей находят общий язык, несмотря на конфликт из-за уток и шашлыков.

Многофункциональный комплекс «Ханой-Москва»

Адрес: Ярославское шоссе, 146, корпуса 1–2

Высотность: 3–21 этаж

Застройщик: ООО «Инвестиционная компания „Инцентра“»

Годы строительства: 2010–2014


Елизавета Шулындина, 23 года

специалист по PR

У меня мама вьетнамка, а папа из Нижнего Новгорода. В 14 лет я переехала в Ханой вместе с мамой и 2,5 года жила там и училась в русской школе. После окончания голландского университета я решила переехать в Москву. Здесь нужно было срочно найти жилье и работу — мне посоветовали устроиться в УК «Инцентра» (компания, которая управляет МФЦ «Ханой-Москва». — Прим. ред.). В декабре 2014-го, спустя месяц работы, я арендовала апартаменты: комплекс только начали заселять, и я стала одним из первых его жителей.

У меня стандартная однушка с площадью около 40 квадратных метров, я плачу за нее 22 тысячи рублей — по льготной ставке сотрудника. Сейчас договор аренды заканчивается, в компании я уже не работаю, и мне хотят повысить ежемесячный платеж до 30 тысяч. Это одна из причин, почему я переезжаю. Все квартиры в комплексе сдаются с отделкой и встроенной кухней, мебель можно арендовать дополнительно: условно, диван стоит дополнительно 500 рублей к аренде в месяц.

Планировка квартиры немного идиотская — по такому принципу строят апартаменты во Вьетнаме. На этаже есть центральная площадка с лифтами, от нее в обе стороны идут длинные коридоры с апартаментами. Из-за этого однокомнатные квартиры получаются вытянутой прямоугольной формы: прихожая, санузел, кухня, совмещенная с гостиной, и спальня у окна. В гостиной практически нет дневного света, поэтому в апартаментах всегда есть межкомнатные пластиковые окна из спальни в гостиную, которые не открываются, — это некомфортно.

Апартаменты все похожи между собой, но есть небольшая разница в площади и качестве отделки. У меня, например, очень хороший этаж — 15-й. Его сдавали одним из первых, и поэтому он отделан немного качественнее, чем другие. Я как-то ночевала на пятом этаже — его строил другой подрядчик, и разница очень чувствуется, там все слышно: сосед включил телевизор, и я как будто оказалась рядом с ним на диване. Это, в принципе, нормальная ситуация для России: ты урезаешь смету, а подрядчик экономит на материалах. Есть очень много конфузов в этом плане: в некоторых квартирах, которые сдаются с мебелью, шкафы ставят друг напротив друга так, что ни тот, ни другой ящик невозможно до конца открыть. Еще я знаю, что мебель в последнее время стали плохую закупать: некоторые люди пытались ее разобрать, а она просто разваливалась.

Охрана в комплексе есть, но ее мало для такого здания. Раньше были открыты все шесть входов в дом, сейчас оставили только один — потому что по закону у каждого входа должен стоять охранник, а управляющая компания экономит. На территорию зайти и заехать может кто угодно.

Само жилое здание построено так, что внутри очень плохая вентиляция, в квартирах ужасно душно. Все время нужно держать окно открытым, и зимой это особенно сложно: приходится терпеть или холод, или духоту. Зато у нас отличная система сигнализации, и есть спринклерная система. Она срабатывает, даже если люди забывают плиту выключить и ложатся спать. Больше всего раздражает то, что некоторые жители ведут себя безответственно. У нас есть система входа по магнитным карточкам на этаж. Некоторые забывают карточки, и, чтобы не париться, нажимают кнопку «Нажать при пожаре». После этого дверь разблокируется, но приезжают пожарные. Почему-то чаще всего так поступают вьетнамцы.

Я жила во Вьетнаме в похожем здании, и меня мало чем можно удивить. Но я знаю, что русских ребят напрягают вьетнамские дети, которые в коридоре все время играют, бегают, хулиганят, срывают противопожарные краны и так далее. На самом деле, поведение людей зависит не от национальности, а от уровня культуры конкретного человека. Самая большая проблема с вьетнамцами в том, что они не закрывают двери в квартиры. Я понимаю, в квартире душно, но есть вытяжка и есть окно. Вьетнамская кухня требует много масла, на котором нужно жарить, — и вот эта жарка и соусы пахнут очень специфически. А так как дверь в квартиру не закрыта, в коридоре может пахнуть рыбой на весь этаж. Это большая проблема, поэтому стараются вьетнамцев и русских селить отдельно, на разных этажах.

Вообще в комплексе много разных людей арендуют апартаменты на длительный срок, но в основном это приезжие — из регионов, иностранцы: очень многим людям в Москве сложно из-за национальной принадлежности найти квартиру. В «Ханой-Москва» нет с этим проблем, поэтому здесь много армян, грузин, осетин, есть один индиец даже.

В последние два месяца постоянно заезжают китайцы — по 200–300 человек почти каждый день: насколько я знаю, они заключили с УК договор на все лето, их селят в апарт-отель. Есть проблема с лифтами: ты приходишь домой, а в отеле день заезда — и 300 человек стоят в холле с чемоданами.

Из-за этого, несмотря на то, что у нас шесть лифтов в центральной группе, ждать приходится по десять минут.

Мы здесь живем очень обособленно от всего района: несмотря на многонациональный состав, у нас есть свое маленькое комьюнити: по дороге домой встречаешь много знакомых людей. А вот с жильцами из соседних домов бывают стычки, особенно когда жильцы комплекса приходят к ним на детские площадки. Зато летом

воюем уже мы: у нас хорошие и красивые беседки с мангалами, которые пытаются занять люди из соседних кварталов. Вообще, с ксенофобией в отношении жителей «Ханой-Москва» мы часто сталкиваемся, местные были против строительства комплекса — они думали, что это будет вторая гостиница «Москва». Когда я работала в УК, то общалась с местными жителями, от них было очень много жалоб и предубеждений. Говорили, например, что вьетнамцы съели всех уток в прудах рядом с комплексом, но это ложь! Утки по-прежнему плавают в пруду, я сама их видела!

Лонг Нгуен, 21 год

работает на ресепшен в «Ханой-Москва», студент

Моя семья из Вьетнама, но я родился в Тульской области. В Москву мы переехали в 2001 году и жили в Измайлове, там я учился в школе. Сейчас я учусь заочно на психолога. Помимо русского, я отлично знаю английский и вьетнамский языки. Семья у меня вьетнамских традиций, но меня вырастили больше на русский лад.

У меня был знакомый, который выбил для меня собеседование в «Ханой-Москва». Я понравился работодателям, и меня поставили на ресепшен полтора года назад. Вскоре я переехал в комплекс, потому что из другого места добираться до работы накладно. Я арендую через управляющую компанию однушку на 10-м этаже, по оплате — 20 тысяч со скидкой сотрудника плюс коммуналка 2–3 тысячи в месяц. У меня уже были укомплектованы кухня и санузел, а все остальное я сам привозил из родительской квартиры.

На самом деле, при других обстоятельствах я бы вряд ли стал здесь жить, потому что комплекс расположен очень далеко от метро: в часы пик дорога занимает 30–40 минут, да и мест в бесплатной маршрутке не хватает. За обычную цену в 30–35 тысяч рублей можно найти однушку в Москве или в соседних Мытищах, откуда на электричке добираться до центра быстрее, чем от комплекса. Работа занимает очень много времени: график 2/2, но бывает, что в выходные приходится работать, потому что большой наплыв гостей в отель.

Инфраструктурой МФК я не пользуюсь, иногда только хожу в магазин «Магнит» в торговом центре, а он так себе, если честно. Говорят, медицинский центр акупунктуры хороший — туда люди приезжают специально. На втором этаже есть караоке, которое все время слышно с ресепшен. До восьмого этажа его точно слышно, я проверял. Туда ходят в основном вьетнамцы, напиваются в хлам и орут во все горло. Я помню, когда караоке только открыли, первые четыре месяца каждый день оттуда музыка шла с четырех вечера и до четырех утра. Сам я на порог караоке не ступал и не собираюсь. В самом районе нет никаких развлечений, помимо парка.

УК очень перебарщивает с коммуналкой: у некоторых людей она доходит до 15 тысяч. Не знаю, как так получается: счетчики в каждой квартире стоят. Можно было бы предположить, что счетчик сломался, но получается, что слишком у многих. По этому поводу вечные скандалы возникают, и многие русские и вьетнамские арендаторы стали массово уезжать где-то месяц назад. Моего брата тоже коммуналка покоробила, и он съехал, плюс неудобно добираться в центр было. Залог за квартиру УК часто не возвращает по разным причинам: то дырка в стене, то слишком грязно, то сломана дверь шкафа или шланг в душевой кабине, но это все не стоит на самом деле суммы месячной аренды. Еще одна излюбленная вещь УК: если ты хотя бы на один день просрочил с оплатой, то тебе отключают электричество. Если не платишь десять дней, то УК меняет личинку в замке. Вообще, ключи от всех квартир есть у охраны, поэтому многие люди, когда заезжают, сразу меняют личинку — так первым делом сделал мой брат.

Если говорить в целом о жильцах, то это где-то 50/50 вьетнамцы и русские. Раньше вьетнамцев было больше. Сейчас 17-й и 18-й этажи расчистили под отель, переселили арендаторов ниже, поэтому теперь почти нет свободных комнат в длительную аренду. В основном люди здесь живут год-два и съезжают.

Вьетнамцы меня не смущают, единственное, у них есть привычка детей не на улицу отпускать гулять, а по коридору. Вот они там колесят на своих велосипедах до 23 часов уж точно — в квартире это очень слышно. Раньше старались селить вьетнамцев и русских раздельно, но сейчас все вперемешку. Большая часть вьетнамцев не говорят ни по-английски, ни по-русски, поэтому им нравится здесь вместе жить. Вообще, у вьетнамцев в Москве несколько таких общин. Большинство из них работает на рынках и фабриках. Половина специально приезжает с целью работать на швейной фабрике. Рабочий класс в основном живет в «Ханой-Москва», есть и более богатые люди, но они постепенно съезжают.

В прошлом году шла война между вьетнамцами и местными жителями. Дело в том, что вьетнамцы очень любят шашлыки, так как у них такого нет. Они буквально каждый день по пять-шесть компаний с мангалами шли в парк рядом с жилыми домами — жареной бараниной пахло на всю округу. Однажды местные не выдержали, пришли всем скопом в «Ханой-Москва» и стали орать на всех подряд, чуть до драки не дошло. Я, если честно, сомневаюсь, что здесь безопасно жить, так как тут проходной двор.

На ресепшен звонят и постояльцы, и арендаторы, последних мы чаще перенаправляем к менеджерам по работе с клиентами. Самое излюбленное и у тех и у других — спросить, есть ли девочки или стрип-клуб. Мне кажется, что пора открывать, так как желающих слишком много. Арендаторы обычно звонят с разными проблемами: с потолка течет вода, или трубу прорвало, или электричества нет в комнате. Вообще, тут постоянно что-то ломается. В феврале сломались три лифта из шести, и люди по полчаса ждали, чтобы попасть к себе домой. Еще в доме есть проблемы с вентиляцией: летом душно, зимой холодно, потому что окна кое-как сделаны. Помню, была жалоба, что дует из стены, а однажды стена у окна в каких-то апартаментах даже треснула.

Екатерина Зенькова, 30 лет

домохозяйка, ведет блог про путешествия

Мы с мужем и ребенком переехали в «Ханой-Москва» полгода назад. Раньше, как и все понаехавшие, жили в съемных недорогих квартирах в пределах МКАД. Вообще мы из Краснодара.

Мы часто проезжали мимо МФК, думали, что это офисное здание. Однажды заехали в торговый центр и узнали, что это вполне приличный жилой дом, аренда в котором стоит недорого: цена за апартаменты в МФК такая же, как и за квартиры, которые мы снимали раньше, но здесь инфраструктура гораздо лучше.

Мы заключили договор с УК на полгода, чтобы посмотреть, понравится нам здесь жить или нет. Полгода подходят к концу, и мы думаем продлевать договор. Мы снимаем двухкомнатную квартиру под 100 квадратных метров с мебелью на 12-м этаже за 45 тысяч рублей. У нас два санузла, что очень удобно, кухня, совмещенная с гостиной, и две спальни. Планировка хорошая. Единственный минус: окна есть только в спальнях, a в гостиную через них попадает мало света. Очень нравится, что сейчас у нас огромная кухня, по которой можно на самокате кататься, — дочка иногда так и делает. Спальни тоже очень большие и удобные. Мы арендуем большие двуспальные кровати, шкафы-купе и прикроватные тумбочки. На кухню мы сами покупали диван со столиком. Что касается техники, то стиральная машинка здесь уже была, а микроволновка и телевизор у нас свои.

Мы пользуемся фитнес-залом, детской комнатой, ходим в «Магнит» и в грузинский ресторан — во вьетнамском нам не понравилось. Еще ходили играть в боулинг, но он тут дорогой — 1 500 в час, в Москве можно дешевле найти. Район сам отличный: вокруг куча торговых центров, рестораны и кинотеатры. В торговом центре комплекса все только вьетнамское: к ним не пошли другие торговые представители.

Соседи в основном вьетнамцы — тут уж ничего не поделать. Они готовят с открытыми дверями, от этого ужасный запах в коридоре — бывает, дышать невозможно, хоть противогаз надевай. Еще вьетнамцы очень громкие — они не ругаются, a именно разговаривают громко. Детей у нас на этаже много, все дружат и вместе играют. Кстати, пока было холодно, абсолютно все дети в коридорах гуляли. В доме мы дружим с одной русской семьей, которая через квартиру живет, — у них тоже мальчик с девочкой одного возраста с нашей дочерью. Шашлыки вместе жарить ходим.

Нам очень нравится тут жить, зимой вообще было идеально: не надо выходить на улицу, чтобы купить продукты или лекарства, снять деньги, сходить в ресторан или фитнес-клуб — это все есть в здании.

Фаррух Досчанов, 34 года

владелец магазина кожаных изделий ручной работы, хореограф

Мы с девушкой живем в «Ханой-Москва» немногим больше двух лет. Мама у меня казашка, а отец туркмен, в молодости они переехали в Москву, здесь я и родился. Моя девушка родилась в Саранске. До этого мы вместе снимали квартиру в Химках.

На апартаменты в МФК мы случайно наткнулись на сайте ЦИАН. Сначала подумали, что это какой-то развод, и отложили этот вариант в сторону, так как фото и интерьер были слишком красивые, а цена, наоборот, маленькая — от 25 тысяч рублей. Целый месяц мы искали другие квартиры, но ничего подходящего не нашли, поэтому и решили съездить посмотреть комплекс. Здесь нам понравился сервис и приятное обслуживание. Мы выбрали однокомнатную квартиру с голыми стенами на 17-м этаже, в которой никто еще не жил. В этих апартаментах мы прожили полтора года, после чего этаж расселили. Хотя изначально нам эта идея не понравилась, УК сделала переселение максимально комфортным для нас: менеджер позвонил и культурно объяснил, что этаж расчищают под отель, и предложил посмотреть несколько других апартаментов в доме.

Сейчас мы живем в однушке на 10-м этаже, окна выходят на МКАД, которая, кстати, абсолютно не мешает. Всю мебель и технику мы берем в аренду, из своего в апартаментах у нас только вещи. В месяц за квартиру с мебелью платим 33 тысячи рублей, вместе с коммунальными платежами выходит около 35, зимой из-за отопления получалось максимум 38 тысяч.

В самом комплексе очень удобная инфраструктура: все рядом — аптеки, магазины и так далее. Когда мы только переехали, бесплатных маршруток не было, сейчас же с трансфером все более-менее налажено. Вообще, я на машине, поэтому с дорогой проблем нет. Для нас важно, что территория комплекса охраняется, везде есть камеры и в целом безопасно. Когда мы жили в Химках, то по полчаса колесили по району в поисках парковочного места, здесь же на парковке всегда есть свободные места. Что касается пробок, то они везде — все зависит от того, в какое время ездить. Благо наша сфера деятельности позволяет нам расходиться с офисным режимом дня, поэтому в пробках мы стоим нечасто.

Мне очень нравится, что здесь рядом Лосиный остров и можно на пробежку выйти, воздухом подышать — атмосфера хорошая. Сам район нам тоже нравится, мы на машине можем добраться куда нужно. В фитнес-зал и рестораны в комплексе мы не ходим, стараемся сами готовить, так как мясо не едим. Единственное, можем иногда в торговом центре вьетнамские вещички купить.

Лично меня особо не удивляют вьетнамцы, потому что я жил в Китае по работе четыре месяца. У китайцев и вьетнамцев очень схожие культура и менталитет. Они такие, какие есть, для них нормально, например, не уступать дорогу выходящим из лифта. Мне, конечно, не особо нравится то, что они не очень чистоплотные и шумные, a так в целом я ко всем национальностям отношусь положительно. Вообще, все зависит не от национальности, а от человека: девушка однажды на маршрутку опоздала, на остановке встретила двух вьетнамцев, оказавшихся в такой же ситуации, так они ее на такси бесплатно до метро довезли.