Необычное архитектурное решение, странные формы, нетипичное внутреннее пространство и особая история: в новом выпуске рубрики «Где ты живёшь» The Village рассказывает о «доме-корабле», достопримечательности микрорайона Солнечный. Для своего времени это было здание-концепт, здание-революция.

Текст:

ирина хорошева

Фотографии:

дмитрий дмитриев

МАРК МЕЕРОВИЧ

Заслуженный архитектор России, профессор ИрНИТУ


Жилой дом галерейного типа

Адрес: Иркутск, проспект Маршала Жукова, д. 1 (ранее – проспект Карл-Маркс-Штадт, д. 1)

Генпроектировщик: «Иркутскгражданпроект»

Архитекторы: В. Павлов, Н. Беляков

Окончание строительства – 1983 г.

Этажность: переменная, 2 блока — 6 и 9 этажей


Идея архитектора Владимира Азариевича Павлова по созданию подобного дома была для того времени не просто необычной — она являлась революционной для гражданского проектирования. Сейчас мы много говорим о том, что общественные пространства очень важны. Особенно в условиях Сибири, когда 6 месяцев в году скверы, улицы и дворы завалены снегом. 50 лет назад Владимир Азариевич и его коллеги выдвинули предложение: сформировать круглогодично эксплуатируемое общественное пространство, независимое от капризов природы, и расположить его в самом доме.

Эта социальная инновация была реализована в очень своеобразной для того времени планировке дома, на его продольной оси появилась внутренняя пешеходная галерея, своеобразная внутренняя «улица» в 3-4 метра шириной. По ней должны были идти люди в свои квартиры, общаться, встречаться, специально собираться для каких-либо обсуждений, межсемейного времяпрепровождения. На этой «улице» круглогодично могли кататься дети на самокатах и своих велосипедиках. Здесь, а не в темных подворотнях, подростки могли общаться друг с другом. Здесь была возможность расставить цветы, кресла, диваны, стол для пинг-понга или домино.

Этот дом был экономически намного выгоднее, чем такой же объем квартир в типовых домах. Он стал революционным не только в социальном отношении, но и в функциональном. Ведь в Советском Союзе квартиры на первом и последнем этажах совсем не пользовались популярностью: на первом — шум, все видно в окна, а на последнем — постоянно крыша протекает. Гениальное решение архитекторов сделало эти этажи «дома-корабля» самыми привлекательными. Квартиры на последнем этаже были спроектированы двухуровневыми, а на первом у каждой квартиры был сформирован собственный дворик, предназначенный для устройства личного озеленения. В Советском Союзе двухуровневая квартира или собственный дворик — это было что-то немыслимо капиталистическое!


В Советском Союзе двухуровневая квартира или собственный дворик — это было что-то немыслимо капиталистическое!


Для снижения стоимости в проекте были использованы изделия, которые поточно производились местной базой стройиндустрии. Причем, вовсе не для гражданского строительства. Это железобетонные лотки для канализационных труб, чтобы укладывать их в землю. В «доме-корабле» бетонные лотки использовали для формирования конструктивно-фасадной системы дома – как вертикальные колонны и как горизонтальные связи-«затяжки». Горизонтальные лотки одновременно играли роль цветников для каждой квартиры, по замыслу архитекторов способные сделать фасад зеленым, украсить его. Я считаю, этот дом является шедевром региональной архитектуры того периода.



Арнольд Харитонов

80 лет

Я с женой и двумя дочками переехал в этот дом под новый 1984 год. Первое время мы были страшно удивлены расположением квартир. Более того, не сразу находили свою. Я-то, конечно, быстро привык, а дочка Аня на тот момент во второй класс ходила, так она дорогу себе от входа в дом до квартиры веточками выложила, по ним ориентировалась. Ну и повезло ей, в том отношении, что классная руководительница к нам не приходила, не могла найти квартиру.

Задумка проектировщиков сделать коридоры рекреациями, где бы люди общались и отдыхали, я считаю, провалилась. Были попытки соседей разводить цветы, поставили большие деревянные кадки, в них посадили растения разные. Но главными жильцами этого общественного пространства много лет были бомжи. Устроились здесь просто прекрасно. Они жили, все свои нужды справляли, в том числе, в цветы. Ими же, как мне кажется, и закусывали. В общем, страшновато тут было одно время. Сам поздно возвращался, за девчонок переживал. Лампочки вывернуты, загажено все.


Главными жильцами этого общественного пространства были бомжи. Нужды справляли прямо в цветы. Ими же, мне кажется, и закусывали

Кроме этого, слишком разный контингент у нас был жильцов. С одной стороны, дом считался престижным, и квартиры в нем давали журналистам, профессуре, творческой интеллигенции, сюда же селили служащих из органов. И здесь же давали квартиры рабочим релейного завода. И вот этой спайки интеллигенции и рабочего класса не произошло.

Не знаю, сейчас осталось бы от наших коридоров, если бы несколько лет назад инициативная группа не смогла навести здесь порядок. Появилась охрана, поставили замки на дверях. Кончено, стало и чище, и тише.


Милена Князюк

38 лет

Гостей всегда встречаю на улице, иначе могут просто заблудиться. Их первые слова: «Вы как здесь ориентируетесь?»

Мне было 3 года, когда мы сюда переехали. Детьми играли в этих коридорах — казаки-разбойники, догонялки, прятки. Задумка архитектора с общественным пространством внутри дома для детей работала и работает. Сейчас уже мои дети бегают и катаются в этих коридорах, общаются с другими ребятишками. Особенно, если дождливая погода или мороз на улице, а подвигаться-то надо, так что — пожалуйста, есть коридор, выходи, играй.

Дом интересен не только этими галереями. У моей подруги квартира находилась на последнем этаже, двухъярусная. Так у неё на втором этаже квартиры было окно в потолке. Это так интересно. Смотришь на потолок, а там окно и сквозь него свет. Сейчас, насколько я знаю, их убрали, жители постоянно жаловались на протечки.

А ещё мне очень нравятся наши балконы. Они сделаны под наклоном. С точки зрения безопасности детей это удобно, ребёнок не может залезть и облокотиться или перегнуться через край, так как соскальзывает по уклону вниз.

Помню, когда переехали, в галереях стояли большие вазоны для цветов, было красиво. Но они просуществовали где-то до 90-х. Потом эти вазоны стали большими пепельницами, мусорками и туалетами.

Сейчас, после того, как появилась охрана, вновь стало спокойно. Когда приходят гости, а их я всегда встречаю на улице, иначе могут просто заблудиться, то первые слова всегда: «Вы как здесь живете, вы как здесь ориентируетесь?» Я-то уже привыкла. Мне нравится жить в таком нетипичном здании, потому что есть это пространство, а не просто подъезд, как в обычном доме. Есть вот эта широта, свет, простор. В этом отношении дом очень комфортен для меня.


Владлена Сергиенко

49 лет

Мы с мужем переехали сюда не так давно, в 2013 году. Поэтому, слава Богу, о том, как много здесь жило бомжей, и каким дом был грязным, только слышали.

О необычной планировке дома до переезда знали, так как до этого жили буквально напротив. Да, планировка необычная, но нам нравится. В первую очередь тем, что много пространства. Заходишь — и воздуха много, нет тесноты. Единственное, что сначала найти сама квартиру я бы не смогла. И своих гостей, кто в первый раз приходит, встречаем у подъезда. У всех «новеньких» шок внутри дома случается.

Я считаю, что задумка создать общественное пространство внутри жилого дома неплоха. Моя подруга живет в Италии, а её дочь — в Германии, она архитектор. И такие дома у них в порядке вещей. Но, конечно, они не в таком состоянии.

Все ведь зависит от самих жильцов.Вот наверху соседи цветы поставили. Можно и диванчики поставить. Просто само отношение у наших людей, видимо, такое, что не могут в таком помещении жить. Если никому не принадлежит, если общественное, то можно не беречь. А ведь можно положить красивую плитку, стены красиво раскрасить. И использовать это пространство. Полёт для фантазии огромный. Люди могли бы выйти в общий коридор, посидеть, пообщаться. Пожилые люди — сыграть в шахматы, шашки.

В наше время никто никому ничего не должен. Вот, например, наш небольшой подъездик, мы сами собрали денег, сделали косметический ремонт, теперь все чистенько, хорошо. Я знаю, что в Первомайском есть дом, где лестницы вообще с ковровым покрытием. Так что зависит только от нас самих, в каком доме мы будем жить.