Дикие кабаны, с которыми теперь в парках и на дорогах постоянно сталкиваются жители Петербурга, вот уже больше месяца остаются чуть ли не главными и, пожалуй, самыми симпатичными героями городских новостей. Кабанов видели в Красном Селе, в Приморском районе, в парке «Сосновка», у Тихорецкого проспекта, в Горелове, на улице Лени Голикова и т.д. На этой неделе специалисты комитета по природопользованию совместно с сотрудниками полиции Кировского района провели целую операцию по отлову кабана с территории парка «Александрино». А сегодня утром кабана видели даже на Васильевском острове – в районе Покровской больницы и музея «Эрарта» (позже, правда, выяснилось, что это был домашний мини-пиг).

Что происходит? The Village собрал все версии, которые объясняют атаку кабанов на Петербург.

Естественная миграция

В комитете по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Ленинградской области объясняют нашествие кабанов естественной сезонной миграцией животных: «Это естественные природные процессы и неизбежность. Животные всегда мигрировали и будут мигрировать, иногда они заходят в город».

 

Если Невский вдруг зарастёт густой травой и деревьями, кабану, несмотря на городское окружение, там тоже будет комфортно

В Лаборатории териологии Зоологического института Российской академии наук, специалистов которого The Village попросил прокомментировать ситуацию, подтверждают эту версию: «Северные кабаны склонны к хаотичному передвижению, при этом они, в отличие, например, от лосей и медведей, практически не реагируют на внешнюю среду — просто планомерно передвигаются по территории с естественной для них средой и кормом, потом уж возвращаясь на привычные территории. Они плохо видят, при этом у них очень развито обоняние — причём замещающее, когда основной запах замещает все остальные. Например, если Невский вдруг зарастёт густой травой и деревьями, кабану, несмотря на городское окружение, там тоже будет комфортно: сочные корневища растений станут для них источником основного запаха, а запах города будет восприниматься как второстепенный. В лесах и лесопарках Ленинградской области много кабанов — это данность. То, что немногие из них добираются до города, совершенно нормально. А ненормально как раз обратное: это означало бы, что с популяцией что-то не так, а город совершенно непригоден для жизни с точки зрения экологии».

Охотники и африканская чума

В том же профильном комитете Ленинградской области отмечают, что сейчас открыт сезон охоты, что также может стать причиной появления животных в городе: охотники пугают кабанов, и они отправятся на поиски другого, более спокойного, места обитания. В этом году сезон охоты на кабанов продлится дольше, чем обычно, — аж до 29 февраля 2016 года. Связано это с мерами по профилактике африканской чумы свиней: предполагается, что охотники отстреляют не менее 50 % популяции (запрещено убивать только самок, имеющих приплод текущего года).

Фото: Shutterstock.com. Изображение № 1.Фото: Shutterstock.com

Сегодня в лесах региона проживает порядка 5-6 тысяч диких кабанов, и сам факт, что необычная для кабанов активность охотников приводит к деформации традиционных миграционных процессов, не должен удивлять, считают в межрегиональной общественной организации «Ленинградское общество охотников и рыболовов». »Можно точно зафиксировать, что с началом охотничьего сезона стаи кабанов стремятся к границам лесопарков, поскольку охотники, наоборот, по правилам, активизируются в центральной части лесных зон», — так ответили в организации на запрос The Village.

Их стало очень много

Ещё одна версия, которую не исключают зоологи: бум кабанов, связанный с последними тёплыми зимами. Ленинградская область, вопреки расхожим представлениям, не лучшее место для жизни кабанов, а её традиционно сложные зимы — главный враг популяции. Подо льдом и снегом им сложно искать корм, а ещё труднее его добывать. В особо холодные зимы, как отмечается в книге «Кабан (экология, ресурсы, хозяйственное значение на Северо-Западе СССР)», кабанам сложно даже передвигаться. Самое страшное для  животных — ледяной наст: о мёрзлую корку они в кровь обдирают ноги, а из глубокого снега часто вынуждены передвигаться только с помощью передних ног. Когда почва сильно промерзает и кабанам трудно её рыть, они переходят в брусничники, черничники, сосновые боры, где отыскивают подземный корм в почвенном покрове и во мху.

Последние две зимы оказались заметно теплее предыдущих, кабаны намного лучше питались, меньше погибали и лучше размножались. В результате популяция кабанов, по данным профильного комитета, выросла в Ленинградской области на 65 %. Кабаны и раньше оказывались в городе, но теперь их естественная миграция стала заметнее: животных просто стало намного больше — и в лесу, и, как мы видим, за его пределами. 

Экология и дефицит желудей

Сложно поверить, что кабаны в поисках лучшей экологической обстановки стремятся в сторону городских окраин. Это, конечно, не так, хотя экологический фактор в этой истории всё же присутствует, уверены специалисты из Центра дикой природы Финляндии. Соседняя страна тоже обеспокоена ростом популяции кабанов. Если в 2010 году по всей стране насчитывалось всего несколько сотен диких свиней, то летом этого года их было уже около тысячи. Кабаны в Финляндии начали распространяться от юго-восточной границы страны, теперь продвинулись гораздо глубже и, что неожиданно, всё чаще оказываются вблизи населённых пунктов.

 

Кабаны в городе — это своеобразный акт отчаяния одиночек: вы отобрали у нас жёлуди — может быть, они есть хотя бы здесь?

Финские экологи стали изучать особенности миграции животных и пришли к выводам (они, как сообщает Yle, опубликованы Центром дикой природы в ежегодном отчёте о новом охотничьем сезоне), которые относятся ко всему Балтийскому региону: кабаны в последнее время склонны к хаотичной миграции (и появление у населённых пунктов — её результат) из-за вырубки характерных для них лесов. Кабанам хорошо там, где много черешчатых и красных дубов, желудями которых они питаются. Дубов всё меньше (в Ленобласти, как и в Финляндии, это признано экологической проблемой), в результате кабаны отучаются от структурированной миграции (когда они возвращаются в привычные дубравы), а склонны к хаотичным передвижениям. То есть кабаны в городе — это своеобразный акт отчаяния одиночек: вы отобрали у нас жёлуди — может быть, они есть хотя бы здесь?

Петербургский кабан как лондонская лиса

Не обойтись в этом вопросе и без урбанистов. Исследователи взаимодействия мегаполисов и природы Лиза Бентон-Шот и Джон Ренни Шот в своей книге Cities and Nature (Routledge Critical Introductions to Urbanism and the City) описывают феномен лондонской лисы — это животное давно обосновалось в столице Великобритании, её популяция растёт, и она уже стала настоящей городской достопримечательностью.

У появления лис в Лондоне и других британских городах несколько причин, одна из них (и, как считают авторы, основная) связана с особенностями развития городских конгломераций. Большой город растёт, становится ещё больше и занимает новые территории, в том числе сельскохозяйственные угодья, парки, леса и природные комплексы — это нормальный и естественный процесс. Но главная проблема последних десятилетий, уверены исследователи, в том, что из-за перегретого строительного рынка и бума потребления темпы городской экспансии выше, чем темпы адаптации под неё окружающей среды; баланс нарушается и не успевает, как раньше, восстанавливаться.

Фото: Shutterstock.com. Изображение № 2.Фото: Shutterstock.com

Появляется феномен «лес в городе», пока не очень заметный, но, с точки зрения некоторых футурологов, во многом определяющий будущее развитие мегаполисов, которые исторически связаны с богатыми природой территориями (как Петербург с Ленобластью).

«На поляне, которую сохраняли рядом с новым домом человека, чтобы спасти бабочку и червяка, уже через полгода появляется новый дом: бабочка исчезает, а червяк переселяется в новостройку.  Так и здесь, лиса не должна жить в городе, но природа не нашла ей другой альтернативы. Город бежит быстрее, чем стая лис».

И, конечно, быстрее, чем стадо кабанов. Петербургские окраины с их активными новостройками, соседствующими с лесопарками, кажутся хорошим подтверждением этого тезиса. Возможно, кабаны скоро станут в Петербурге и вокруг него столь же привычными, как, например, утки в городских прудах.

обложка: wild piglet via Shutterstock.com