Собака в городе может быть не только любимым домашним животным, но и уникальным инструментом, спасающим человеческие жизни. Именно так считают кинологи-волонтёры, которые вместе со своими питомцами ищут потерявшихся людей, помогают утопающим на водах или вызволяют людей из-под завалов. Волонтёрская служба в Москве стала развиваться более десяти лет назад, и к настоящему моменту в столице дежурят десятки кинологов.

Начать заниматься этой деятельностью может каждый. По словам координатора поисково-спасательных работ межрегиональной общественной организации «РОССПАС-КВ» Екатерины Рогалёвой, идеальная собака для поисково-спасательных работ — среднего размера, крепкого, сухого типа конституции, способная к длительному передвижению по пересечённой местности, предпочтительно не гладкошёрстная. В среднем базовая подготовка собаки занимает от полугода до года. После этого хозяин должен совершенствовать её навыки и проводить тренировки, направленные на поддержание собаки в нужной рабочей кондиции. Во время спасательных операций собака и человек образуют тандем, и поэтому на обучение проводника зачастую уходит даже больше времени, чем на базовую подготовку собаки.

The Village встретился с московскими кинологами и узнал, каково это — спасать чужие жизни.

Текст

Ира Кравцова

Фотографии

сергей иванютин

Ньюфаундленд Гранд (10 лет) и хозяйка Ирина Долотова

Я работаю генеральным директором торговой фирмы, которая занимается продажей презентационного оборудования. Параллельно занимаюсь общественной деятельностью — являюсь организатором и руководителем кинологической службы спасания на водах CSRW-Москва, волонтёром организации «РосСоюзСпас», инструктором-фигурантом по «Службе спасания на воде» (ССВ) и судьёй МЧС по ССВ.

Основной упор в работе спасателя делается на предотвращение несчастных случаев. Уже десять лет мы пропагандируем правила безопасного поведения на водоёмах, организовываем показательные выступления на суше и воде для детей школьного возраста, готовим собак для службы. Патрулируем Котельнический водоём и за лето успели спасти жизни двух человек. А больше при нас никто не тонул.

Спасать человека страшно: он топит, в страхе хватается за всё, борется за жизнь. Взрослый тонущий способен в панике утопить как собаку, так и человека — если, конечно, это не профессионально обученный спасатель. При спасении тонущих важно учитывать, что часто люди боятся собак. Поэтому первым должен подплыть дрессировщик, а собака за ним следом — она здесь служит помощником, за которого спасатель может ухватиться и доплыть до берега вместе с пострадавшим. Ещё собака в зубах может доставить к месту ЧП спасательное средство — например, круг, верёвку или весло. А вот вытащить на берег человека собака может, либо если он без сознания, либо вменяем и не паникует. Кстати, взрослый ньюфаундленд в состоянии тащить по воде лодки и катера весом около 300 килограммов.

Мы занимаемся с собакой на пляже и заодно патрулируем территорию. Вообще, дежурить на пляже с собакой в черте города непросто, потому что люди, особенно мамы с детьми, пугаются и злятся, когда видят большого волосатого ньюфаундленда. Бывает, отдыхающие даже вызывают полицию, чтобы мы не мешали им загорать и купаться. Люди не понимают, что собака обучена, что она их охраняет, и не обращают внимания на опознавательную шлейку-бабочку «Спасатель». Такую шлейку получают животные, прошедшие обучение по программе МЧС. Для спасения на воде хорошо подходят ньюфаундленды, лабрадоры, ретриверы и леонбергеры — в них заложена любовь к воде. Хотя, в принципе, можно обучить любую собаку весом более 30 килограмм неагрессивной породы и не служившую в защитно-караульной службе.

Между спасением на суше и на воде есть разница, ведь спасать тонущего нужно сиюминутно. У спасателя нет даже получаса, чтобы добраться до места: человек к тому времени уже утонет. Поэтому мы должны находиться на пляже и всё время быть начеку. Как правило, тонут люди, которые употребляют спиртное, а потом идут в воду. И умирают они не от того, что захлебнулись, а от сердечной недостаточности. Кстати, если вы случайно оказались на пляже и увидели тонущего, но у вас нет специального спасательного средства, обернитесь вокруг. Возможно, рядом валяется пара пластиковых бутылок с крышкой. Прихватите их с собой и плывите — бутылки помогут человеку продержаться на воде подольше.

Однажды одна из наших собачниц, её зовут Лиля, отдыхала на пляже со своим псом. Это был ньюфаундленд по кличке Юджин, не обученный правилам спасения людей. В тот день на море объявили штормовое предупреждение, но, несмотря на это, трое пьяных мужчин всё равно полезли в море. Собака бросилась их спасать, не реагируя на команды хозяйки остановиться, ведь животное не было дрессированным. Двое мужчин утонули сразу, а третий долго держался на воде, но потом потерял сознание. Собака подплыла и схватила его за руку. Они почти доплыли до берега, но в море были волнорезы. Их несколько раз волной бросило на волнорез, и мужчина умер от черепно-мозговой травмы недалеко от берега. А вот собака осталась жива. Многие видели геройский поступок пса, и в итоге и его, и владелицу бесплатно кормили в местных кафе на протяжении всего отпуска. А в другой раз Юджин спас детей, которые пошли кататься в половодье на самодельном плоту. Лиля прогуливалась вдоль берега реки и увидела, что детей стало уносить течением. Юджин вовремя успел подплыть и передать им верёвку, после чего Лиля притянула плот к берегу.

Я уделяю своим питомцам очень много времени, почти все выходные. С ньюфаундлендами гуляет муж по четыре-шесть часов в день. А я с ними со всеми занимаюсь. Мы прошли со старшим общий курс дрессировки на первую степень, а также курсы BH (международный норматив по послушанию собаки. — Прим. ред.). В принципе, собака — это стиль жизни. Самый младший, Элвер, дважды стал чемпионом Европы, им занимается моя дочь.

Собака может подавать спасательный круг, буксировать лодку за верёвку и выполнять ещё много полезных команд. Но при этом всегда должен присутствовать здравомыслящий дрессировщик, который работает не по инстинкту, а согласно разуму и опыту. Ведь собака — инструмент для спасения, и важно её правильно использовать. Главная мотивация у нас и наших собак — любовь к людям и воде. А самое желанное поощрение — спасение жизни.

Наталья Машейко и её лабрадоры Рич (11 лет, на фото слева)
и Барик (10 лет) 

Я начала учиться навыкам поисково-спасательной службы ещё лет в 14. Это занятие сразу меня покорило, и я стала заниматься вместе с моей первой собакой. По прошествии нескольких лет я сама начала вести группу волонтёров. И мой опыт в подготовке собак помог мне устроиться на работу в пожарно-спасательный центр на должность спасателя-кинолога.

В нашей службе используют разных собак, но чаще всего предпочтение отдаётся охотничьим или пастушьим породам. Самые распространённые — лабрадоры и бордер-колли. При этом в каждой породе есть наиболее подходящие для службы особи, поэтому кинолог отбирает собак самостоятельно исходя из личного опыта и предпочтений. Для себя я выделяю лабрадоров, потому что эти собаки обладают необходимой выносливостью, достаточно острым нюхом, хорошо поддаются дрессировке и неприхотливы в содержании.

Нет регламентированного времени, за которое кинолог должен подготовить собаку. Пёс считается подготовленным после успешного прохождения аттестации, на которую допускаются собаки не моложе 12 месяцев. Подготовку собаки часто начинают с раннего возраста, а вот на пенсию животные в среднем выходят после восьми лет. Впрочем, если у собаки нет проблем со здоровьем и она успешно проходит ежегодные аттестации, то срок её службы может быть увеличен.

Образ жизни наших питомцев мало отличается от образа жизни спортивных собак. Частые и долгие прогулки, регулярное плавание в водоёмах в тёплое время года — всё это является неотъемлемой частью нашей жизни. Кроме того, не менее раза в неделю мы проводим тренировки по поиску условных пострадавших в техногенном завале или в природной среде.

Собаки — уникальный инструмент в поисковых работах благодаря своей универсальности, работоспособности и самостоятельности. Кроме того, в некоторых случаях собаки способны заменить собой целый комплекс дорогостоящего оборудования. Ведь приборы могут давать сбой или быть не запрограммированы на внештатные ситуации. В этом смысле эффективность собак выше, потому что хорошо подготовленный пёс умеет принимать верные решения в нестандартной обстановке. Главная задача состоит в том, чтобы собака могла сама принимать решение о том, где искать человека. Ведь прибор управляется человеком, поэтому какая-то зона может быть не обыскана. Собака в этом случае руководствуется только своим нюхом.

Каждый спасённый человек — это целая жизнь, которая могла оборваться. Это родные люди, которые вновь обретают своего близкого человека. Каждый поиск для нас особенный и запоминается на всю жизнь. К счастью, обрушения зданий в Москве — не частое явление, поэтому, как правило, нам приходится работать с заблудившимися в лесу людьми. Причём лесные поиски нередко длятся по несколько суток.

Однажды мы искали пенсионера, который ушёл в лес за грибами и не вернулся. Стояло жаркое лето, но в те дни с утра до ночи шли дожди с грозами. Мы понимали, что в таких условиях пожилому человеку особенно тяжело находиться в лесу, поэтому мы вместе с волонтёрами и полицией не прерывали поиск ни на минуту. Днём следующего дня мы нашли его — без сил, голодного и замёрзшего. Вынесли его к уже ожидавшей у леса карете скорой помощи и передали медикам.

Обе мои собаки обучены поиску живых людей. Барик более отважный, любит активные игры и во время операции тоже предпочитает работать быстро и весело. А вот Рич более вдумчивый и рассудительный, он склонен к спокойному обследованию местности.

Рабочий день собаки-спасателя длится 24 часа. В зону нашей ответственности входит вся территория Москвы. И если животное непосредственно не задействовано в спасательной работе, значит, оно занимается на тренировках. Наша база находится в Солнцеве, мы там дежурим по четверо суток — то есть у нас на смене постоянно есть один или два кинолога. В рабочее время собаки находятся в оборудованных вольерах, где всегда есть необходимая питьевая вода, комфортная температура воздуха и удобное место для отдыха. Очень важно, чтобы собака всегда была в хорошей форме и в состоянии готовности, а для этого животное должно быть отдохнувшим.

Собака должна быть максимально социализирована, должна, грубо говоря, жить человеческой жизнью. Мы с псами не только гуляем, но и ездим в общественном транспорте, выводим их в людные места. Они должны быть адаптированы к тому, что их гладит большое количество людей, и не проявлять при этом даже намёка на агрессию.

Мои собаки для меня — не просто животные, а напарники. На них я могу положиться в работе, с ними комфортно в быту. Я привыкла к тому, что мы практически всегда вместе, и если приходится по каким-то причинам расстаться на пару дней, они скучают по мне не меньше, чем я по ним.

Бельгийская овчарка малинуа Айка (4 года) и хозяин Антон Переведенцев

Я и моя жена Юлия очень любим собак. Мы начали заниматься дрессировкой в области спасения людей, потому что нам захотелось дать животному какие-то прикладные знания. Идея была в том, чтобы не просто участвовать с Айкой в спортивных мероприятиях, но и применять её навыки в жизни. Вообще, первоначально мы хотели надрессировать собаку на поиски наркотиков и взрывчатки, но потом выяснилось, что не можем, так как мы не сотрудники спецслужб. Поэтому пошли в поисково-спасательную службу.

Наша собака очень активна. Если оставить её в квартире, она всё разнесёт. Поэтому мы постоянно занимаемся с ней: гуляем около часа утром, полчаса днём и час с небольшим вечером. По субботам, как правило, ездим в Подмосковье и устраиваем поисково-спасательные тренировки — в лесу и разрушенном детском пионерском лагере. В восемь утра начинаем тренировку, в два часа дня заканчиваем. Айка очень любит играть.

Айка обучена искать людей в техногенных завалах и лесных зонах. Реальной работой собака занимается второй сезон, и за это время ей удалось спасти трёх человек. Мы состоим в волонтёрском поисково-спасательном кинологическом отряде «Альтаир» и держим связь с «РОССПАС-КВ» — это общественная организация волонтёров. В ней есть координатор, который общается с МЧС и полицией, а также Красным Крестом и «Лизой Алёрт». Для всех участников работает система дежурств — каждый сообщает, в какой день в случае чего сможет принять участие в операции. Если дежурство выпадает на рабочий день и случается ЧП, мы должны будем уйти с работы или взять отгул. В такие дни мы сидим на телефоне, а когда поступает вызов, берём собаку под мышку и выезжаем.

Однажды мы были на тренировке по тестовому поиску. Собаке предстояло обыскивать лесной участок — километр в длину и 200 метров в ширину. Статист, который играл роль пропавшего, зашёл с одной стороны участка, а мы с собакой — с другой. И Айка обнаружила его за 18 минут. А теперь представьте, сколько времени этот кусок леса обследовали бы люди. Однако собака может работать не везде. Например, в поле с высокой травой эффективность её работы равна эффективности человека. Ведь когда трава высокая, облако запахов распространяется над её поверхностью. Собака в этой ситуации чувствует запах, только когда выпрыгивает из травы.

Для нас загадка, почему спасатели иногда не сразу вызывают кинологов в случае пропажи кого-то, а полиция и вовсе ждёт три дня, прежде чем начинать поиск. Ведь если бы нас вызывали сразу, всё происходило бы гораздо быстрее. Мы ведём свою базу, и сейчас в Москве есть 75 аттестованных кинологов. Всех этих людей можно и нужно привлекать к спасательным операциям.

Все поисковые операции, в которых мы участвуем, вполне стандартные. Как правило, мы приезжаем на местность рано утром, получаем ориентировку и опрашиваем родственников пропавшего: узнаём, какие у него привычки, какие он сигареты курит, в чём был, когда исчез. После этого начинаем поиск. Однажды, помню, мы искали бабушку, которая ушла в лес за грибами и потерялась. Нам сказали, что она очень больная и плохо ходит. Мы искали её шесть дней, а она внезапно сама вернулась домой на попутке. Рассказала, что всё это время боялась диких животных в лесу и спала на дереве. Как больная бабушка туда забиралась, представить сложно. В итоге она вышла из леса, прошла 60 километров до какой-то деревни, нашла добрых людей и рассказала им свою историю. Они её пожалели и отвезли домой.

Кстати, родственники заблудившегося часто оказывают ему медвежью услугу, пытаясь созвониться с ним и помочь выйти или самим его найти. Как правило, сделать это самостоятельно, без помощи спасателей, очень и очень сложно. И к моменту, когда к поиску привлекают специалистов, телефон потерявшегося уже разряжается.

Бигль Умник (2 года) и хозяйка Варвара

Я студентка второго курса МАИ. Занялась дрессировкой, потому что мне хотелось чем-то заниматься вместе со своей собакой. Помню, когда псу было всего три месяца, я увидела в интернете объявление о наборе кинологов с животными для поиска пропавших и решила попробовать. Нам с Умником очень понравилось. К тому же опытные кинологи сказали мне, что моя собака очень подходит для поисковых работ. В этом году Умник уже второй раз сдал аттестацию по поиску в лесу и во время техногенных катастроф.

В прошлом году нам удалось поучаствовать в спасательной операции, которая увенчалась успехом. Тогда под Волоколамском пропала бабушка. Она пошла за грибами с внучкой, и так вышло, что они разошлись, потеряли друг друга. Девочка вернулась домой и позвонила в спасательную службу, а также в волонтёрскую организацию «Лиза Алёрт». Мы с собакой искали бабушку на большом труднопроходимом поле с высокой травой. Чтобы что-то учуять, Умнику всё время приходилось из этой травы выпрыгивать. Искали долго и на второй день наконец нашли.

Режим дня собаки-спасателя почти ничем не отличается от режима дня обычной собаки. Разве что собака-спасатель всегда должна быть в отличной форме, поэтому её нужно постоянно выводить в лес на тренировки. Я гуляю с Умником минимум полтора часа в день. А пару раз в неделю мы ходим в лес или на поле на тренировки по три-четыре часа.

У меня гончая собака, и ей нужно много бегать. Поэтому, даже если я прихожу домой уставшая и времени у меня в обрез, я всё равно должна хорошо выгулять Умника. В таких случаях я беру велосипед и полчаса езжу на нём по улицам, а собака бежит следом. Это позволяет поддерживать Умника в форме.