Самовар Виктора Енина из «Чайной высоты». Изображение № 1.

Виктор Енин

Facebook.com

Владелец бара «Чайная высота. Дом чая и мороженого», кондитерского цеха «Чаепродукты» и самовар-бара «Пуэропорт».

Учился в ЧИГУ на микробиолога, в РГУ, чайную профессию приобрёл в чайной школе ещё не разделившегося в то время «Клуба чайной культуры», чайным мастером которого стал впоследствии.

Занимался продюсированием музыки, затем решил кардинально сменить поле деятельности и, увлёкшись культурой чаепития, ушёл в чайную индустрию. В 2005 году вместе с единомышленниками открыл собственный клуб «Чайный этаж 108», после последовал клуб «Чайная высота. Дом чая и мороженого» на Покровке.

Разработал новую концепцию и технологию чайного мороженого, которого придумал уже более ста сортов. В «Чайной высоте» поддерживает и развивает уникальную коллекцию китайских чаёв (более 300 сортов). Открыл собственную чайную школу, занятия в которой ведёт вместе с женой Ольгой Лысенко.

 

 

Самовар

— старинное, но очень надёжное и до сих пор актуальное изобретение. Самовар происходит от китайского котла хого, который использовали не для кипячения воды, а для приготовления еды. В Китае хого очень популярен, особенно в холодное время года. Но как инструмент кипячения самовары появились именно в России — это очень личная и исключительно приятная черта нашей бытовой культуры. Я рад, что эта тема сейчас возрождается.

Самовар Виктора Енина из «Чайной высоты». Изображение № 2.

Ещё пару лет назад самовары воспринимались как что-то изжитое, сейчас они переживают явный ренессанс: очень многие топят на дачах и на пикниках. Конечно, мало кто использует их всерьёз, у нас же большие самовары работают регулярно. Летом мы были на чайной охоте в провинции Юньнань, на родине пуэра. В городе Пуэр встретили ещё одного из числа #samowarriors — действующий столитровый медный хого. Его хозяйка была потрясена фотографиями наших постоянно трудящихся красавцев. Китайцы вообще очень живо и с большим уважением реагируют на примеры использования архаичных устройств по назначению.

В нашем чайном деле кипячение воды — первый навык, которому обучаются новые сотрудники. Важно и то, какую воду кипятить, и то, как кипятить, как использовать кипяток. Ещё несколько лет назад мы воспринимали самовар как инструмент, не позволяющий точно поймать момент кипения. И потому его игнорировали. Но когда перед нами встала задача качественно и быстро готовить кипяток, в том числе для больших мероприятий, мы проверили это предположение на прочность и узнали, что плюсов в самоварном кипячении больше, чем минусов.

Первый приобретённый нами самовар — «Дахун Палыч» — был замечен на одной из выставок два года назад, во время подготовки к первому сезону «Пуэропорта» на катке в парке Горького. Изготовленный в Ровно, после выставки тогда ещё безымянный, пятидесятилитровый агрегат стоял на закрытом складе в Подольске. Мы взяли с собой родниковую воду, уголь, розжиг, утёсный чай да хун пао и поехали топить. На месте, получив первый кипяток, сразу заварили этот чай. Так самовар получил своё имя. Мы его, конечно, тут же купили и за сезон на катке приготовили в нём более десяти тонн воды.

Самовар Виктора Енина из «Чайной высоты». Изображение № 5.

Со временем нам стали приходить предложения об участии в больших мероприятиях, и наш «парк самоваров» стал расти. Теперь у нас уже пять больших самоваров, у каждого есть своё имя. Стовосьмилитровый «Сэр Копчэнго, рыцарь дымфанка» прибыл к прошлогоднему зимнему сезону и был незаменим и на катке, и на городской ярмарке. Стоит он более трети миллиона рублей, это довольная серьёзная техника, требующая соответствующего обращения.

Самоварное кипячение — тёплый, основательный и материальный процесс. Очень разные люди на большой самовар реагируют одинаково живо и радостно. «Сэр Копчэнго» на ярмарке не только обеспечил нас огромным количеством кипятка (за 40−50 минут в зависимости от окружающей температуры он кипятит больше ста литров), но и стал сверхпопулярным объектом фотоспоттинга. К нему выстраивалась отдельная очередь только для того, чтобы сфотографироваться. В какой-то момент даже появились самозванцы, тоже с крупным самоваром, которые в другом месте под именем «Чайной высоты» пытались открыть чайную торговлю, но были разоблачены и больше не появлялись.

У наших самоваров трёхслойные стенки: снаружи латунь, внутри нержавеющая сталь, между ними теплоизолирующий материал. Они мощные, прочные и энергоэффективные. И сделаны со вкусом. Есть ещё отличие — в обычный самовар топливо попадает через трубу, а эти, в силу больших размеров, топятся по той же системе, что и печь — через боковую топку.

Самовар Виктора Енина из «Чайной высоты». Изображение № 8.

В общем, чай в самоваре не сильно отличается от приготовленного на воде обычного кипячения. Но процесс приготовления и ожидания, запах дымка вокруг, то, как блестит и выглядит самовар, вносят в самоварное чаепитие особый настрой. Самовар центрирует вокруг себя людей, располагает к общению. Представьте: хорошо натёртый самовар стоит на столе, и сидящие за столом в нём отражаются как в кривых зеркалах — это такая лёгкая здешняя чайная психоделия.

 

Фотографии: Полина Кириленко