Алена Ермакова и Анна Бичевская первыми начали делать камерные ужины и фестивали еды в Москве, а недавно они объявили, что этот сезон стал последним для их знаменитой летней вечеринки Stay Hungry Backyard. Начав свою гастрономическую деятельность с мероприятий для друзей, Stay Hungry выросли в консалтинговую компанию, которая занимается московскими фуд-проектами — от кафе «Искра» до Даниловского рынка. Сейчас они сосредоточились над новым масштабным проектом: в районе «Белорусской» скоро откроется большая гастрономическая площадка, для которой они выберут более двух десятков ресторанов и кафе. The Village поговорил с командой о том, как из мероприятия на коленке сделать вечеринку городского значения и почему время фестивалей еды прошло.

Фотографии

Юлия Спиридонова

О том, как в Москве началась эпоха фестивалей еды

Алена Ермакова

В 2013 году я съездила в Австралию, и мне там очень понравилась одна штука — People’s Market. Она находилась в районе Collinwood, который в тот момент был под правительственной джентрификацией. Группе хипстеров выдали какую-то заброшенную парковку, они ее красиво обустроили, выставили паллеты, ящики, бочки, поставили точки с бургерами, сэндвичами, пивом, какие-то дизайнерские лавки, и это все функционировало летом с четверга по воскресенье. Я была в восторге, вернулась в Москву и рассказала Ане про идею делать что-то подобное. Мы на тот момент уже делали свои ужины и решили попробовать сделать большое разовое мероприятие. Просто хотелось чего-то, чего еще не было в Москве, чего-то нового, классного, показать новую форму городского досуга.

Бюджет первого Backyardа был 80 тысяч рублей. Мы скинулись, взяли по 5 тысяч с каждого участника (их было четыре или пять), купили несколько удлинителей, сено, флажки, знакомые сколотили нам стол за небольшую сумму, чтобы минимально украсить пространство. Кто-то принес колонки, кто-то диджейский пульт, музыку ставили друзья. Сейчас только на электричество и разводку уходит около 200 тысяч. Это было максимальное дилетантство, но было страшно весело. Тогда мы собрали около 1 300 человек на фестивале, и все прошло неожиданно круто. Стало понятно, что людям это интересно, и мы решили продолжать.

На следующее мероприятие пришли уже 3 тысячи человек. Люди приводили своих друзей, друзья приводили своих друзей, был большой органический прирост заинтересованной аудитории. При этом представьте, всем им пришлось заходить через щель в заборе: фестиваль был на площадке на Образцова, через дорогу от «Гаража», и нам не разрешили открыть ворота. Это были люди, которые шли конкретно к нам.

Анна Бичевская

Ноу-хау заключалось в том, что мы не взяли стандартную площадку, парк Горького, например, хотя тогда это было место, где все пробовали что-то новое. Но мы не то чтобы изначально писали концепцию про новые пространства. У нас просто не было денег, чтобы оплатить тот же двор «Стрелки». В конце концов, мы подумали, что нужно расширять географию Москвы и водить людей по закрытым неизведанным местам. В этом тоже был эксперимент. Мы искали локации сначала по знакомствам, а потом к нам стали приходить девелоперы, которые увидели в нашей идее способ развиваться и показывать свою площадку с новой стороны.

Я не из ресторанного бизнеса. Еда и supper club, который мы придумали, были просто историей про коммуникацию. Это такая ловушка для классных людей. Мне просто очень хотелось, чтобы вокруг меня была интересная публика, чтобы можно было общаться, обмениваться энергией. То же самое я раньше делала у себя дома, у нас в какие-то периоды жизни в квартире собиралось до 50 человек, и мне очень нравилась вся эта движуха. Stay Hungry — продолжение этой традиции, только в более подходящих условиях. Что фестивали, что ужины — позволяли иметь доступ к людям.

Основной темой стала еда только потому, что в тот момент гастрономия была на пике, это был самый легкий вход в комьюнити. Гастрономия — лучший социальный клей. Штука в том, что нам удается удержать комьюнити, потому что мы забираем часть этого комьюнити работать с нами. Понятно, что людей стало больше и аудитория выросла, но не могу сказать, что к нам перестали ходить те, кто приходил к нам в самом начале.

Почему маркеты еды стали мейнстримом

Алена

2013 год был в целом знаковым, «капковская оттепель». В прошлом году я поняла, что пора заканчивать делать Backyard. Летом каждые выходные проходят по пять фестивалей, и каждый раз одно и то же, и никто ничего нового не придумывает. Мы сходили на ряд мероприятий, где увидели все те же проекты, которые стоят у нас. Если для нас уличная еда была центровой идеей, то теперь это просто часть инфраструктуры любого мероприятия и всего города в целом. Стало странно звать людей на фуд-корт. Просто мир изменился. Классно, что мы как-то тоже этому способствовали, но надо двигаться дальше. Сейчас фестиваль еды кажется мне устаревшим форматом.

Аня

Мы делали свои фестивали во дворах и в первые разы даже не думали, что надо что-то с кем-то согласовывать. А потом тема согласования стала чуть ли не главной — со всеми этими запретами и отменами музыкальных фестивалей. С каждым годом работать все сложнее и сложнее. Многие площадки уже не готовы просто так нас пускать, потому что всем объяснили правила игры.

Еще одна из вещей, которая всю дорогу не давала мне расслабиться: мы изначально начинали все на коленке, и это было классно, это было нашей особенностью. У нас не было смет, бюджетов, журналов. Была история, когда друзья собрались и что-то сделали. Тебе чего-то не хватало, и ты сделал это сам. И вот этот флер несерьезности сохранялся первые четыре-пять вечеринок. А потом, когда людей стало больше, к нам стали предъявляться требования как к нормальному фестивалю. В какой-то момент все, что было сделано на коленке, начало работать против нас. Но у нас не было выбора, потому что люди просили инфраструктуру гораздо более солидную, чем была у нас.

О том, как заводить полезные связи и оставаться на плаву

Аня

Если так разобраться, то мы не ставили никаких задач и целей, идея взяла и нас закрутила. Нам просто поступали предложения, а мы соглашались или отказывались. Почему бы не попробовать поработать над новым кафе или поучаствовать в перезапуске рынка?

У меня вообще было много прогрессивных идей, но их было невозможно реализовать, потому что я была никому не известным человеком. Например, еще пять лет назад я думала открыть азиатское кафе и делать фо. Но у меня не было свободных 10 миллионов, и поэтому появилась история с ужинами, которая, с одной стороны, стала возможностью для кого-то пробовать свои силы, каким-то маленьким проектам, а с другой — узнать большое количество новых людей. Гастрономия вообще одна из сфер, в которых есть душа. Еда — это вообще сакральная тема: если ты с кем-то поел за одним столом, ты не можешь на него напасть. А у нашего проекта есть лицо, и люди знают, не только куда они идут, но и к кому, и именно этого нам и хотелось добиться.

Алена

За то время, что мы занимались ужинами и Backyard, мы обросли огромным количеством новых знакомств и людей, у нас появилась большая аудитория, которую мы хорошо понимаем. Не все рестораторы понимают своего потенциального гостя так хорошо, как мы. Мы тоже начинали как люди, у которых были идеи, но не было ресурсов, а теперь к нам приходят люди с ресурсами, с которыми получается реализовывать что-то новое и классное для города. На том же Даниловском это получилось.

Основную часть нашей работы, кроме ужинов Stay Hungry, можно назвать консультированием, но так или иначе мы становимся частью команды открытия. Сейчас мы занимаемся развитием нового большого кластера, который будет объединять совсем маленькие и более крупные проекты. Мы отбираем участников и придумываем, как сделать так, чтобы место начало жить и стало интересным для города.

Мне всегда нравилось делать что-то новое и показывать, как можно. Сейчас наша задача не столько привести в проект молодую аудиторию, сколько объединить и модные тренды и проекты, и более старые, которые веками существуют в городе и у которых есть своя аудитория.

Аня

В проекте на Белорусской у нас есть задача сделать классный, комфортный для города объект. Поэтому мы не пытаемся прыгнуть выше головы и собрать тренды, а хотим создать живое пространство, чтобы было что-то, чтобы развиваться, что-то просто качественное, хорошее, то, что нравится людям. Мы просто стараемся выбрать лучшее, с правильным подходом, либо с новым, либо с крутым продуктом, либо с уникальной идеей. Наша задача — создать пространство с комфортной атмосферой, где каждый найдет что-то для себя. А история про фильтр — это действительно наша важная миссия в том смысле, что на нас лежит ответственность собрать набор, соответствующий времени и потребностям людей, которые живут в этом городе.