Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Школа похожа на бар»: Каково это — быть молодым учителем

«Школа похожа на бар»: Каково это — быть молодым учителем

Автор Telegram-канала «Здравствуйте, Кирилл Александрович» — про современных восьмиклассников, Ивангая и работу в женском коллективе

Что говорил о Москве потенциальный кандидат в мэры Дмитрий Гудков

Что говорил о Москве потенциальный кандидат в мэры Дмитрий Гудков

Собрали самые яркие высказывания политика о сносе ларьков и троллейбусах

Антрополог Жанна Кормина — о том, зачем РПЦ новые и старые храмы

Антрополог Жанна Кормина — о том, зачем РПЦ новые и старые храмы

Почему православные верующие — это меньшинство, и станет ли их больше с передачей Исаакиевского собора РПЦ

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

The Village поговорил со студентами «Высшей школы онкологии» в Петербурге

«Во всех нас заложена жажда убийства»: Охотница — о своем хобби и гармонии с природой

«Во всех нас заложена жажда убийства»: Охотница — о своем хобби и гармонии с природой

26-летняя охотница из Петербурга рассказала The Village о том, каково быть женщиной в мужском мире охоты

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Езда без бензина и бесплатная парковка в центре — водители «автомобилей будущего» честно рассказывают об их плюсах и минусах

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Обитатели верхних этажей самых высоких зданий города — ЖК «Князь Александр Невский» и Leader Tower — об акрофобии, парашютистах и виде на...

Я знаю о насилии в чужой семье — что делать?

Я знаю о насилии в чужой семье — что делать?

Юрист, психолог и специалист центра «Анна» объясняют, как помочь близкому человеку

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Горожане, купающиеся в ледяной воде, рассказывают о возможностях человеческого организма

Тест Ламберти: Как хорошо вы знаете итальянцев?

Тест Ламберти: Как хорошо вы знаете итальянцев?

Проверьте свое знание правил, принятых в Италии

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

Большой дом, частная ферма и ощущение свободы — бывшие горожане рассказывают, почему они оставили Москву

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

The Village поговорил с обитателями самой красивой коммунальной квартиры Петербурга

«Вокруг так много токсичных родителей»

«Вокруг так много токсичных родителей»

Главный редактор «Нет, это нормально» Лена Аверьянова — о новом журнале для молодых мам и пап

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

Девушка, живущая с редкой формой мышечной дистрофии, — о принятии диагноза и отношении к инвалидам в обществе

«Врач закричала и дала мне пощечину»: Москвичи — о боязни стоматологов

«Врач закричала и дала мне пощечину»: Москвичи — о боязни стоматологов

Просверленные щеки, выпавшие зубы, железные распорки и другие кошмары, которые не дают покоя

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах

Американист Иван Курилла — о том, как россияне будут жить при Трампе

Американист Иван Курилла — о том, как россияне будут жить при Трампе

Кто теперь будет главным внешним врагом страны и к чему приведет тренд на антиглобализацию в Америке и Европе

Я сбежал из «Свидетелей Иеговы» и странствую по городам России

Я сбежал из «Свидетелей Иеговы» и странствую по городам России

Бывший сектант рассказывает, как устроена жизнь «свидетелей» и как спастись с помощью многолетнего путешествия

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Горожане рассуждают о том, нужен ли памятник князю в центре Москвы

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Живущие в Москве сторонники двух главных кандидатов в президенты США объяснили The Village свой выбор

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

The Village рассказывает об одной из самых успешных маркетинговых акций последних лет

Как я боролась с синдромом хронической усталости

Как я боролась с синдромом хронической усталости

От советов родить до создания новых нейронных связей в мозгу — как справиться с болезнью, от  которой излечиваются лишь 5 % больных

Я живу с гепатитом B

Я живу с гепатитом B

Московский студент рассказал The Village о своем неизлечимом заболевании

За что дали Нобелевскую премию в этом году?

За что дали Нобелевскую премию в этом году?

Российские ученые объясняют, почему важны открытия — лауреаты 2016 года

Я живу в доме, который снесут к чемпионату мира по футболу

Я живу в доме, который снесут к чемпионату мира по футболу

Я живу в доме, который снесут к чемпионату мира по футболу

Я живу в доме, который снесут к чемпионату мира по футболу

Житель трехэтажки на Петровском острове в Петербурге — о том, что происходит, когда на месте твоего дома решают построить мост

«Они захватили наш дом»: Почему бюджетники перекрыли Тверскую

«Они захватили наш дом»: Почему бюджетники перекрыли Тверскую

Протестующие — о проблемах с социальным жильем и чиновниках

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

А также о надеждах, мечтах и отношении к смерти

Социолог Петр Мейлахс — о том, как становятся СПИД-диссидентами

Социолог Петр Мейлахс — о том, как становятся СПИД-диссидентами

Социолог Петр Мейлахс — о том, как становятся СПИД-диссидентами

Социолог Петр Мейлахс — о том, как становятся СПИД-диссидентами

Почему растет число людей, которые отрицают существование ВИЧ

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

От гормонов до гомеопатии: москвичка рассказывает, как за несколько лет потратила на лечение больше полумиллиона рублей

Почему из РГГУ уходят профессора?

Почему из РГГУ уходят профессора?

И при чем тут новый ректор

Рубрики