В рубрике «Что нового?» The Village говорит с людьми, которые знают лучше других, что происходит в разных сферах жизни города: в образовании, на рынке труда и недвижимости, в культуре и личной жизни москвичей. В этом выпуске корреспондент The Village Александра Шевелева решила узнать у вице-президента Национального общества по сомнологии и медицине сна Михаила Полуэктова, как изменился сон москвичей, можно ли писать эсэмэски во сне и когда же изобретут таблетку, которая избавит нас от необходимости проводить полжизни в постели. 

 

Об угрозе недосыпа

— Кто к вам обращается, какие пациенты? 

— К нам приходят люди, которые недовольны своим сном. В основном это те, кто имеет психические расстройства. Психиатры не хотят лечить людей с нарушением сна, даже с лёгкой депрессией или тревогой. Психиатры лечат острое состояние, а потом отпускают пациента гулять, и он со своим нарушением сна приходит к нам. Другая часть пациентов — это люди, которые услышали о чудесных свойствах снотворных препаратов, начали их пить и подсели на них. И ни один доктор не решается снять их с таблеток. Потому что как только отказываешься от снотворного, развивается болезненный синдром отмены. А третий тип — это больные с храпом, с задержкой дыхания во сне, которая очень вредна для здоровья.

— А что грозит тем, кто сидит в интернете до двух часов ночи, потом еле-еле просыпается в девять, выпивает литр кофе и идёт на работу? Что с нами будет?

— В 25−30 лет расстройство режима и нарушение времени сна ещё сходит с рук: возможности компенсации организма велики. Но после 35 лет всё воздастся бессонными ночами, психическими расстройствами, неврозами, увеличением числа психосоматических заболеваний, таких, например, как язвенная болезнь желудка. Когда человек растрачивает резервы своего организма, за это приходится платить.

— Почему в 20 лет проще всю ночь гулять, пить, веселиться, чем в 29?

— Вы себе не представляете, что будет в сорок. Научных исследований по этому поводу не было, просто возраст является действительно очень значимым фактором, который связан с развитием любых болезней: и гипертонии, и ожирения, и нервных болезней, и психических заболеваний. Нельзя пока точно описать этот механизм. Просто есть общее представление, что с возрастом компенсаторные резервы организма в гормональной и психической сфере уменьшаются, и в какой-то момент организм перестаёт «держать удар». И начинаются сбои в деятельности этих систем.

 

  

Раньше считалось,
что нельзя наесться, налюбиться
и наспаться впрок.
Сейчас оказывается, что нельзя только налюбиться и наесться.
А наспаться можно

  

 

— Есть ещё такое представление, что после недели недосыпа можно отоспаться за субботу и воскресенье. Это работает?

— Да, по-английски это называется banking sleep, запасание сном. Это единственный способ как-то противостоять тому безобразию, которое творится в ограничении сна. Проводились серьёзные исследования, которые доказали, что если человек запасается сном в течение недели, спит, например, на два часа больше, то потом, если его сон внезапно ограничить, он всё равно будет выглядеть и выполнять тесты на реакцию и сообразительность лучше, чем те люди, которые сном не запаслись. Раньше считалось, что нельзя наесться, налюбиться и наспаться впрок. Сейчас оказывается, что нельзя только налюбиться и наесться. А наспаться можно. Эта методика используется в спорте: когда спортсменов заставляют спать больше, у них действительно увеличиваются показатели.

— А что делать тем, кто привык засыпать в час ночи, в два, в три, а потом хочет вернуться в нормальное состояние, ложится в 12 и не может заснуть?

— Ложиться, как все нормальные люди, в 11 часов и лежать. Несколько ночей действительно придётся помучиться, а потом организм войдёт в свой обычный ритм. Непоправимых изменений обычно не бывает. Биологический ритм всё равно откатится в нужную сторону, встанет на генетически запрограммированный уровень: ночью — спать, днём — бодрствовать.

 

Об эсэмэсках, написанных во сне

— А вы верите в так называемый sleep texting, когда люди во сне отправляют эсэмэски друг другу, проверяют почту, не приходя в сознание?

— Ещё не было серьёзных исследований на эту тему, поэтому пока это явление представляется вымышленным. Есть такое понятие, как «sleep sexing», когда сексом занимаются во сне. В основном, правда, этот термин обсуждается в связи с юридическими коллизиями: например, одна американка обвинила мужчину, что он занимался с ней сексом, когда она не хотела, хотя они спали в одной постели.

Что нового: Сомнолог Михаил Полуэктов о ночном сидении в Facebook, сексе во сне и неспящих детях. Изображение № 1.

— Значит, человек может писать во сне эсэмэски, а потом не помнить, что и кому писал?

— В принципе, это возможно исходя из концепции локального сна: когда одна часть мозга спит, другая может что-то делать (как при хождении во сне). Если человек очень хочет отправить эсэмэску, то часть мозга, которая, грубо говоря, отвечает за отправление эсэмэсок, может пересилить все остальные, вырваться из пут сна и отправить текст обычно такого глубокого содержания: «Ну как ты?» или «Ты спишь?»

— Вы начали нашу встречу просьбой не задавать вопросы о вещих снах. Это потому, что врачи занимаются сном как физиологическим процессом, так?

— Да, а разгадыванием сновидений — психоаналитики.

— А приходят к вам люди, которые мучаются навязчивыми сновидениями?

— Такие обычно идут к психиатру.

— А когда уже пора задуматься и обратиться к специалисту?

— Если одно и то же сновидение повторяется и носит угрожающий характер, то надо «идти сдаваться».

 

О фитнес-браслетах

— Как вы относитесь к электронным браслетам, которые высчитывают фазы сна и будят в подходящее время? Это работает?

— Да, они работают. Их работа основана на методе актиграфии, регистрации двигательной активности. На разных стадиях сна уровень двигательной активности различается. Но точность этих методов оставляет желать лучшего. Наверное, 70 % — это максимум. Если брать программу для iPhone, который кладут под подушку, я думаю, что её точность 60 %, максимум 70 %. Эти программы замеряют двигательную активность, вычисляют момент перехода в сон со сновидениями, из которого легче просыпаться. Человек, проснувшийся в это время, действительно более бодр, чем тот, кто просыпается во время глубокого сна.

 

  

некоторые виды депрессии
лечат лишением сна

  

 

— А почему невыспавшиеся люди такие несчастные?

— Наоборот, доказано, что полное лишение сна приводит к эмоциональному подъёму в утренние часы. И некоторые виды депрессии лечат лишением сна. Им говорят: «Не спите», сажают на пост рядом с медсестрой, и бедная медсестра не спит и этого товарища теребит. Это известный метод, который применяется очень давно.

— Я слышала про такую эзотерическую технику — депривация сна, когда человек сознательно отказывается от сна на какое-то время, чтобы привести себя в состояние изменённого сознания.

— Так себя мучить не очень хорошо. Есть, конечно, упоминание в Книге рекордов Гиннесса, 11 дней человек не спал, потом выспался, и врачи признали его абсолютно здоровым.

— Ваш доклад о переводе часов на зимнее время оставил меня в замешательстве. Я так и не поняла, с медицинской точки зрения…

— С медицинской точки зрения переводить часы — плохо. Но этот эффект длится одну неделю, и он очень слабый. В принципе, стоит ли это всё обсуждать, если есть более серьёзные медицинские проблемы?

 

О детях, которые не спят 

— А приходят к вам родители с детьми? На что жалуются?

— Приходят, конечно. Жалуются, что по ночам приходится по 20 раз вставать к ребёнку, вынимать из кроватки, качать на руках. Я говорю: «Так не вынимайте». Они говорят: «Он будет плакать». Я говорю: «Все дети плачут, они же разговаривать не могут». Они говорят: «Он долго будет плакать». Я говорю: «Ни один ребёнок плакать больше полутора часов не может». Так и есть. Это научно доказанный факт.

— Ну кто выдержит полтора часа крика?

— Главное, чтобы соседи выдержали.

— А в чём причина того, что дети часто просыпаются?

— Родители не дают ребёнку научиться засыпать самостоятельно. Они его укачивают на руках, и когда он только засыпает, кладут в кровать. Ночью ребёнок проснулся естественным образом. Он осмотрелся — ему чего-то не хватает, того, с чем он засыпал. Он не может сам заснуть, так как не умеет. И он требует, чтобы ему вернули то, с чем его усыпили. Виноваты родители. Если бы его оставили засыпать в кроватке, то он бы повозился-повозился и уснул. А ночью проснулся — те же самые решётки кроватки, всё, жизнь началась самостоятельная. Мне приводят таких детей каждую субботу.

— Что вы делаете с ними?

— Я говорю родителям: «Кладите его засыпать в кроватку. Пусть он научится засыпать в ней». Как только научится, проблема исчезнет. Две-три ночи и всё.

— А что делать с детьми четырёх-пяти лет, которым вроде бы положено по режиму спать в детском саду, но они отказываются спать днём?

— Некоторые дети начинают с трёх лет отказываться от дневного сна и имеют на это право. Но во время тихого часа специалисты всё равно настаивают, чтобы ребёнок час лежал в постели, потому что ему нужно физическое восстановление. Тем не менее считается, что с трёх лет уже допустим отказ от дневного сна.

— Почему?

— Скорее всего, уменьшается потребность в суточном сне. Известно, что потребность во сне генетически программируется. У детей она выше, чем у взрослых. Как я себе представляю, есть дети, у которых эта потребность выше, потому что они тратят больше энергии за день, а есть «более экономные» дети. И у них потребность в дневном промежуточном восстановлении не такая сильная.

 

О методе Штирлица

— А помните, был такой деятель, Порфирий Иванов, который босиком ходил? Его последователи считают, что нужно вставать с рассветом и ложиться с закатом. Это действительно так?

— Это правильно, но всё-таки получается слишком большой временной период. Генетически у человека заложен период сна в семь-восемь часов. А период тёмного времени суток в наших широтах чаще всего составляет десять часов. Есть правило, что нужно ложиться, когда темно, а вставать, когда светает. Но можно, когда темно, ещё немножко походить, что-то поделать.

— А помните, как в фильме про Штирлица было: «Спать ему оставалось 20 минут». Действительно есть такие секретные техники, когда человека учат впадать сразу же в глубокую фазу сна?

— Это не сон, это скорее самогипноз. Это трансовое состояние для расслабления. Оно, наверное, тоже даёт возможность отдохнуть, но это не сон, в сон себя насильно загнать невозможно. Как у Штирлица — это, конечно, сказки. Но всё равно, я думаю, что это возможно. Человек может себя убедить, что погрузился в сон и отдохнул. Он себя убедил и пошёл дальше работать. Почему бы нет?

 

  

В принципе, для жизни
достаточно пяти часов сна,
а вот для хорошей жизни — восьми

  

 

— А есть ещё такая техника осознанных сновидений, когда человек полностью осознаёт себя во сне и может использовать это состояние.

— В принципе, есть люди, которые пишут об этом книги. Теоретически это возможно и этому можно научиться. Таких людей называют онейронавтами. Проводились исследования, когда они представляли себе движение рукой во сне и на картине деятельности мозга активировалась область, соответствующая двигательной области руки. Так и до записи сновидений можно дойти.

— Что это значит? Мозг не отдыхает?

— Существует теория локального сна. Часть мозга, которая отвечает за контроль над разумом, бодрствует и за всем следит. Это из той же области, что и снохождение, нарколепсия.

— Для современного человека очень утомительна эта физиологическая потребность во сне: она отнимает много времени. Можно ли изобрести, наконец, какую-нибудь таблетку, чтобы не спать?

— Лучший способ не спать — это спать глубоко. Если человек спит глубоко, он достаточно быстро восстанавливается. И минимальное время сна для восстановления — это, наверное, пять часов. В принципе, для жизни достаточно пяти часов сна, а вот для хорошей жизни — восьми.

 

О Менделееве и джетлаге

— А какие сейчас есть новые прогрессивные направления в исследовании сна?

— Суперхит сезона — это локальный сон: было открыто, что одна часть мозга может спать, а все остальные в это время могут бодрствовать. Второе открытие — во время сна открываются межклеточные пространства мозга, и клетки начинают выбрасывать продукты своей жизнедеятельности, всякий мусор — лишние белки, продукты метаболизма сливаются в тканевую жидкость. То есть сон нужен для того, чтобы очищаться от шлаков. Статья о таком механизме очищения и называется Garbage Truck of the Brain — «Мусорный грузовик мозга».

— По сути, сон нужен только для мозга?

— Теории, которые пока существуют, объясняют значение сна только для мозга. Для остальных органов не объясняют. Гормон мелатонин, вырабатывающийся в темноте, — это сигнал для внутренних органов о том, что наступила ночь. Но зачем он нужен, пока не понятно. Когда становится светло, мелатонин прекращает вырабатываться. Поэтому если ночью включить свет, то можно остаться без мелатонина, то есть без второй половины сна.

— То есть если я просыпаюсь ночью, лучше не включать свет?

— Лучше не сидеть долго ночью при ярком свете.

— А вот эта любимая история про Менделеева, который увидел свою таблицу во сне… Это правда, что во сне мы более умные и находчивые?

— Это не так. В бодрствовании совершается больше открытий, чем во сне. Открытия, совершённые во сне, можно пересчитать по пальцам.

— Как это работает?

— Творческая работа не прекращается во время сна. Человек работает над какой-то проблемой не только днём: он идёт с работы и думает о ней, он спит и продолжает об этом размышлять. Просто в какой-то момент всё сложилось и выдало ему результат. А могло бы и днём сложиться. Если бы во сне велась более активная творческая работа, мы бы знали не об одном Менделееве или физике Кекуле, а о сотнях тысяч открытий.

 

  

Идеология
эпизодического применения снотворных канула в Лету

  

 

— А как побороть джетлаг? Я правильно понимаю, что вы не рекомендуете пользоваться какими-то препаратами?

— Есть научно обоснованные методы преодоления джетлага. Но пока человек их использует и они подействуют, ему уже нужно будет лететь обратно, поэтому в реальной жизни они не срабатывают. Есть одна рекомендация — принимать мелатонин тогда, когда нужно обмануть свои внутренние часы в новом месте. А вторая рекомендация — быстрее включаться в активную деятельность. А всякие теоретические измышления, что на один час перелёта требуется один день на приспособление... Что ж, ты прилетел в Америку и неделю сидишь, ждёшь, когда у тебя внутренний ритм нормализуется. А потом думаешь: «Не пойти ли мне на конференцию?» — а конференция уже прошла.

 

О снотворных

— А что сейчас происходит со снотворными? Разработали уже новое поколение?

— Да, это селективные блокаторы орексиновых рецепторов, они пока проходят клинические испытания. Из уже зарегистрированных — стимуляторы мелатониновых рецепторов.

— Насколько они безопасны?

— Это снотворные, которые можно применять много месяцев подряд, они уже разрешены в США и Европе. Идеология эпизодического применения снотворных канула в Лету.

— Можно жить на этих снотворных?

— Пишут, что да, можно, привыкание не развивается.

— А снотворные в России по-прежнему продаются без рецепта?

— Сейчас всё-таки снижается количество настоящих снотворных, которое продают без рецепта. Их практически нет. Режим продажи снотворных резко ужесточили.

— А есть какая-то гендерная предрасположенность к расстройству сна?

— Да, женщины страдают им в два раза чаще мужчин.

— Почему?

— Они больше жалуются. Хотя исследования показывают, что у женщин сон крепче, чем у мужчин.

— Зато мужчины больше страдают храпом?

— Да, храп — это мужская болезнь, связанная с избыточным весом. Но после 55 лет предрасположенность у мужчин и женщин к храпу выравнивается, так как женщин перестают защищать от храпа их гормоны.

Фотографии: Михаил Голденков