В рубрике «Что нового» The Village говорит с людьми, которые лучше других знают, что происходит в разных сферах жизни москвичей: в образовании и культуре, личной жизни и на рынке недвижимости. В этом выпуске Александра Шевелева узнала у международного эксперта в области образования, автора нового стандарта дошкольного образования Владимира Загвоздкина о том, что теперь в детских садах больше не будут заставлять спать и доедать суп, ходить строем и соблюдать дисциплину.

 

Об изменениях в детских садах

— С сентября мы живём с новым законом об образовании, который требует введения новых стандартов для детских садов. Что меняется?

— Дошкольное образование становится полноценным уровнем всей системы, как и в других развитых странах. С начала 1990-х годов начали переосмысливать значение раннего развития ребёнка для образовательной биографии человека и для развития экономики. Есть, например, доказанная связь между посещением детского сада и итоговой успеваемостью в школе. У меня на полке стоит немецкая книга, которая называется «Образование начинается с рождения».

— Ваш стандарт предполагает совсем новый подход, который родителей немного настораживает. Как говорил Дмитрий Медведев, в детском саду не будут учить, а будут развивать. Получается, что дошкольников теперь не будут учить читать и писать?

— Дело не в том, чтобы учить или не учить, самое главное — как это делать. Наш стандарт — прогрессивный, он ориентирован на ребёнка, на индивидуальную траекторию его развития и выступает против переноса школьных методов обучения в дошкольный возраст. Можно и нужно знакомить дошкольников с книжной культурой и письмом, но не так, как в школе. От маленького ребёнка даже в первых классах ещё нельзя требовать определённого жёсткого результата, главное, чтобы он испытывал радость и удовольствие. Есть, например, программы иностранного языка для детских садов, которые разработал Институт Гёте: к детям приходит зайчик, начинает с ними играть, что-то говорить на немецком языке, и дети в процессе игры начинают за ним повторять. Важно именно пробудить у детей этот интерес и удовольствие от занятий. Это и есть основная задача детского сада. 

 

О поступлении в первый класс 

— Это понятно, но все мы знаем, что в хороших школах есть собеседования при приёме в первый класс.

— Такая практика противоречит закону об образовании, но, к сожалению, она существует. Маленький ребёнок, когда его начинают экзаменовать, часто напрягается и ничего не может сказать. То есть эти собеседования при приёме в школу зачастую вообще не отражают реального уровня развития и умений ребёнка. Поэтому во всём мире отказываются от какого-либо экзамена перед поступлением в школу. Тем более что больше 30 % детей в Европе и так испытывают трудности при переходе из детского сада в школу.

Владимир Загвоздкин о реформе детских садов и выборе школы. Изображение № 1.

Раньше было представление, что все дети развиваются по единому плану. Научные исследования эту позицию не подтвердили

 

— Родители могут вам на это возразить, что ребёнка надо приучать к систематическим занятиям, поэтому музыкальная школа в любой биографии, как правило, связана со слезами.

— В некоторых случаях желание родителей накладывается на предрасположенность ребёнка. Тогда из такого ребёнка получается музыкант. Но чаще всего этого не происходит. В детском саду мы не можем в массовом порядке начать производить музыкантов, математиков, литераторов. В детском саду мы должны развивать детей в целом — и эмоциональную, и интеллектуальную сферу, и движение. Было установлено, что умственные способности зависят от того, насколько ребёнок владеет своим телом. Поэтому нужно создавать такие условия в детском саду, чтобы потребность в движении реализовывалась в полной мере. Нужно отойти от этих занятий — «маршируем все строем», от занятий, когда дети сидят на одном месте, как в школе. Так у них разрушается способность к концентрации.

 

Об авторитарных воспитателях

— В наших детских садах пока именно так. 

— У нас очень долго была распространена учебно-дисциплинарная модель, согласно которой ребёнка нужно всему учить. Этот подход давно уже опровергнут наукой. В нашей стране ещё существует такая идея, в прошлом документе (в ФГТ) она чётко присутствовала. Для каждого возраста определялся свой норматив, которому ребёнок должен соответствовать. Это контролировалось, детский сад должен был отчитываться, что ребёнок развивается так, как написано в нормативных документах. В новом стандарте эти нормативы ликвидированы — это большой шаг вперёд. У меня была история про молодую преподавательницу физкультуры. Она устраивала подвижные игры, и все были счастливы. И она не прошла аттестацию, потому что она не учит детей «вставать в исходное положение» и «ходить строем». Дословно цитата была такая: «Как ваш ребёнок перепрыгнет через канаву, если вы его не научили встать в исходное положение?»

— А какие ещё изменения нас ждут?

— Самое главное — это создание условий, благоприятных для развития. Один из базовых принципов — поддержка детской инициативы и разнообразия. Раньше было представление, что все дети развиваются по единому плану. Научные исследования эту позицию не подтвердили: ребёнок развивается по индивидуальной логике. К тому же атмосфера и отношения с ребёнком в семье влияют на него гораздо сильнее, чем детский сад или школа. Семья была фактически исключена: ребёнка сдавали в детский сад и забывали о нём. Теперь взаимодействие с семьями детей должно становиться нормой.

— Как нам говорят в детском саду, главное — это дисциплина. 

— Вот она — учебно-дисциплинарная модель! Если главное — дисциплина, это значит, что потребность ребёнка в свободном движении систематически подавляется, что вредит развитию ребёнка. Это должно измениться. Например, воспитатель больше не должен заставлять ребёнка съедать всю порцию, как это сказано в наших программах. 

— А там так сказано?

— В наших типовых программах есть пункт, что воспитатель должен приучать ребёнка съедать всю порцию.

— И заставлять спать. А у тех, кто не спит, отнимают игрушки.

— Это просто ужасно! Поскольку потребность во сне у разных детей разная, то по международным стандартам качества детский сад должен обеспечивать индивидуальный ритм: одни дети могут спать, другие дети в это время тихо играют. Это несложно организовать, во всех качественных садах это есть.

— Для этого нужно иметь отдельную спальню в группе, но не везде так. Как одновременно одни дети будут спать, а другие играть в этой же комнате?

— Совсем маленький ребёнок может спать в любом месте. У нас, конечно, Роспотребнадзор тут же встанет на уши, но по факту ребёночек до трёх лет может прилечь где угодно и заснуть. В группе должны быть созданы условия, в которых есть некоторые уголки для уединения, куда бы ребёнок смог прийти, если ему грустно, он хочет побыть один или отдохнуть.

— Откуда взять этих новых идеальных воспитателей?

— По идее, это должна быть комплексная реформа. Сейчас выделяются средства на подготовку и переподготовку воспитателей. Я считаю, что учебники нужно менять, нужно разрабатывать современные программы, чтобы они соответствовали современным требованиям. 

 

Об адаптации к яслям и няне

— Вы говорите об индивидуальном подходе, но когда в одну группу по СанПиН можно впихнуть 30 человек, которыми занимается один воспитатель с нянечкой, сложно обеспечить индивидуальный подход.

— Во всём мире существует стандарт соотношения воспитателей и детей. Разработчики новых стандартов пытались эту норму заложить, но Министерство финансов или другие органы, я не знаю, кто именно, не дали этого сделать. Мы предполагали, как и во всех странах, что должен быть один воспитатель на 15 детей максимум. Нам сказали, что тогда получается слишком дорого. С другой стороны, есть постановление Путина, что нужно к определённому сроку обеспечить всех нуждающихся местами в детских садах. Чтобы это постановление выполнить, СанПиН изменили.

— Как я поняла, стандарт предполагает пребывание в яслях совсем маленьких детей, чуть ли не с шести месяцев. Насколько это полезно ребёнку?

— Если ясли качественные, то это для ребёнка хорошо. Качественная ясельная педагогика — это отдельный сюжет. В этом возрасте самое главное для ребёнка — привязанность к близкому человеку, поэтому ясельная педагогика базируется на теории привязанности. Если её нет, тогда у ребёнка возникает эмоциональный шок и травматическое переживание. В международном образовании адаптация маленького ребёнка к яслям — специальная процедура: сначала ребёночка мама приносит, и они вместе с ним в группе. Потом она его пеленает в присутствии воспитательницы. Потом уже воспитательница пеленает, ухаживает за ним в присутствии мамы. Потом мама выходит на несколько секунд и возвращается. Потом оставляет дольше. Всё это длится от двух до трёх недель.

 

У нас, к сожалению, теория привязанности отсутствует в образовательной системе, её нет ни в каких нормативных документах

 

— Получается, что при приёме няни всё это должно быть так же долго?

— Да, обязательно. Если эта процедура не соблюдается, тогда ребёнок получает травму. У нас, к сожалению, теория привязанности отсутствует в образовательной системе, её нет ни в каких нормативных документах. Второй пункт — это свободное движение. Был такой выдающийся венгерский педагог Эмми Пиклер, которой удалось в домах ребёнка создать такую атмосферу и среду, в которой брошенные дети росли совершенно нормальными. Результаты её работы поразительные: например, ребёночек ползает, ещё не ходит, он сам взбирается на пеленальный столик и ложится. Вот такие ясли, в которых создаётся такая многообразная среда для исследований и развития, и нужны.

 

О слиянии детских садов и школ

— Сейчас детские сады в Москве начали сливать со школами. Учителя из школ приходят в детские сады со своими занятиями.

— В разных детских садах происходит разное: где-то учителя ведут занятия, где-то не ведут. Слияние — это неплохо, если создаётся правильная преемственность снизу. Важно, чтобы учителя начальной школы понимали, что происходит в детском саду, а воспитатели понимали, что там будет дальше.

— Просто пока что непонятно, что будет с детским садом в такой структуре.

— Всё зависит от руководителя. Если раньше детский сад мог сам купить себе какое-нибудь оборудование или что-то выбрать, то теперь всё покупает директор школы, который не имеет опыта работы в детском саду. Необходимо, чтобы руководители школ прошли специальный курс повышения квалификации. Не должно быть резкого перехода между детским садом и школой. В нашей обычной системе существует очень резкий переход: тут я играл, а тут надо сидеть за партой. Исследования показывают, что дети хотят идти в школу, но через несколько месяцев уже не хотят. Почему? Если детский сад хороший, то дети там испытывают радость. Когда они попадают в школу, тут начинается: ты должен то, должен это. Естественно, у ребёнка быстро пропадает интерес. В разных странах по-разному стараются решить эту проблему: например, создаются разновозрастные первые классы. Те дети, которые продвинулись, переходят во второй класс. Те дети, которые медленнее развиваются, ещё раз остаются в первом классе.

 

О вреде рейтингов школ

— Как вы советуете выбирать школу и первый класс?

— Это зависит от ценностей родителей: у них обычно достаточно стойкие убеждения. Например, у родителей есть установка, что должны быть высокие академические результаты. Если она совпадает с задатками ребёнка, тогда всё хорошо. Если не совпадает, то это мучение для ребёнка, для семьи, для всех, и кончается это всё не очень хорошо.

— Вы за или против того, чтобы ребёнка в четыре-пять лет водить на подготовительные курсы в школу?

— Если занятия происходят так, что дети получают удовольствие, то почему нет. Мне говорили детские психологи, что они чётко видят, есть ли у ребёнка бабушка и деревне. Если дети летом уезжают к бабушке, где бегают и играют, то на следующий год, когда они приходят в детский сад, сразу виден прогресс в развитии. Нужно понять этим несчастным взрослым, что дети должны находиться в детском состоянии, в состоянии игры и свободного полёта. Когда ребёнок занимается тем, что ему нравится, это и есть самый мощный механизм развития. Известно, что все эти знания, полученные на занятиях по подготовке к школе, всё равно забудутся к первому классу, потому что у ребёнка не связывается то, что он учит, с тем, что ему нравится.

Владимир Загвоздкин о реформе детских садов и выборе школы. Изображение № 2.

Сильного учителя нужно
ставить на самый слабый класс.
Вот философия качества

 

— Вы большой противник рейтинга школ и вообще специализированных школ, которые отбирают одарённых детей. Почему?

— В мире преобладает такая тенденция, что одарённого ребёнка надо развивать как личность в целом. Раз он математически одарён, ему не нужно столько времени тратить на математику. У нас же если ребёнок одарён в математике, его начинают пичкать ещё более сложной математикой. Школы «для одарённых» противоречат идее равного доступа к качественному образованию. Самые сильные дети оттягиваются этими школами. Дети, которые не выдерживают такой нагрузки, выбрасываются. А что касается рейтингов, то нет ни одной страны, где бы рейтинги привели к чему-то позитивному.

— У нас это даёт дополнительное финансирование, успешным городским школам выделяются гранты.

— Забота государства должна быть об общем образовании. Основная проблема состоит в слабых учащихся, в тех, кто из проблемных семей. Потому что в итоге они составляют массу необразованного населения, которое воспроизводит себя. Когда государство платит гранты лучшим школам, оно работает на ухудшение качества системы. Сильного учителя нужно ставить на самый слабый класс. Вот философия качества, потому что он тогда сможет поднять слабых детей хотя бы до какого-то уровня. Результаты тестирования и рейтинги школ публикуются только в Англии и США, и в этих странах такая политика привела к большим негативным последствиям: школы не только стремятся выдавить слабых учащихся, подделывать результаты тестирования, но и, что самое плохое, такая политика приводит к неправильным установкам в обществе в целом. В Англии обезумевшие родители под влиянием рейтингов покупают квартиры рядом с «сильной» школой. Рейтингование школ ощущается учителями как несправедливость, потому что школы имеют дело с разным составом учащихся. В странах Средней Европы рейтингование запрещено, и результаты тестирования сообщаются только самим школам. Если вы как родитель видите, что школа находится во главе рейтинга, вы не знаете, за счёт чего она добилась такого результата. Может, за счёт того, что именно вашего ребёнка не переведут из младшей школы в среднюю или не возьмут туда вовсе. Остальные школы работают с теми, кого не взяли в «сильные». Так возникают предпосылки неравенства и несправедливости в образовании. Лучшие учителя и лучшие школы — те, где работают со всеми учениками и помогают слабым. Политику, основанную на рейтингах, поддерживать нельзя.    

 

О воспитании идеального человека

— Чем чревата перегруженность ребёнка кружками и обязательными занятиями?

— Если ребёнок постоянно живёт в режиме «надо», придётся признать, что мы растим невротика, человека, у которого в будущем будут проблемы в эмоциональной сфере. Но, как сказал один немецкий учёный, готовность к школе — это результат счастливо прожитого, исполненного детства.

— Помните книжку про китайский метод воспитания детей «Боевой гимн матери-тигрицы»? Она вызвала большой спор о том, нужно ли делать из ребёнка «идеального человека», который научен достигать своих целей. Нужно ли?

— Можно привести ещё пример Северной Кореи. Там не нужно вообще, чтобы человек был индивидуальностью, он — часть системы. И в этом смысле существует критика подхода, ориентированного на результат. Демократический уклад всё-таки предполагает, что человек — это индивидуальность. 

 

Ты не можешь поставить
себе цель написать хорошее стихотворение или влюбиться

 

— Я как родитель не понимаю, в каком мире будет жить мой ребёнок, какие в нём будут ценности. Будет ли ценностью способность достигать результата или будет важна способность жить в своё удовольствие.

— Человек, который натаскан ставить цель и достигать её, — это продукт некоторой дрессуры. Если он чего-то не достигает, он попадает к психотерапевту. Это огромная проблема многих людей, которым внушили, что именно так должен быть устроен современный успешный человек. И если человек не соответствует этому стандарту, то возникает чувство неполноценности: «Я не такой, как надо». Ты не можешь поставить себе цель написать хорошее стихотворение или влюбиться. Такой человек именно «функционирует», а не живёт полной и осмысленной жизнью.

— Стандарты уже начинают работать? Они уже введены?

— Никаких резких движений Министерство образования не предполагает. Считается, что детские сады перейдут на новые стандарты в течение двух лет, что, конечно, иллюзия. Чтобы один детский сад в Германии перешёл на новый уклад, нужно несколько лет целенаправленной работы, сопровождаемой экспертами, институтами, развитием персонала, повышением квалификации. Я надеюсь, что принятие стандарта запустит процесс изменения нашего дошкольного образования. Написать хорошие стандарты и программы — это только первый шаг. Основная проблема — это внедрение. И эта проблема не решена полностью нигде в мире.

Фотографии: Глеб Леонов