The Village продолжает неделю «Злая Москва». В течение пяти дней мы рассказываем об агрессии, ненависти и тоске в городе. В этом материале антрополог Акоп Назаретян рассказывает о замене физического насилия виртуальным, рассуждает о ксенофобии и влиянии религии на уровень агрессии. 

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 1.

Оглавление

1. Самые злые комментарии читателей The Village

2. Опрос. Кого вы ненавидите больше всего?

3. Агрессия в цифрах: Кто, где и почему обижает других

4. Модератор The Village — об агрессии в комментариях

5. Из-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

6. Шесть историй пациентов на антидепрессантах

7. Милославе Чемодановой посвящается

8. Последняя капля: На что москвичи жалуются барменам

9. Как журналист, кассир, политик, таксист и другие люди борются
с агрессией

10. 100 вещей, которые нас бесят в Москве

11. Читатели The Village о том, что их бесит

12. Почему русские не улыбаются?

13. Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе

14. Как я боролась с телефонным терроризмом

15. Вырви глаз: 7 новых фильмов, снятых с особой жестокостью

16. Почему русский интернет такой злой?

17. The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом

18. Антирейтинг персонажей и явлений от читателей The Village

19. Москвичи и приезжие о нелюбви друг к другу

20. Чему учат на курсах самообороны

 

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 2.

 

Акоп Назаретян

профессор, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, автор книги «Нелинейное будущее»

 

 

 

О жизни в большом городе

Почему мы так часто слышим от туристов: Москва неприветливая, Москва хмурая, все люди агрессивные?

Есть два фактора, во-первых, в России не принято так улыбаться, как умеют улыбаться американцы, и некоторые европейцы. В России, если человек улыбнулся вам, это означает симпатию, а взгляд без улыбки нейтрален. В Америке взгляд без улыбки означает враждебность, неодобрение. Это часто приводило и до сих пор приводит к недопониманию.

Второй момент — поведение водителей. По сравнению с западными стандартами выйти на улицу в России — риск для жизни. Хотя сейчас в Москве ситуация резко изменилась. С 2005 года мы наблюдаем чудо — в Москве и в других городах России водители начали пропускать пешеходов на зебре.

Это, наверное, потому что штрафы ввели?

Да, но это не единственная причина. Многие начали ездить за границу — это тоже позитивно влияет. И вообще поведение москвичей за последние лет десять заметно изменилось к лучшему в плане вежливости, уважения. В метро гораздо чаще уступают место, придерживают дверь. Если человек отпускает тяжёлую дверь метро, скорее всего, он не москвич.

 

 

Но всё-таки в большом городе всегда много раздражения и агрессии, так?

Повышенная концентрация популяции всегда повышает уровень агрессивности, не только у людей. У животных, когда популяция резко возрастает, отмирают все сохраняющие инстинкты — родительский, инстинкт самосохранения, торможение внутривидовой агрессии — и резко возрастают взаимные убийства, убийства детёнышей, массовые самоубийства. Киты и дельфины выбрасываются на берег, сухопутные животные, наоборот, бросаются топиться (так называемый синдром лемминга). Это то, что человеку удалось переломить в очень древнее время.

Дикий человек, собиратель, не мог бы жить в такой концентрации, в котором мы живём сейчас. Мы с вами рождаемся и умираем в неестественных условиях и только очень высокий уровень культуры позволяет нам жить в основном мирно и дружелюбно. Чем более развита культура, тем более высокую концентрацию людей она допускает без всплесков насилия.

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 3.

По данным ООН и ВОЗ, с нулевого по десятый год в мире от всех видов насилия, вместе взятых, — и войн, и семейного насилия — гибло порядка полумиллиона человек
в год

 

Какую статистику мы видим сейчас?

В первое десятилетие XXI века уровень насилия был рекордно низким. По данным ООН и ВОЗ, с нулевого по десятый год в мире от всех видов насилия, вместе взятых, — и войн, и семейного насилия — гибло порядка полумиллиона человек в год. Цифра страшная, но это меньше, чем число самоубийств. Их происходило 800 тысяч в год. Насилие было вытеснено в телевизор, компьютер, газеты. Мы надеялись, что эта тенденция закрепится, но, к сожалению, в десятых годах всё пошло вразнос. Ухудшилась геополитическая обстановка, стал снова расти уровень насилия в семье из-за общего роста религиозности, и эта тенденция отмечается во всём мире, не только в России. Как дальше пойдёт — смотрим и изучаем.

 

 

 

О технологических прорывах и их коварстве

Люди с развитием культуры становятся менее агрессивными?

Нет, люди исторически не становятся менее агрессивными, они становятся как раз более агрессивными, но культура помогает сублимировать и снижать уровень физического насилия. В длительной исторической перспективе мы видим такую зависимость: чем легче становится убивать, то есть чем более совершенным становится оружие, и чем сильнее возрастает плотность населения, тем меньше люди убивают друг друга.

Получается, правы те, кто предлагает легализовать огнестрельное оружие в России, чтобы снизить количество преступлений?

Если огнестрельное оружие легализуют, я предпочту отъехать из страны лет на десять. По прошествии этого срока, скорее всего, появится ожидаемый эффект — уровень преступности снизится, но до этого будут царить хаос и вседозволенность. Мы консультировали Думу по этому вопросу, и надеюсь, были услышаны. В историческом масштабе коэффициент кровопролития тоже снижается драматично. С появлением новых технологий возникает всплеск агрессии, эйфория, ощущение вседозволенности и безнаказанности.

Речь только об оружии или обо всех технологиях?

Речь не только об оружии. Новые сельскохозяйственные и промышленные технологии провоцируют экспансию, нарушают устоявшийся порядок в обществе и порождают агрессию. Мы прослеживаем это с палеолита. Социумы, которым не удавалось адаптироваться к новым технологиям, просто переставали существовать.

 

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 4.

 

Вспомним осевое время, когда появилось лёгкое стальное оружие и сражаться получили возможность не только богатыри, которые в силах удержать тяжёлый бронзовый меч. Масса обществ истребила самих себя — ассирийцы, вавилоняне, урартийцы. Философы — Сократ, Заратустра, иудейские пророки — спасли свои общества от гибели, резко изменив человеческие и политические ценности. Важно стало не сколько я убил, а как я сумел с минимальными потерями или вовсе не вступая в бой выиграть сражение. Таких эпизодов мирового масштаба было не меньше семи. После каждого такого перехода степень приемлемой концентрации людей повышалась.

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 5.

Масса обществ истребила самих
себя
— ассирийцы, вавилоняне, урартийцы

 

И сейчас мы переживаем такой же период?

Сейчас мы переживаем очень интересное время, скорость эволюционных процессов возрастала всегда логарифмически, и в XXI веке условный график роста вышел на вертикаль. В математике это называется точкой сингулярности. К такому выводу почти одновременно и независимо друг от друга пришли наши физики, американские математики, австралийские экономисты на основе анализа разных материалов. Что будет дальше — обвал и последующий крах, прорыв или какая-то форма стабилизации, — нам предстоит узнать, и, видимо, довольно скоро.

 

 

 

Об интернете и жестоких компьютерных играх

Интернет — та самая технология, которая может добить часть человечества, как ассирийцев добили стальные мечи?

Интернет сейчас очень сильно влияет на людей, к нему ещё не выработался иммунитет. Каждый новый информационный канал, начиная с возникновения речи, на первых порах был инструментом манипуляции. Сократ и Конфуций говорили, что письменность убивает самостоятельное мышление. Постепенно люди начинают разбираться. В семидесятые они перестали воспринимать картинку телевизора как пейзаж за окном, который видно своими глазами, поняли, какие вещи можно вытворять с камерой, как телевизионщики используют возможности монтажа.

С 2011 года роль массового нового канала информации начал играть интернет, произошёл прорыв — Сеть вытеснила телевизор. Это началось январскими событиями в Каире и закончилось декабрьскими событиями в Москве. Тогда кремлёвские пиарщики просчитались, они думали, что контроля за четырьмя федеральными каналами достаточно. Тем временем интернет предложил колоссальные возможности для распространения информации и манипулирования. Сейчас у основной массы людей есть убеждение, что в интернете всё как в жизни. Но я надеюсь, что интернет человечество не добьёт.

 

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 6.

 

Вы говорили о том, что насилие сместилось в телевизор, интернет, газеты. Что это значит?

Во-первых, вы заметили, что преступность в значительной мере смещается в виртуальное пространство. Грабители больше не волокут вас в лес и не снимают с вас шубу, приставив нож к горлу, — они взламывают данные вашей кредитки. Фрустрация та же, но из двух зол я лично выбираю виртуальную.

Во-вторых, речь о канале сублимации. Если вы по телевизору будете смотреть много передач или фильмов о насилии, это должно способствовать избавлению от агрессии. Насмотревшись ужасных сцен, вам захочется вести себя спокойнее, вы попадёте в зону рекреации и не станете трансформировать агрессию в насилие.

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 7.

Если вы по телевизору будете смотреть много передач или фильмов
о насилии, это должно способствовать избавлению от агрессии

 

То есть запрещать сцены насилия в кино и жестокие шутеры не нужно?

Моя аспирантка пишет диссертацию на эту тему. По её данным, на 17 миллионов геймеров в России приходится два физических убийства. Но каждое из этих убийств так раскручивают, что получается пугающая картина. Виртуальное насилие в общем снижает уровень насилия физического. Есть исключения и индивидуальные реакции, но на большинство людей жестокие сцены в фильмах и компьютерные игры действуют именно так.

 

 

 

О войне, религии и ксенофобии

Почему же тогда люди, которым доступны телевизоры и компьютеры, продолжают воевать и убивать? 

Практика показывает, что ни кино, ни театр, ни другие современные каналы сублимации не заменяют потребность испытывать страх и сильные эмоции не понарошку. Почему так сложно справиться с войной? Потому что она отвечает глубинным нейропсихологическим потребностям. Но всё же человечество сильно повзрослело. Если мы почитаем свидетельства современников, узнаем, что начало Первой мировой воспринималось как праздник. У горожан было весёлое, возбуждённое настроение, аристократия и интеллектуалы писали: «Наконец-то началась настоящая жизнь вместо прозябания». Сейчас, в 2014 году, ничего такого не может быть. Слово «война» стало одиозным.

А как на обычных граждан, горожан, психологически влияет то, что их страна находится в состоянии конфликта? Я вижу, что становится куда больше споров и ссор между друзьями, членами семьи, люди перестают разговаривать друг с другом из-за разных позиций по крымскому вопросу, например. Как с этим бороться?

Общество в стране, находящейся в состоянии конфликта, консолидируется. Если мы все разделяем ненависть к общему врагу, мы объединяемся. В современном сложном обществе с многомерными отношениями наши реакции неоднозначны. Если у вас, например, с папой разные взгляды, конечно, на ваши отношения будут влиять события в стране и то, как их освещают СМИ. У меня с моей дочерью тоже разные взгляды. Бороться с этим можно только одним способом — избегайте эту тему. Или шутите. Юмор — это тоже превращённая форма агрессии, как дружба, любовь и другие поощряемые нами качества и чувства. Ещё один совет: используйте разные источники информации — и российские, и украинские, и иностранные. Много лжей всегда лучше, чем одна ложь, по крупицам вы соберёте картину, приближённую к действительности.

Кстати, чем больше информации, тем ниже коэффициент кровопролитности. Нахождение в насыщенном информационном поле гуманизирует и способствует поиску новых средств разрядки. Разъярённая толпа начинает вести себя гораздо спокойнее, если обнаруживает, что её снимают на камеру. Дело не только в том, что полицейские могут опознать и найти активных участников. Тут более тонкие материи. В конце концов, изначально мораль строилась на страхе наказания за проступки со стороны всевидящих богов.

  

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 8.

 

Кстати, как всплеск религиозного сознания влияет на уровень насилия в обществе? Способствует ли он смирению и уменьшению уровня агрессии?

Ничуть не способствует, наоборот. Религия — это древнейший инструмент разобщения, разделения общества на своих и чужих. Африканские антропологи сейчас изучают, как старейшины племён стравливали молодёжь, искали внешнего врага, чтобы уменьшить агрессию внутри рода. Вы знаете, что до сих пор доля домашнего насилия самая высокая. По данным ВОЗ, каждое седьмое убийство в мире происходит в семье, в некоторых странах до 50 % женщин погибают от рук мужей и любовников. Понятие «нация» возникло в XVIII веке, когда отступил религиозный фанатизм, но нужно было продолжать воевать. Люди до XVIII века не мыслили так: мы, русские, воюем с турками. Мы, англичане, воюем с французами. Это уже достаточно хорошо известно.

Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе . Изображение № 9.

Религиозный ренессанс сейчас для России — самая опасная вещь. Религия — это всегда ненависть
к чужим
 

 

Так вот, сейчас на фоне вооружённого конфликта мы наблюдаем всплеск патриотизма и, что ещё хуже, всплеск религиозности. Мы фиксируем это в среде ополченцев, у меня есть корреспондент в Луганске, который информирует меня о настроениях там. Это очень печально, потому что может перекинуться на Россию. А религиозный ренессанс сейчас для России — самая опасная вещь. Религия — это всегда ненависть к чужим. В такой многоконфессиональной стране, как наша, это сулит большие опасности.

Чужих у нас и так не очень-то любят. Уровень ксенофобии у нас высокий?

Давайте разберёмся сначала, что это такое. Ксенофобия — это медицинский термин, который означает отторжение чужеродных клеток организмом. Если для вас чужой — человек с другой формой носа, не похожим на ваш разрезом глаз, говорящий на другом языке, это очень плохо. Но если для вас чужой — человек с неподобающим поведением, это другое дело. Конфликт мигрантов и москвичей не в национальных, а в культурных различиях — это конфликт разных эпох и разной морали. 

Что касается уровня нетерпимости, есть такое понятие — антропологические константы. Немецкие исследователи работают с гипотезой о том, что уровень социальных страхов в обществе всегда был примерно одинаковым, но объекты выбирались разные. Боялись колдунов, иноверцев, потом стали бояться радиации. Людям нужно выплёскивать свои страхи и создавать себе врагов, иногда их агрессия перерастает в ярость, но с течением времени формы смягчаются.

Как всё-таки бороться с агрессией, чтобы не допускать её превращения в моральное или физическое насилие? Боксёрская груша — это выход?

Это вариант. Вы знаете, конечно, о японских куклах Бобо с лицом начальника, на которых вымещают злость подчинённые. Это в любом случае поможет, если бить грушу от души.

 

фотографии: Полина Кириленко