Вирусолог-иммунолог — об эпидемиях, вирусе Зика и угрозах цивилизации. Изображение № 1.

Фотографии

яся фогельгардт

Календарная вспышка гриппа и ОРВИ в Москве подошла к концу, и в понедельник, 22 февраля, в городе сняли карантин. Однако многие столичные жители продолжают жаловаться на головную боль, мышечную ломоту или неприятные ощущения в горле. К тому же в СМИ активно обсуждают африканскую лихорадку Зика, возможного масштабного распространения которой опасаются во всём мире.

По данным Всемирной организации здравоохранения, грипп признан серьёзной проблемой общественного здравоохранения, а вакцинация — самым эффективным способом профилактики. Тем не менее в интернет-сообществах, особенно в многочисленных комьюнити молодых мам, по-прежнему находятся аргументы против любых прививок и вакцинаций.

The Village решил узнать, действительно ли человечеству угрожают эпидемии, и поговорил с доктором медицинских наук, профессором Первого МГМУ имени Сеченова Еленой Каревой о вирусах, прививках и способах укрепления иммунитета.

О смертельных вирусах и эпидемиях 

— Давайте начнём с самого начала. Откуда взялись вирусы? 

— На самом деле, вирусы относятся к несколько иной форме жизни — к простейшим. Соответственно, это РНК- или ДНК-содержащие организмы, которые отличаются от бактерий тем, что у них нет ядра, а набор генов минимален. Весь наш генетический материал записан на ДНК, а вся закодированная информация — исключительно о белках. Белки — это ферменты, рецепторы, различные транспортёры. У белков и, в частности, у ферментов есть деление на участки для субстрата, и то, что приходит снаружи, — то есть субстрат — уже синтезируется в углеводы и прочие более сложно организованные вещества. Поэтому биохимики верно говорят: жизнь — это форма существования белковых тел.

Весь интерес в том, что ДНК и РНК у всех одинаковы, но не их последовательности, а состав. Наша ДНК состоит из тех же самых нуклеотидов, что и вирусная РНК или ДНК, — получается, что «рабочий материал» и у нас, и у вирусов одинаковый. Самое замечательное в вирусах то, что они могут переносить свой или чей-то захваченный генетический материал в человеческую информационную цепочку, встраивая его внутрь. Считается, что вся наша изменчивость из эволюционной теории — от вирусов. То есть вирусы приносят изменённый набор, который в конкретных условиях оказывается полезен для выживаемости конкретного организма. Поэтому что именно первично — человек или вирус — вопрос философский. У бактерии, например, есть ядро. Таким образом, у неё достаточно генетического материала, чтобы обеспечить себе существование. У вируса ничего нет — только маленький набор генов, необходимый для того, чтобы прийти паразитировать на готовую «кухню» чужой клетки, без которой он не выживет. Вирус проникает в клетку, в нашу человеческую ДНК, встраивает свою, а всё остальное отключает — и наша клетка работает на вирус.

— Получается, вирусы более приспособлены и менее уязвимы?

— Да, ведь чем сложнее система, тем более она уязвима. Например, простая система при наступлении ледникового периода просто перестаёт проявлять признаки жизни. А основные признаки жизни — это поесть и размножиться. Наша же клетка, если в окружающей среде снижается температура, погибает, так как имеет в себе множество взаимосвязанных молекул. А когда это просто кусок РНК или кусок ДНК с небольшой белковой оболочкой, он выживает.

— Существует обывательское представление о том, что вирусы вредны. Как на самом деле?

— Без вирусов не было бы эволюции. К тому же, смотря что считать хорошим, а что — вредным. Для индивидуума, может быть, что-то и вредно, а для социума в целом — хорошо. Да, у нас есть вирусы, которые вызывают заболевания, и это плохо. С другой стороны, всё несколько сложнее. Начнём с того, что у человека основной поставщик энергии — митохондрия, и она несёт в себе дополнительную ДНК. То есть по-хорошему одна только эукариотическая клетка — это симбиоз двух организмов. Например, есть так называемая женская наследственность. Почему женщины дают детям больше, чем мужчины? Потому что в яйцеклетке содержится женская ДНК плюс митохондрия, содержащая свою собственную ДНК. Выходит, и в генотипе больше нашего материала, и у ребёнка, когда он рождается, в первые часы обсеменение микрофлоры происходит женское. Так что мать и ребёнок даже на молекулярно-биохимическом уровне ближе, чем отец и ребёнок. Чтобы обеспечить подобную тесную связь, жизнедеятельность наших клеток должна быть устроена гораздо сложнее, чем вирусных.

Теперь насчёт вредных вирусов. Слава богу, что мы знаем жизненный цикл опасного вируса и, следовательно, знаем, как с ним бороться. Ведь если ты наверняка знаешь причину заболевания, ты можешь его вылечить. Но, к сожалению, заболеваний, где мы можем использовать подобный этиотропный подход, раз-два и обчёлся. Медицина, например, не знает ни причины атеросклероза, ни причины онкологии, ни даже причины гипертонической болезни. Последнюю вылечить пока вообще нельзя, а основная задача терапии в этом случае — не допустить дальнейших осложнений. Ведь основные осложнения — это инсульт, инфаркт и гипертонический криз. Так что, возвращаясь к вирусам, — счастье, что мы знаем причину болезней, ими вызванных, и можем с ними бороться.

— Используются ли вредные вирусы во благо?

— Давно используются — и в генной инженерии, и в биотехнологии. Вирусы хороши в качестве переносчика ДНК, причём лучшим переносчиком является вирус ВИЧ. Но его боятся, поэтому этот вирус запрещено использовать в таком качестве. Так что для любой генной модификации используют щадящие варианты.

В обозримом будущем технологии разовьются. Если у человека в связи с генетической болезнью не будет работать ген какого-либо фермента, медицина сможет это исправить. Не проблема ввести ген в одну клетку, даже в две, десять или сто. Другое дело — целый организм. Поэтому всякую поломку лучше всего выявлять на уровне яйцеклетки. Если кто-то из родителей, мама или папа, отягощён неким нарушением или возможностью развития нарушения, лучше всего забрать у клетки ген с нарушением, а на его место поставить исправный, с чем нам и поможет вирус.

Во многих существующих вирусах есть свой потенциал биологического оружия, даже в вирусе гриппа

Вирусолог-иммунолог — об эпидемиях, вирусе Зика и угрозах цивилизации. Изображение № 2.

 

— С благом понятно. А может ли человек в ближайшее время начать использовать какой-нибудь вирус в качестве массового биологического оружия?

— Конечно. Во многих существующих вирусах есть свой потенциал биологического оружия, даже в вирусе гриппа. К тому же многие дети из подрастающего поколения не привиты, и существует вероятность, что кто-нибудь когда-нибудь «достанет» вирус и начнёт его распространять. Но использование вируса в качестве смертоносного оружия противоречит его природе. Просто основная задача умного вируса — не убить жертву, а как можно дольше использовать её в своих целях, обеспечивая таким образом свою и её выживаемость.

Взять, например, наш желудочно-кишечный тракт. Мы предоставляем бактериям внутри нас площадь и еду, а они нам — незаменимые аминокислоты, которые человек не в состоянии синтезировать за счёт сил своего собственного организма. Так, на каждую клетку человеческого организма приходится от 10 до 100 микроорганизмов, которые мы носим на себе и в себе, и подобное соседство вполне может быть полезным. С теми, которые мы передаём своим детям, мы дружим, и они нас защищают.

К сожалению, есть и другие, смертельно опасные микроорганизмы, которые убивают и выкашивают миллионы. Миллионы погибали от инфлюэнцы и испанки — того же самого гриппа. И мы, повторюсь, не защищены от того, чтобы тот же грипп был использован в качестве биологического оружия.

— Но есть ли шанс, что человечество в обозримом будущем выкосит какой-то неведомый вирус?

— Если бы такая вероятность была, то за столько лет эволюции она уже дала бы о себе знать. Вряд ли человек сможет изобрести здесь что-то сам: он учится у природы, а придумать то, чего ещё не было, очень и очень сложно. Так что и вероятность того, что человечество выкосит какой-нибудь новый и одинаково опасный для всех вирус, минимальна. Как говорит мой муж, и сентенция эта довольно известна, — Вселенная вечна и бесконечна. Я не хочу умалять достоинств научной мысли, но, к великому счастью, я не вижу опасности со стороны неведомых мощных биотехнологий, которые якобы могут создать нечто смертельно опасное. Большей опасности можно ждать со стороны физики или внешних факторов типа засухи. Потому что та же жизнь, то же биологическое оружие (то есть, споры), даже целенаправленно распыляемые, должны не просто появиться в мире, а сохраниться в процессе передачи, проснуться и начать функционировать. Причём даже если донести и распылить получится, также необходимо будет сделать, чтобы инфекция действовала как бомба замедленного действия, и люди, ею заразившиеся, не сразу умирали, а успевали доехать хотя бы до соседнего города.

— А велик ли шанс, что вернутся смертельные болезни прошлого? Чума, испанка?

— На самом деле, история всегда повторяется, всё зависит от степени выраженности явления. Смотря что иметь в виду под повторением — социальное, политическое, экономическое значение или параметры распространения побочных эффектов. Возможна ли какая-нибудь инфекция, которая, подобно испанке, уничтожит огромное количество людей? Здесь я уповаю на человечество и его благоразумие. Очень важным фактором являются противоэпидемические меры, которые заключаются в элементарном ограничении общения заболевшего человека с внешним миром. 

 

 

В 2009 году, когда случилась пандемия гриппа H1N1, я много летала по разным российским городам и пару раз лично наблюдала проверки самолётов: группа людей в экипировке просто приходила и порой дистанционно определяла так называемую температуру всего самолёта, ведь заболевшего человека в толпе очень легко найти. Естественно, не всегда, но в случае распространения любой подобной инфекции основным носителем является тот, кто уже явно и очевидно заболел. Изолировав его, можно искоренить 90 % опасности для социума. Так что всеобщей паники и огромных жертв, как в прошлом, нам, хочется надеяться, удастся избежать.

Часто горожане не могут взять даже два дня отгула. Они не понимают, что могут помереть от кардиомиопатии — и умирают в основном молодые женщины

 

— Но ведь вирусы постоянно меняются и мутируют?

— Мутация — это нормальное изменение белков и их свойств. Чтобы из белка построить что-то ценное, нужно заменить аминокислоты. И должен случиться целый ряд замен, чтобы получить какое-то видимое изменение, которое мы тоже должны разделить на опасное или не опасное, функциональное или не функциональное.

Существует много факторов, которые влияют на мутационный процесс. И вероятность того, что появится особо вредоносный вирус, устойчивый к любым попыткам его побороть, практически нулевая.

Вирусы как мутировали, так и мутируют. Сколько мы существуем — столько в мире существуют мутации. Раз мы живы и относительно здоровы — значит, нашего механизма для выживания достаточно, чтобы противостоять вирусной нагрузке и мутагенности.

— Почему же такая паника вокруг Зика?

— С Зика то же самое, что было с эболой, только от Зика смертность гораздо ниже. Главная опасность Зика — микроцефалия — проблема только для беременных. Да и комар, который переносит Зика, не живёт в наших климатических условиях. То есть единственный разумный совет здесь — не стоит ездить беременными в Африку, и всё будет в порядке.

Другое дело — эбола. В Западной Африке, откуда она пришла, ещё в советское время построили российскую санитарно-эпидемиологическую станцию. Я лично знакома с их замечательным академиком и лучшим в России инфекционистом, которого очень люблю и уважаю, — Виктором Малеевым. Бывают талантливые люди, и вот этот чудесный человек из таких, он возглавляет нашу делегацию по эболе. В настоящее время действует правило: нельзя ездить в заражённые участки чаще чем раз в год. Как-то раз я в очередной раз встречаю Малеева в аэропорту, кидаюсь к нему обниматься-целоваться, а он говорит: «Леночка, всё хорошо, но только я на карантине по эболе». Я недоумеваю почему, ведь он был там в начале прошлого года: всякий карантин успеет закончиться. Тогда Малеев пояснил, что он за последний год уже трижды туда слетал. Говорит, все боятся, никто ехать не хочет, вот он и вызвался.

Когда началась волна эболы, все испугались. Из 800 человек персонала нашей санстанции в Африке 500 заразились, из них погибли 50 %. Причём между участками заражения — маленькими деревушками — нет нормальных дорог, деревушки расположены далеко друг от друга, и заболевание успевало выкашивать львиную долю их населения. Но речь идёт не о местных жителях, а о профессионалах из цивилизованного мира, которые были готовы к тому, что могут заболеть. То есть при повышении температуры и других начальных признаках заражения человека тут же изолировали и начинали лечить, причём обеспечение лекарственными препаратами у нас по-настоящему полное. Так что эбола сама по себе куда опаснее Зика, но в наших широтах точно так же не выживет.

 

Вирусолог-иммунолог — об эпидемиях, вирусе Зика и угрозах цивилизации. Изображение № 3.

 

О гриппе и способах укрепления иммунитета

— В России снова — сезонная массовая заболеваемость гриппом. Чем лечиться?

— Препараты для лечения простуды бывают разные. Например, одни уменьшают симптомы: чтобы не так ломило мышцы, снизилась температура и можно было ходить. Другие сокращают время течения заболевания. А третьи снижают вероятность осложнений, ведь грипп может спровоцировать пневмонию и кардиомиопатию.

Грипп действительно обладает опасной для сосудов токсичностью. Все препараты с действующими веществами умифеновир и осельтамивир, если вовремя начать лечение, снижают возможность осложнений в несколько раз. Вопрос в сроках, но даже на самых поздних этапах смысл в терапии есть. Начиная рано, мы получаем все плюсы, а начиная с опозданием — не получим снижения симптомов, заболевание будет протекать достаточно медленно, зато мы в любом случае избавим себя от осложнений.

У нас на руках есть только два реально эффективных препарата. Обращаю ваше внимание, что это не стимуляторы иммунитета, а именно препараты прямого противовирусного действия. Вот, допустим, в клетку входит вирус, начинает размножаться в её ядре, а потом выходит из клетки и распространяется дальше. На входе вирус блокирует вещество умифеновир, которое содержится в препарате под названием «Арбидол». На выходе вирус тормозит осельтамивир — его мы знаем как препарат «Тамифлю». Иными словами, первый не даёт вирусу войти в клетку и размножиться, а второй мешает вирусу оторваться от родительской поверхности, выйти и заразить другие клетки.

Допустим, у пациента третий-четвёртый день заболевания, вирус продолжает проникать в новые клетки и из них распространяться. Если человек абсолютно уверен, что болен гриппом, можно выбрать осельтамивир. Но если у него ОРВИ, осельтамивир не поможет, так что в любом случае проще выбрать умифеновир, у которого спектр действия шире. Некоторые специалисты даже советуют комбинировать, поскольку препараты могут удачно взаимодополнять друг друга. Но единых стандартов для такого лечения нет, поэтому и рекомендация пока неофициальная.

Есть расхожее выражение: «Если лечить грипп, он проходит за семь дней, а если не лечить, то за неделю» На самом деле, оно справедливо, но только в одном случае — если вы в целом здоровы, если вы также здоровы соматически и если вы не ребёнок и не пожилой человек. Но всегда следует помнить, что вирус гриппа по международной классификации — действительно тяжёлое заболевание за счёт возможных кардиоваскулярных осложнений. От гриппа умирают часто и куда чаще, чем от ОРВИ.

— Как правильно болеть?

— Лучше всего «забиться в окопы» и переждать, при этом стоит поменьше двигаться. Когда мы, будучи больными, даже просто встаём, чтобы дойти до ванной комнаты, — это уже большая нагрузка на сосуды, поэтому стоит минимизировать движения. Еду больному необходимо приносить в постель — ведь мы двигаемся, кровоснабжение улучшается, вирус продвигается дальше по организму. Так что больному нужно лежать, пить, есть и принимать лекарства. 

 

 

Но часто горожане не могут взять даже два дня отгула. Они не понимают, что могут помереть от кардиомиопатии — и умирают в основном молодые женщины. Это мужчина может погрузиться в болезнь, а женщине нужно детей из садика забрать, перестирать всё на свете, еду на всю семью приготовить. Она думает: «Если завтра ничего не изменится и лучше не станет, тогда и обращусь к врачу». В госпиталь её привозят уже без сознания.

Лучший способ защититься от вируса гриппа — мыть руки как можно чаще

 

— Помогают ли не заболеть любимые в народе средства вроде чеснока и медицинских масок?

— Лучшее народное средство в борьбе с гриппом — гигиена. Ведь вирус гриппа живёт в частичках кожи, фрагментах грязи и так далее. Мы постоянно берёмся за ручки дверей, компьютерные мышки, водопроводные краны и другие предметы в местах общественного пользования — это всё что угодно, начиная от турникетов и заканчивая поручнями и детскими игрушками в садике. Раньше считалось, да и до сих пор считается, что грипп — это болезнь, передающаяся воздушно-капельным путём. Но большую роль в заражении также играет так называемая аутоинокуляция. Человек, если специально себя не контролирует, хватается за лицо до шести раз в минуту, и догадайтесь, за что он хватается в первую очередь? За глаза, нос и губы, а это места слизистой, где прекрасно размножаются вирусы гриппа.

На последнем европейском съезде инфекционистов выяснилось, что лучший способ защититься от вируса гриппа — мыть руки как можно чаще. К тому же не стоит ругать эти несчастные медицинские маски — лично я считаю, что они нужны и хороши. Хотя бы потому, что такая маска задерживает крупные капли чужого чиха и не даёт человеку возможности схватиться за лицо лишний раз, то есть аутоинокуляции не происходит. Так что в какой-то мере маски срабатывают.

— С руками понятно, но стоит ли мыть овощи с мылом в качестве антисептической меры?

— О каком антисептическом уровне вообще можно говорить, когда в нас самих живут и здравствуют условно патогенные бактерии и приносят пользу? Во всём должна быть мера. Фрукты и овощи мыть с мылом чаще всего бесполезно. Лучший вариант для привезённых откуда-то издалека и покрытых парафиновым напылением фруктов — счистить шкурку, если очень хочется.

— Как узнать, в каком состоянии у тебя иммунная система, не сдавая лабораторный анализ?

— Существуют очевидные признаки, благодаря которым всё-таки можно понять, что иммунная система человека не в порядке. Например, в соответствии с фармацевтическим справочником, взрослый человек имеет право заболеть ОРВИ четыре раза в год. Причём взрослым считается мужчина старше 25 лет и весом около 75 килограммов. То есть если такой человек переболеет четыре раза за год, то это ерунда, обычная тренировка иммунитета. Если больше — тут уже повод задуматься. 

Дети могут болеть по шесть раз за год — больше, чем взрослые, потому что у них пока недостаточно плазматической памяти, им надо нарабатывать антитела. Физиологически ребёнок больше предрасположен к частым заболеваниям и серьёзным осложнениям, ведь у него бронхо-лёгочный аппарат как просторная яма, в отличие от того же взрослого, у которого всё перевёрнуто и перекручено.

— А как вообще укреплять иммунитет?

— На первом месте в этом процессе — правильное питание, на втором — прогулки на свежем воздухе, и лучше всего подходит морской, который врачи рекомендовали ещё в XIX веке. Очень важна гигиена сна — речь идёт не о том, чтобы спать на чистых простынях, это само собой, а о том, чтобы спать не менее восьми часов. Тёплый душ на ночь и, независимо от возраста, восемь часов сна. Это раньше мы считали, что ребёнку можно восемь, а взрослому хватит и шести, но нет. Для нормального биологического ритма засыпать необходимо в первую половину ночи — до 23:00. Ещё стоит минимизировать количество стресса. И не нужно никаких иммуностимуляторов, которые многие считают панацеей и лечат ими тот же грипп.

— А что можно сказать об иммунитете среднего москвича? Что на него влияет?

— Безусловно, образ жизни в первую очередь. Как я уже сказала, основное условие — рациональное питание, в частности, необходимо исключить из рациона сахар и ограничить употребление лёгких углеводов. Ещё одно необходимое условие — отсутствие гиподинамии и других факторов развития кардиоваскулярных патологий.

Если у человека никудышный иммунитет, ему никакие противовирусные средства не помогут. К счастью, наш организм заинтересован очень в малом — нам бы поесть, поспать да размножиться. И природа заботится о нас только до тех пор, пока мы не размножились: как только ты кого-то родил, ты уже не нужен. То же самое касается и красоты — до окончания детородного периода природа думает о тебе, но после ты уже вынужден брать здоровье в свои руки и сам о себе беспокоиться.

 

Вирусолог-иммунолог — об эпидемиях, вирусе Зика и угрозах цивилизации. Изображение № 4. 

 

— Работают ли советские методы укрепления иммунитета, которые всем нам знакомы ещё из детства? Все эти обливания, контрастный душ, зарядка? 

— Зарядка и контрастный душ — это великолепно и это работает. К тому же не нужно забывать о банальном психологическом факторе: когда мы заботимся о себе и своём здоровье, мы получаем удовлетворение, что способствует снятию внутренней напряжённости, возникающей у большинства жителей мегаполисов. Здоровый образ жизни — залог соматического здоровья. Ведь иммунная система у нас в организме, можно сказать, везде. Так что, поддерживая своё общее здоровье, мы поддерживаем и иммунную систему в целом.

— Опасно ли самостоятельно принимать иммуномодуляторы?

— Существует два типа иммуномодуляторов: вещества, которые усиливают активность иммунитета, и вещества, которые её снижают. Последние называются иммунодепрессанты. Они бывают нам необходимы после пересадки органов или, к примеру, при бронхиальной астме. Иммуностимуляторы, в свою очередь, делятся на две большие группы — экзогенные и эндогенные. Вторые являются аналогами компонентов человеческой иммунной системы.

В основном иммуностимуляторы используются в тяжелейших ситуациях, когда у человека совсем нет иммунитета — если у него, например, рак. Химиотерапия убивает иммунитет, и тогда мы даём ему препарат — стимулятор деления. Но, к сожалению, в нём скрыта огромная опасность, ведь у человека в организме под воздействием этого лекарства может начать расти всё подряд. И если где-то сидит рак, то и он начнёт расти. Так что все врачи побаиваются этих препаратов и стараются их не использовать.

Беда человека в том, что он слишком поверил в науку. Человек лежит на диване, поедает попкорн, запивает его газировкой, а когда ему указывают на то, что это — факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, он отмахивается: мол, схожу в больницу, там мне выпишут таблетку и всё вылечат. Во всём процессе выздоровления только 20 % — это действие лекарств, а остальные 80 % — образ жизни. Пока люди не поймут, что всё зависит от них, а не от технического прогресса, они не будут выздоравливать.

Нет волшебных таблеток. Основной принцип врача — не навредить, создать условия для выздоровления человека, по возможности выбирая препараты с минимальным набором и минимальной силой побочных эффектов.

— Помогают ли пищевые добавки, обещающие укрепить иммунитет?

— С помощью эффекта плацебо — да. К тому же во многом нашему организму помогает здоровая кишечная флора, она считается школой иммунитета. Поддержание баланса воспалительных и противовоспалительных процессов фактически ложится именно на нашу кишечную флору. Та же самая «Иммунелле» довольно вкусная, почему бы и нет? Я сама её пью без особого расчёта. Но здесь всё дело в устройстве пищеварительного тракта. Если вы просто попили кефирчик — неважно, от бабушки или какой-нибудь «Иммунелле» — то надежда на то, что до вашей кишечной флоры дойдёт что-нибудь из полезных бактерий, умрёт последней. Мы же фактически пропускаем через кислотный суп в желудке голые бактерии — и они, скорее всего, не выживут.

О прививках

— На волне сезонной вспышки заболевания опять активно заговорили противники вакцинации. Что с этим делать?

— Это мракобесие и настоящее средневековье. Я считаю, что прививки — одно из важнейших достижений человечества. Оспа, сибирская оспа, или чёрная оспа, — первое заболевание, против которого человек изобрёл вакцину. Если помните, её нашли случайно: заметили, что женщины-доярки трогали коровье вымя, на котором выступали струпья, заражались, но не умирали от оспы, от которой умирали все остальные.

Страх перед прививками, разговоры о невероятных тяжелейших побочных эффектах, которые с точки зрения биохимии просто не могут возникнуть, — врачам всё это смешно. К сожалению, срабатывает фактор доступности искажённой информации. Впрочем, в интернете можно найти и нормальную информацию с возовских сайтов. Это проверенные факты с доказательствами. Если ты не знаешь, о чём говоришь, — почитай, как действуют прививки. Узнай, в чём заключается смысл вакцины, ведь это действительно важно понять. Я бы вообще делала прививки всем детям, независимо от согласия матери. 

— То есть как бы ни мутировал вирус гриппа, прививаться всё равно стоит?

— Конечно, попадание вакцины не стопроцентно. Есть вирус гриппа, а у него — несколько детерминант. Основная детерминанта, по которой наш иммунитет распознаёт вирус гриппа, — гемагглютинин, его молекулы расположены на поверхности вируса. Вирус мутирует, происходят аминокислотные замены, и наш иммунитет распознаёт вирус хуже.

Когда вирус гриппа попадает в организм в первый раз, в ответ нашим иммунитетом поднимается первая волна интерферонов. Потом вырабатываются цитокины и лимфокины, активируются макрофаги, которые начинают есть погибшие клетки. И только к седьмому-десятому дню против нашего конкретного вируса вырабатываются антитела, после оседающие в плазматической памяти. Если нам, допустим, потребовалось десять дней, чтобы сформировались антитела в первый раз, то во второй раз антитела уже готовы. Кроме того, в случае встречи со старым вирусом мы можем не заболеть в принципе.

Теперь вернёмся к прививкам. Мы берём гемагглютинины — белки, которые находятся на поверхности вируса, — и вводим их человеку. Иммунитет организма думает, что пришёл вирус гриппа, и проделывает всё то же самое, только без течения заболевания, то есть вырабатывает антитела. Если же человек привит от одного штамма гриппа, а заболевает другим, то он в любом случае перенесёт болезнь в разы легче, чем тот, кто не прививался. Кроме того, сейчас прививают не один штамм, а целых пять, так что вероятность перекрытия значительно выше. Заведующая кафедрой инфекционных болезней из Первого медицинского института в этом году во всеуслышание заявила, что ни один из госпитализированных с вирусом гриппа H1N1 в этом году прививки не имел.