5 сентября в Арсенале должен был состояться паблик-ток на тему «Дизайн вещей. Почему это важно» — дискуссия с участием мультидисциплинарного дизайнера и члена жюри конкурса Lexus Design Award 2018 Михаила Беляева, дизайнера Евгения Аринина, а также Глеба Ковалько и Марии Батусовой — основателей первого в Нижнем ремесленного коворкинга «Артель».

Тогда мероприятие сорвалось из-за ложного сообщения о бомбе — сотрудники МЧС эвакуировали всех с территории Кремля, но мероприятие удалось организовать еще раз — оно пройдет 14 сентября в Арсенале, в 19:00.

The Village Нижний Новгород поговорил с одним из участников паблик-тока дизайнером Михаилом Беляевым и узнал у него, без чего не бывает промышленного дизайна, как повлияли на эту сферу санкции и почему топор.

О промышленном дизайне в России

Если сравнивать с Индией, то у нас все очень круто. Если сравнивать с США, Англией или Германией, то все печально: после падения Советского Союза промышленность рухнула практически в один день, и дизайнерам пришлось тяжко, потому что дизайнер — важная часть капиталистического общества и рыночной производственной экономики. Для его существования нужно условие: производство товаров народного потребления — чайников, пылесосов, мебели, автомобилей и так далее. Как для внутреннего рынка, так и для внешнего.

А если Россия не производит ничего для Германии, Китая или Австралии, то откуда взяться дизайнеру, который будет проектировать пылесосы и телефоны? У нас рухнула попытка построить коммунизм, а капитализм начался с уничтожения производства. Ситуация плачевная, но постепенно что-то начинает налаживаться, в частности с введением санкций. Производители все больше начинают обращать внимание на наш рынок — пытаться создавать что-то здесь и обращаться к русским дизайнерам, потому что это дешевле.

Школы дизайна

В России есть как минимум две прекрасные школы промышленного дизайна. Уральский архитектурно-художественный университет в Екатеринбурге и Высшая Британская школа дизайна в Москве. Екатеринбург хорош тем, что в Свердловской области сосредоточено много промышленных предприятий, соответственно у студентов складывается практика во время получения образования. В Британке формируют концептуальный подход к решению проблемы, на грани с артом, но при этом получается технологично и воспроизводимо крупными тиражами. В этом Британка, на мой взгляд, многих опережает.

Прикроватная лампа-стол «Медуза», Михаил Беляев

Нижний Новгород и «Артель»

У Нижнего есть невероятный потенциал. В первую очередь здесь достаточно производств: автомобильное, военное. Кроме того, хороший исторический бэкграунд — город формировался 800 лет, и здесь есть что почерпнуть, даже просто прогуливаясь по улицам. Конечно, многие вещи огорчают, обилие убогой рекламы например, но со временем это уйдет.

Сегодня мы посетили ремесленное пространство «Артель» — это вообще прекрасная тема, я даже в Питере таких не знаю. У нас часто бывают с коллегами проблемы, когда ты создаешь прототип стула, стола или чего-то еще и можешь оббегать весь город, объездить всю область в поисках компании, которая сможет сделать какую-то часть твоего продукта — кто-то не хочет, кто-то не может, а у кого-то слишком большое производство. А тут под одной крышей объединили обработку и дерева, и металла.

Это тоже, кстати, касается дизайна, потому что промышленного дизайна не бывает без производства. И тут очень важно создать прототип и опытный образец, который покажет, насколько твой дизайн может быть живуч, технологичен и полезен. «Артель» как раз в этом помогает.


Вкус постепенно воспитывается,
в том числе и благодаря нашим производителям, которые все больше внимания уделяют промышленному дизайну

Об изменении в восприятии дизайна

Когда в 1991 году на Россию хлынуло из-за рубежа все, что есть в мировой визуальной культуре, люди хватали и надевали на себя что попало, в квартиры ставили всякую китайскую дрянь. Тогда в голове у людей просто не было тех нейронных связей, которые помогли бы выбрать то, что действительно имеет ценность.

Прошло 20 лет, и сейчас человек начинает постепенно учиться отличать хорошее от плохого. Вкус постепенно воспитывается, в том числе благодаря нашим производителям, которые все больше внимания уделяют промышленному дизайну, например в связи с санкциями. Они сделали практически невозможной поставку итальянского оборудования и немецкой мебели, поэтому русский производитель сам стал делать эту мебель, стал заказывать дизайн у наших.

О развитии дизайна и дизайнеров

Я лично знаю многих ребят, которые трудятся в дизайн-отделах ведущих мировых производителей автомобилей: в Volkswagen Group, Toyota, Renault, Nissan, General Motors. Они делают серьезные автомобили, которые производятся огромными тиражами.

Молодые специалисты сейчас появляются как грибы. Еще лет пять назад я почти всех знал в лицо и поименно — мы все лично были знакомы. Теперь поднимаешь голову из-за компьютера, смотришь — еще десять человек появилось, такая геометрическая прогрессия только радует.

Многие площадки позволяют развиваться, тот же конкурс Lexus Design Award дает возможность проверить себя, попытаться создать нечто, что может изменить жизнь, очень-очень локально, — создать, например, обувь, в которой тебе удобнее будет на работу ходить, или масштабно — придумать что-то, что позволит убрать весь мусор с планеты.

Все что угодно может прийти в голову кому угодно, и Lexus дает возможность это популяризовать. Одно дело, когда ты придумал и закинул себе в фейсбук, где твои друзья увидели, посмеялись — и пост ушел в небытие. Конкурсы же помогают идею развить и донести до максимального количества людей. Участие, насколько я знаю, абсолютно бесплатное — нужно просто подать заявку на сайте, причем ее будут рассматривать и русские члены жюри, в которое я вхожу, и международное жюри. То есть одна заявка поучаствует одновременно в двух конкурсах.

Все больше людей путешествует и видит новые образцы и достижения дизайна, поэтому им хочется создавать что-то новое и свое. Кроме того, положительно влияет интернетизация населения: люди все больше сидят в Сети, где рассматривают все эти паблики о дизайне и искусстве. Все взаимосвязано.

Зонт с эргономичной рукоятью-эспандером, Михаил Беляев

О шедеврах

Шедевром промдизайна я бы назвал топор — это уникальнейший инструмент. С одной стороны, ты можешь построить дом, в котором поселишь семью, вырастишь несколько поколений, дашь им жизнь, тепло и уют. А с другой стороны, ты можешь топором устроить кровавую баню, отрубить башку своему врагу и кромсать его, как в «Игре престолов». Все это одним и тем же инструментом, все с его помощью.

Инструмент, настолько мегафункциональный при сохранении одной и той же формы на протяжении веков и настолько повлиявший на развитие человечества, — однозначный шедевр.


Фотографии: обложка, 1,3 – Илья Большаков, 2, 4-5 – Михаил Беляев