Из Института психологии имени Выготского, что при Российском государственном гуманитарном университете, уволились 23 преподавателя. По их словам, причиной такого решения стал конфликт с новым руководством вуза. Причем РГГУ покидают руководители сразу нескольких кафедр — например, заведующие кафедрами социальной и юридической психологии, психологии личности и психологии познания, а также директор Института имени Выготского Елена Кравцова, объяснившая свой уход грубым вмешательством ректората в кадровую политику.

Конфликт в РГГУ начался еще в сентябре 2015 года, когда группа преподавателей, работавших в вузе по совместительству, отказалась проводить занятия из-за проблем с выплатой зарплаты. Новый виток развития эта история получила в марте 2016 года, когда в университете сменился ректор. Эту должность занял Евгений Ивахненко, после чего в учебном заведении начались увольнения. В конце марта о своем уходе заявили 15 профессоров РГГУ. Они утверждали, что причина увольнения — в их несогласии с действиями ректора.

The Village поговорил с бывшими сотрудниками университета, чтобы разобраться, в чем состоит конфликт между новым ректором и профессорским составом.  


Ян Бухаров

доцент кафедры нейро- и патопсихологии Института психологии имени Л. С. Выготского РГГУ

Дело не новом начальстве, там новая фигура только одна — ректор. Большая часть руководства осталась от прежней команды. А проблемы в основном касаются зарплат и перевода сотрудников на долевые ставки. Многие педагоги продолжают работают полный день, но получать стали меньше, так как были переведены в разряд долевиков.

Руководство РГГУ считает, что нижестоящие администрации должны безоговорочно исполнять их распоряжения. Директор нашего института, профессор Елена Кравцова, отказалась делать это. Ректорат возмутился, в адрес Елены полетели шишки, а местами и откровенная клевета. Например, ее обвинили в том, что она призывала коллектив к забастовке. Но это ложь, возникшая из банальной ошибки! А дело было так. В сентябре 2015 года еще при старом ректоре возник конфликт из-за невыплаты зарплат преподавателям, работающим по совместительству, которым к тому же задерживали оформление трудовых договоров. Эта история вышла за рамки университета, и корреспондент «Коммерсанта» в своей публикации сделал ошибку. Отказ педагогов выходить на неоплачиваемую работу до того, как оформят бумаги, он назвал забастовкой и указал на Кравцову как на ее организатора. Администрация университета весьма охотно это подхватила и до сих пор эту неточность тиражирует. Но если в случае корреспондента это можно считать ошибкой, то в случае ректората это ложь, по-другому и не назовешь.

Нынешней весной подошло время окончания трудовых контрактов большинства педагогов. И коллектив решил не подавать документы на конкурс рабочих мест при новых условиях, а требовать возвращения старых. Они, конечно, тоже были кабальными, но хоть что-то. Коллектив поручил профессору Кравцовой донести это до ректората. С этой целью Елена пришла на ученый совет, но там ей учинили буквально товарищеский суд, дошло даже до личных оскорблений. Вот с тех пор это и тянется, а в середине сентября дошло до точки невозврата. Поэтому часть коллектива подала заявления об уходе.

Заявления ректората о том, что они якобы искали компромисс с нами, а злые мы отказывались идти на примирение, не соответствуют действительности. Ситуация складывалась с точностью до наоборот. На одной из встреч с ректором профессор Кравцова предложила на базе Института психологии ради поправки финансового положения РГГУ организовать платные курсы повышения квалификации для педагогов и психологов. Мы были готовы пойти на это, ведь университету действительно нужно зарабатывать. Но от ректора мы получили замечательный ответ: «Нет, мы будем ждать субсидию от министерства». Замечательная позиция в условиях финансового кризиса! На том же собрании ректор позволил себе оскорбительный выпад в адрес Кравцовой, после чего коллектив просто встал и ушел.


Андрей Жиляев

доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии Института психологии имени Выготского РГГУ

Мой уход из РГГУ не имеет отношения к этому скандалу, так просто совпало — я ухожу в более подходящее и перспективное место. А насчет претензий, которые преподаватели выдвигают к руководству вуза, могу сказать следующее: проблемы возникли еще при предыдущем ректоре. Например, уже при прежнем руководителе наметилась хроническая проблема с оформлением трудовых отношений, которая препятствовала притоку новых здоровых сил в институт. В частности, всех новых сотрудников неожиданно посадили на одногодичный контракт. Здесь нужно понимать, что пригласить профессора на годичный контракт — это унизительно для него, обычно академическим работникам предлагают бессрочное сотрудничество. Также нам не выплачивали отпускные, нарушая все законодательные нормы. За три дня до отпусков нам объявили, что денег не будет. Мне даже пришлось взять кредит.

Существовала и постоянная чехарда с расписанием. В прошлом году ректорат официально не оформил нагрузку для наших преподавателей, хотя расписание уже было. А когда занятия были проведены, мы получили замечание от ректората за то, что отработали. Такие ситуации сливались в бесчисленную череду.

Также вышестоящая администрация обвиняла институт имени Выготского в коррупции, но, по нашим данным, это не соответствует действительности. Мы попросили у ректората провести официальный аудит, чтобы узнать объективную картину, но получили отказ в ультимативной форме.

То есть вуз лихорадит достаточно давно, а сейчас, с приходом нового ректора, все это стало напоминать какую-то спланированную кампанию. И ее цель, на мой взгляд, только одна: уничтожить наш институт. Сейчас из людей, согласившихся с новыми требованиями, пытаются набрать общеуниверситетскую кафедру без системы и программы. К тому же новое руководство отказалось утверждать состав ученого совета института, а он всегда формировался нашей администрацией независимо от вышестоящих людей. Ректорат РГГУ не провел на этот счет никаких дополнительных совещаний и даже не попытался объяснить свою позицию. Также была приостановлена деятельность диссертационного совета с формулировкой «За слабый контроль за предварительным утверждением работ». Причем работы, о которых идет речь, уже были утверждены Высшей аттестационной комиссией. То есть, по сути, они сами себя высекли, поставив нам в вину те работы, которые сами же и одобрили.

Еще пример. Сейчас проходит международный год советского психолога Льва Выготского, в честь которого и назван институт, а наш профессор Елена Кравцова — его внучка и единственная наследница. Именно она способствовала организации международных конференций о Выготском. Но ни одна инициатива по официальному оформлению этих мероприятий не была поддержана ректоратом. И сейчас происходит вопиющая, на мой взгляд, ситуация. Елену Евгеньевну не включили даже в оргкомитет конференции! В этом году там присутствуют уважаемые и авторитетные люди, но почему вместо нее, а не вместе с ней? Мне непонятно. Когда я задал этот вопрос ректору, ничего внятного в ответ не услышал.

А вот еще одна странная инициатива — ректорат учредил непонятный аудиторный контроль. На пары заходят какие-то незнакомые люди, не представляются и начинают пересчитывать студентов по головам. Столь бесцеремонные вторжения случались достаточно часто, и это нельзя назвать иначе как травлей.


Елена Петрушихина

доцент кафедры социальной и юридической психологии РГГУ

Проблемы, которые мы сейчас наблюдаем в РГГУ, назревали давно. Они связаны с жуткими условиями труда, но такая ситуация в вузах была всегда. И всегда были педагоги, которые не выдерживали и увольнялись. Но не все из них делали из своего ухода событие, не все выводили увольнение в публичное пространство. Вот несколько лет назад с одной из кафедр ушли семь человек подряд, но об этом никто не знал.

Нынешние нормы расчета трудовых часов вытекают из документов, которые были приняты правительством. Это такая дорожная карта, которая определяет всю ситуацию в сфере образования. Как руководство может эту карту игнорировать? Это выдвинутые нам сверху условия функционирования вуза, а не прихоть ректора. Нет никакого субъективного фактора, только объективные условия существования образовательной организации. И вообще, мы же не оскорбляемся, потому что солнце всходит и заходит, а зимой бывает холодно. Мы к этой реальности как-то приспосабливаемся. Мне кажется, часть сотрудников просто не понимает внешних условий, в которых мы все находимся.

Невыплата отпускных действительно имела место, но это было и в прошлом году. А когда я работала в Мурманске, там не то что частями, там отпускные не платили полностью. Елену Кравцову и правда критиковал ректорат, но это были претензии по части управления. 


обложка: РГГУ