Многим из нас знакома ситуация: на улице, в общественном транспорте или кафе незнакомый вам человек громко кричит на своего ребёнка или даже поднимает на него руку. Это нельзя назвать откровенным насилием, но подобное поведение точно кажется агрессивным или жестоким. Вмешаться в личные дела семьи или просто пройти мимо? The Village задал этот вопрос специалистам по этике и психологии.


Татьяна Вайзер, преподаватель философии и этики Liberal Arts РАНХиГС

Зачастую родители не склонны затрачивать усилия на то, чтобы читать литературу по психологии детского поведения и восприятия, внимательно заниматься ребёнком, объяснять малышу устройство окружающего мира или расспрашивать его о понимании ситуации. Им гораздо легче просто одёрнуть, накричать или ударить маленького человека, чтобы привести всё «в норму» или выразить своё недовольство отклонением от запланированного сценария.

Также порой родители не понимают, что, объясняя ребёнку, «как надо», они пользуются категориями взрослого языка, которые часто непонятны младшему члену семьи. Мама и папа не принимают во внимание и тот очевидный факт, что ребёнок не способен ответить взрослому тем же, то есть применить силу или рационально мотивированное давление. В результате ребёнок вырастает задёрганным, с массой комплексов, агрессивным и нуждающимся в самоутверждении любыми доступными способами.

Однако, к сожалению, даже самое ясное понимание неэтичности агрессивного поведения родителей по отношению к их детям не даёт нам полного права вмешиваться в личные дела семьи. Да и наше вмешательство вряд ли будет эффективно. Попробуйте сделать замечание родителю, и вы получите в ответ агрессию и раздражение теперь уже в свой адрес. Как минимум вам скажут: «Это не ваше дело». Поэтому единственный способ противостоять такому бездумному авторитарному отношению к детям — это как можно больше говорить публично и среди знакомых о недопустимости агрессии, поддерживать распространение ювенальной юстиции, по возможности исключить агрессивных родителей из круга своего общения и демонстративно отказываться быть молчаливым соучастником таких ситуаций в публичных местах: то есть, например, уходить из очереди или отсаживаться в общественном транспорте, подчёркивая социальную неприемлемость подобного поведения взрослых.


Виктор Заикин, преподаватель кафедры организационной психологии НИУ ВШЭ

Среди всех живых существ на планете только человек столь внимательно и чутко заботится о потомстве. Это обусловлено, в частности, тем, что человеческий ребёнок имеет самый длительный «период беспомощности» (то есть невозможности прокормить и защитить себя), который, по разным оценкам, составляет от 5 до 12 лет. Наряду с этим человек ещё и один из самых успешных видов на Земле, и не в последнюю очередь из-за невероятно сильного инстинкта сохранения рода. Именно благодаря этому инстинкту мы не можем спокойно выносить детский плач в самолёте или просто пройти мимо, когда задевают чувства другого ребёнка.

Реагировать на агрессию посторонних родителей в отношении их детей сложно. Конечно, взрослых в этот момент можно одёрнуть, но есть большой риск, что они потом выместят зло на ребёнке. То есть станет только хуже. Иногда можно напомнить агрессивному родителю, что на самом деле он любит своего малыша, что подобное авторитарное поведение задевает чувства ребёнка, что он сейчас несчастлив. Порой на короткое время это помогает.

Гораздо сложнее бывает с неблагополучными семьями. В психологии есть распространённое и небезосновательное мнение: плохие родители (даже самые ужасные) лучше их отсутствия. Однако если вы видите, что ребёнок ведёт себя неадекватно и проявляет признаки психического расстройства, что может быть следствием агрессивности родителей, лучше всего обратиться в органы опеки.


Помощь в подготовке материала: Ксения Мельникова

Иллюстрации: Даша Кошкина