Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Как редактор The Village стала депутатом

Как редактор The Village стала депутатом

«Видя мужчину в трусах, надо продолжать без стеснения рассказывать, как работает Совет депутатов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

И не вылечила

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

История петербуржца, который выкупил коммунальную квартиру на Лиговском проспекте, а потом отремонтировал и ее, и парадную

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

Алла Андреева, лидер обманутых дольщиков в Петербурге — о том, как однокомнатная квартира в новостройке изменила ее судьбу

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

Балетмейстер, бежавший от режима Саакашвили, рассказывает о жизни политического беженца в Екатеринбурге

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

Сушеные очистки, экосумка и компост — активистка Гринписа о том, как производить минимум мусора

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

Представительница московских барефутеров — о неудобной обуви, фут-фетишистах и городских дорогах

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

«Извините, Михаил, вам ничего не выплатят»: петербургский студент и его невеста — о бюрократическом аде

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Никита Авдеев о первой волне, тренировках на суше, акулах и рифах

«Я 25 лет борюсь с болезнью Крона»

«Я 25 лет борюсь с болезнью Крона»

Как пациенту с воспалительным заболеванием кишечника 12 лет не могли поставить диагноз, а государство потратило на него полмиллиона долларов

«Я работал в пирамиде Голода»

«Я работал в пирамиде Голода»

Бывший сотрудник рухнувшей пирамиды рассказывает о том, как была устроена жизнь эзотерического объекта

Я танцую квир-лезгинку

Я танцую квир-лезгинку

Художница Марина Мараева танцует необычный вариант лезгинки в центре Петербурга — и рассказывает, почему Кавказ воплощает идею вольности

Навальный, улица, фонарь

Навальный, улица, фонарь

Монологи двух задержанных школьников, снятых ОМОНом с фонарного столба на Тверской

Рубрики