Активистка общественного движения «Архнадзор» Наталья Тарнавская, перепробовав много методов борьбы за сохранение культурного наследия, решила перейти к радикальным. Несколько месяцев назад она основала движение «Просветитьки». Молодые девушки в откровенных платьях выходят на улицы города, чтобы рассказать москвичам о старой Москве. С движением Femen, которые оголяют грудь по политическим мотивам, «Просветитьки» себя не ассоциируют, но говорят, что готовы «засветить просветитьки», если понадобится. О том, как заставить людей полюбить собственный город, основательница движения рассказала The Village.

 

Культурное наследие в массы

В течение последних лет я была и остаюсь активистом «Архнадзора», посещаю акции движения, стою в пикетах, хожу на лекции и семинары. Но мне и некоторым моим товарищам всегда хотелось привнести в эти мероприятия что-то новое, выйти за рамки.

«Архнадзор» занимается бесценным делом — ведёт переговоры с чиновниками и ведомствами, добивается соблюдения законности при стройках и сносах, а вот мы придумали развлекательную, массовую и понятную всем форму просвещения прямо на улицах города. Нам захотелось сделать что-то упрощённое по сравнению с традиционными акциями по защите культурного наследия, не потому что это легче, а потому что это доступнее более широкому кругу москвичей.

 

Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 1.

город

В зоне риска: Флигель усадьбы Салтыковой

Мы работаем с теми, кто не сидит в интернете, с теми, кто не знает ничего о культурном наследии, кто даже не хочет ничего нового узнавать. Наша задача — именно что принудить их к знаниям. Да, как правило, мы делаем это насильно.

Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 2.

 

Принуждение к «краеведческой порнушке»

Суть жанра «краеведческой порнушки», или клубнички, в том, что ты рассказываешь небольшую законченную историю. Например, как один московский особнячок стал китайской пагодой, или историю о пьянках в немецкой слободе, о том, почему на площади Разгуляй люди пили всю средневековую московскую жизнь. Это не уводит слушателей в дебри истории, где есть какие-то князья Голицыны или Волконские, — никто ведь на слух сложную запутанную информацию не воспринимает — это просто короткий и интересный рассказ, который хоть что-то перевернёт в головах незаинтересованных москвичей.

 

Мы думаем работать над „насильственной составляющей“ — можно брать прохожих в кольцо и не отпускать, пока нас не выслушают

 

Движение сформировалось в начале лета, за это время мы успели провести две акции: одну возле Дома чая на Мясницкой, вторую — на площади Разгуляй. 

Но яркие истории, эпатажный вид и откровенные платья — только часть стратегии. Опыт показывает, что сами по себе «Просветитьки» привлекают немногих. То есть все смотрят с интересом, но вот сами с вопросами почти не подходят. Тихо-мирно стоящие на дороге, пусть даже красивые, девушки — это не срабатывает. Поэтому наши активистки должны быть активными, безбашенными девчонками. Мы сами берём всех прохожих в оборот, говорим: «Подождите три минутки, мы вам сейчас кое-что расскажем». Причём возражения не принимаются: иногда мы просто перегораживаем человеку проход и говорим: «Нет уж, послушайте». Кстати, мы думаем работать над этой «насильственной составляющей»: если волонтёров будет больше, можно брать прохожих в кольцо и не отпускать, пока они нас не выслушают.

  

Слушатели

«Просветитьки» обращаются ко всем прохожим без исключения, будь то молодые мамы с детьми, молодые люди с пивом или гастарбайтеры. Мужчины, конечно, зовут нас замуж. Пока, впрочем, никто из наших активисток свою личную жизнь таким образом не поправил. Естественно, кто-то встречает нас с раздражением, отмахивается. Такому человеку мы можем крикнуть вслед: «Ну и оставайтесь тупым», конечно, с долей юмора в голосе. Я понимаю, что кому-то может не нравиться, что к нему обращаются на улице, я тоже прохожу мимо раздатчиков листовок, например. Но если ко мне обратится красиво одетый молодой человек со словами: «Вы так красивы сегодня, остановитесь на две минутки, я вам кое-что расскажу», я обязательно уделю ему время.

 

Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 9.

город

В зоне риска: Фанагорийские казармы

Ну уж а мы на комплименты, поверьте, не скупимся. Обращаемся к мужчинам только «прекрасный принц» или «мужчина неземной красоты». Можем сказать комплимент вроде «ой, какой у вас красивый сегодня галстук».

 Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 10.

 

Дресс-код и фейсконтроль

Основа движения — это я и Дарья Реброва, остальные девушки присоединяются по мере сил и времени. Мы все работаем, у меня, например, свой небольшой бизнес по производству креативной бумажной продукции, свой книжный магазинчик. Даша — пиар-менеджер. Всё это мы делаем по выходным, в свободное от работы время.

В движении «Просветитьки» может поучаствовать любой. Нам нужны красивые девушки, которым небезразлична судьба старой Москвы. Нужно, чтобы девушка могла послать тех, кто относится к акции враждебно. Наши акции не агрессивные, но важно, чтобы участницы не чувствовали себя перед кем-то виноватыми за то, что рассказывают о старой Москве.

 

Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 12.

город

В зоне риска: Детский сад № 333

Москвоведческое, культурологическое образование, конечно, необязательно. У меня его, например, нет. Но историю старой Москвы я знаю довольно хорошо: это моё хобби последние несколько лет, я читаю книги, статьи, хожу на лекции и экскурсии. Всё, что мы рассказываем в ходе наших акций, — это краткая выжимка, которую можно найти, в общем-то, и в интернете. Просто наше преимущество в том, что мы можем ответить и на дополнительные вопросы.

 

Мы смогли бы оголить грудь в защиту какого-нибудь памятника архитектуры, но это должно быть красиво и массово

 

Наш дресс-код пока достаточно прост: сексуальное платье и каблуки. Хотя пока у нас не так много желающих, чтобы кого-то не принимать за не слишком сексуальный вид. Сейчас нам важнее, чтобы девушки были бойкие, чтобы у них была чистая русская речь. В будущем нам, конечно, нужно будет поработать над полноценной визуальной концепцией.

Да, думаю, мы смогли бы оголить грудь в защиту какого-нибудь памятника архитектуры, но это должно быть красиво и массово: 10 девушек с действительно красивыми сиськами — так это не будет выглядеть жалко.

 

О критиках 

Наверное, будут те, кому наша акция покажется глупой, — мнение моралистов нас не интересует. Мнение образованных людей, которые всерьёз интересуются культурным наследием, мнение учёных, в общем-то, тоже неважно. Тех, кто считает, что они умнее нас, как и тех, кто не хочет нас слушать, мы готовы послать. Мы хотим, чтобы у тех, кто максимально далёк от архитектуры, что-то изменилось в голове, мы хотим достучаться до них.

Мы не будем оправдываться или чувствовать себя виноватыми перед людьми. Мы намеренно выбрали себе провокационное название, большая часть наших акций — провокация. Вот только прохожие с нами всё-таки не про титьки говорят, а про искусство.

 

Личный опыт: Зачем нужно «краеведческое порно». Изображение № 13.

город

В зоне риска: Остановка «Лужники (Южная)»