Моя история началась три месяца назад. Декабрь. Погода переменчивая, оттепель сменяется заморозками и наоборот. На работу приходится добираться из спального района. Офис на Петроградской набережной, но чтобы дойти до него от «Горьковской», приходится опасливо поднимать голову вверх и тихо ругаться сквозь зубы. Над городом не летают вражеские самолёты, но ходить реально страшно. Трёхметровые острющие глыбы, зависшие над тротуаром словно пики, щекочут нервы и оставляют неприятный холодок в затылке. 

Молодые мамочки, старушки, да и все обычные люди скользят по замёрзшим волнам на тротуаре. Избегают лишнюю минуту стоять на улице, чтоб не упала сосулька на голову. По телевизору говорят, что всё складывается и вот-вот будет уже совсем хорошо. Да какого чёрта? В конце концов, есть же всякие ответственные службы. В том числе те, которые отвечают за эти сосульки. И я решил: настало время поднять сверкающий меч-кладенец в виде телефона и устроить свой маленький джихад ледяным убийцам. 

День первый

Первый шаг моей мести начался с поиска. А куда собственно звонить? Сосульки же висят не на том доме, где я живу. И вообще, как найти управляющего районом или что-то вроде того. Интернет на удивление помог. Довольно быстро нашёл, что по телефону 004 можно позвонить в Жилищный комитет, рассказать о проблеме и оставить заявку на очистку дома.

Вторым откровением для меня была вежливость оператора. Она выслушала плаксивые завывания о том, что «стра-а-ашно же за людей». Записала заявочку. Единственная сложность: пришлось называть конкретные дома — по номерам. Заявление о том, чтобы очистить всю улицу, сразу отвергли. Ладно, не беда. Карты в интернете открыл в два клика, списочек домов составил. Оставил для разгона заявку на два дома в Пинском переулке. На том и порешили. 

День второй

На следующий день на работу шёл довольный, как школьник после первого поцелуя! Всё сработало! Система функционирует! Даже с вечера «ВКонтакте» оставил добродушный пост на тему «Не всё так плохо в нашем граде!», рассказал об этой маленькой победе друзьям, всех призвал звонить и заявки писать. И... сосульки, кажется, за ночь только выросли. Звоню второй раз туда же. Ругаюсь. Выясняется, что люди в этом комитете пользуются старыми картами и Пинского переулка на них вообще нет. «Во-о-от, — думаю. — Это хорошо! Это Россия!» А то даже как-то не по себе стало от вежливости да исполнительности госаппарата.

Ладно, чёрт с ним. Тут вообще весь район в зоне риска. Позвонил, оставил заявки на несколько домов по Малой Посадкой. Отдельно подчеркнул, что убирать нужно не только со стороны дворов, но и внешнюю сторону. Вновь вежливость, вновь желание работать и обнадёживающие слова. Так как этот разговор состоялся в пятницу, надежда, что за выходные всё-таки приведут улицу в порядок, у меня была. 

День пятый

В понедельник надежда растаяла. Третий звонок — уже не с гневом, а с каким-то тихим отчаянием обречённого, решившего дойти до конца, а там хоть принцесса и полцарства, хоть эшафот. В этот раз разговором с простым оператором дело не ограничилось. Меня перевели на председателя всей этой структуры. Женщина внимательно меня выслушала. И про то, что карты старые, и про то, что не делает никто ничего. И даже зазубренную историю про мамочек и старушек дала до конца рассказать. Спокойный строгий голос уверил в ответ, что жалобы будут отправлены, меры приняты, ситуация исправлена. 

Повесил трубку, надежды уже совсем никакой. Звонить и выискивать отдельные коммерческие управляющие компании желания не было. Писать кляузы в госструктуры — тоже. Сдался, короче. Победила меня система. А систему —сосульки. 

День двадцатый

Наледь и снег с крыш в районе немного почистили только через две недели. Когда народ погибать стал совсем уж часто и регулярно. Видимо, сверху пришёл разнос, негоже, мол. Снизу же чиновники не слышат никого. Казалось бы, это и стало грустным концом моей истории.

День семьдесят восьмой

27 февраля тема неожиданно вновь всплыла. Не тонет тема-то. Позвонила бодрая женщина из администрации района: «Вы заявку оставляли на уборку сосулек и снега с кровли? Всё, снега и сосулек нет! Теперь вам нужно позвонить и заявку отменить!» Я завис секунды на две. Сказал: «Окей», — и на автомате повесил трубку. А потом подумал: что вообще происходит?! Перезвонил и говорю: «Посмотрите, когда я оставлял заявку». Оператор замолкла. Через пару секунд совершенно равнодушным тоном выдала: «12 декабря». Я не выдержал: «На улице +2! Послезавтра 1 марта, весна! Вы что, вообще там с ума все посходили?! Решили дождаться, пока сосульки растают, чтобы их не убирать?» Повесил трубку. Всем смешно. Офис ржёт. Только мне почему-то совсем не смешно, и коллеге моему тоже, всё-таки одной дорогой до работы ходим.