По вечерам в метро можно встретить битбоксера Никиту Антипова, он ходит по вагонам с небольшой колонкой и микрофоном, играет музыку, но деньги с пассажиров не собирает — он просто показывает им, что такое битбокс. Никита рассказал The Village о том, как его обливали святой водой, кидали в него дыню, и почему он продолжает ходить по метро и рассказывать людям о своей музыке.

 

  

О первом опыте

Личный опыт: Как заставить москвичей полюбить битбокс. Изображение № 1.

Никита Антипов

битбоксер

Я увлёкся этим лет пять назад, ещё в школе. Играл на бас-гитаре, а она сломалась. Тогда мне чуваки скинули видео Берди Мена: «Вот, посмотри, как круто». Я подумал — да, действительно, и начал учиться. Я по шесть часов в день этим занимался, гулять не ходил, а сидел и разрабатывал речевой аппарат. В дневнике были замечания «крякал на уроке» — мама, конечно, возмущалась: «Опять крякал? Зачем ты это делаешь?»

Через какое-то время я стал участвовать в конкурсах битбоксеров, на меня обратили внимание Red Bull, и я даже подписал с ними контракт, два года выступал на их мероприятиях.  Ну и скопил себе денег, увидел в интернете вот эту колонку и понял, что хочу её.

Опробовал в первый раз на улице, была зима, но я обернул её в какое-то одеяло, упаковал в спортивную сумку и вышел в Камергерский переулок. Был мороз, но я собрал человек 20 — и было так здорово, что они стоят и слушают меня. Люди, которых трудно назвать ценителями этого искусства.

Потом я устроил небольшой социальный опрос, просто ходил по улице с блокнотиком и спрашивал у людей, знают ли они, что вообще такое битбокс. В итоге из 96 опрошенных знали об этом только 14. Я на людей обиделся, взял колонку и начал кататься в метро, вечером, когда копов нет.

 

О реакции в метро

Я часто нахожу в интернете видео своих выступлений в метро, что приятно. Тут я денег не зарабатываю, это такой проект просветительский, если хотите. Люди узнают, что такое битбокс, что это не бумбокс, как многие его называют. В Америке всё это развито, там часто на улице можно встретить больших негров с настоящей огромной колонкой, а не такой, как у меня. При этом к ним совершенно спокойно можно подойти и попросить: «Ребята, давайте я почитаю» — они легко дают тебе микрофон, и начинается. Там всё на уровне: как мы знаем, что такое скрипка, так их не удивляет парень, который делает ритм губами.

Как правило, в нашем метро реакция такая: сначала у людей кривится лицо, как будто они едят тухлое мясо, потом минуты через две, когда они понимают, что я это делаю вживую, а не просто магнитофон включил — я же вставляю постоянно какие-то реплики, — они начинают интересоваться. Часто кричат: «Иди на „Минуту славы“!» Из негатива реакция переходит в заинтересованность, позитив. Хотя бывает, конечно, по-разному.

Личный опыт: Как заставить москвичей полюбить битбокс. Изображение № 2.

 

О святой воде

Как-то я ехал в метро часов в девять вечера, напротив меня сидела такая обычная тётка, которую можно встретить в подземке с огромной тележкой. Как только я достал колонку, у неё округлились глаза так, как будто я из ада. Я только начал: «Здравствуйте, я Никита и сейчас я буду делать битбокс», как она вскочила, отбросила тележку, откуда-то достала склянку и начала меня обливать водой.

— Это святая вода! Ты — сын Люцифера! Эти звуки дьявольские.

Народ стал уже не меня снимать, а бабку. Я не удержался и начал пугать её звуками Дарта Вейдера. В итоге она сказала, что таких, как я, надо было истребить ещё во время Второй мировой, почитала проповедь и выбежала на ближайшей станции. Я даже битбоксить больше не мог.

 

О полиции

Ещё как-то чувак пытался отобрать колонку, а другой мне перерезал шнур. У него был ножик-бабочка, он мне просто чик — и отрезал микрофон. Была драка, я у него потом забрал 300 рублей из кошелька на новый провод.

Самое глупое, конечно, это когда кто-то за руку хватает очень сильно и ведёт к ментам — такое тоже было. Мне всегда смешно от таких ситуаций. Если меня куда-то ведут, я иду и говорю: «Ты идиот, ты просто идиот! Ну схожу я туда, посижу, может, посплю ночь. Зато ты так и останешься ограниченным человеком. Я же пытаюсь тебе показать что-то новое». Я понимаю, что есть люди, которым не нравится моя музыка, но они обычно терпят одну станцию, а я больше одной в вагоне не играю, только если вижу положительную реакцию.

Личный опыт: Как заставить москвичей полюбить битбокс. Изображение № 8.

А милиция меня не раз останавливала: на «Арбатской», «Братиславской», «Охотном Ряду», «Площади Революции», «Третьяковской», «Театральной», «Печатниках». Думаю, всё бы обходилось, если бы я не начинал качать права. А я пытаюсь отстаивать свою точку зрения. У меня есть шумометр на телефоне, я милиции показываю: вот КоАП — до 40 дБ я могу шуметь где угодно, даже под окнами жилых домов. Вот шумометр, который показывает, что громкость моей музыки 32 дБ. Но отвечают что-то из серии: «Не наебывай нас, мы тут главные». Единственное место, где я легально могу шуметь в городе, — это парк Горького.

 

Об Арбате и дыне

Раньше я любил играть на Старом Арбате, там есть хорошее место рядом с Hard Rock Cafe, но напротив там жилой дом. Я за шесть минут там собираю человек двести, так что улицу пройти невозможно. Там я ставлю иногда коробку: если кому-то понравилась музыка, он может заплатить. Там же я битбокс не навязываю, как в метро, кому не нравится — может пройти мимо.

Как-то я битбоксил, имел большой успех и думал уже уходить. Как слышу: в доме напротив открывается окно, и оттуда на меня летит нормальная такая дыня. Я смотрю наверх, там какой-то мужик орёт, что в следующий раз ещё чем-то кинет. Но меня такая реакция не особо расстраивает: он же один кинул дыню, а несколько сотен человек улыбались, радовались. Они вечером придут домой и скажут: «Я такого классного чувака видел, битбокс — крутая штука». И только один может сказать: «Я в него дыню кинул». Ну кинул и кинул, голову не пробил, главное.

 

О настоящем искусстве

Я не могу официально договориться с районной управой о выступлении, потому что там не считают битбокс искусством. Я как-то разговаривал с какими-то чиновниками, они мне сказали «ты бы хоть Лепса пел», чем заниматься всякой ерундой. Ну не буду же я Лепса петь, в самом деле.

  

 

Фотографии: Марк Боярский