Две минуты назад у эскалатора мы встретились с Екатериной, которая приведёт меня на встречу клуба. Катя — сексоголик, как и я. Выглядит лет на тридцать. Не высокая, не худая, в очках. Тёмные волосы собраны в хвост, руки спрятаны под длинными рукавами. Длинная юбка в пол. Катя явно хочет казаться старше, решаю я.

Клуб анонимных сексоголиков, куда мы идём, — единственный в Москве, в нём есть несколько групп, в том числе удалённых. Сексоголики — так себя называют сами участники — часто созваниваются по Skype. К врачам со своими проблемами не идут: это американский опыт.

В Штатах самый первый клуб анонимных сексоголиков появился в конце семидесятых. Позже направление получило развитие и в других странах. Основатель, Рой Кей, рассказывал, что испробовал всё: медицину, психотерапию, религию и психоанализ — и пришёл к выводу, что только философия анонимных алкоголиков помогает ему справиться со своей натурой.

За пару часов до встречи с московскими сексоголиками я судорожно размышляла, лепить ли на глаза накладные ресницы, натягивать ли на ноги рваные колготки и высокие каблуки. В итоге оделась целомудренно: юбка по колено, закрытая блузка и шарф. По телефону меня как новичка уведомили: встреча пройдёт в православной церкви.

Мы идём с Катериной по узкой извилистой улице. Я пропускаю её вперёд на очередном повороте.

— Екатерина, — запинаюсь я, — а много вообще людей на такие встречи ходит? Я новичок и стесняюсь.

— По-разному. Есть люди, которые ходят давно и сразу в несколько групп. Вообще новичков мало, нас ведь сложно найти. Мы собираемся несколько раз в неделю. Точнее, есть четыре группы, и за каждой закреплён свой день недели. Кому где удобно встречаться, тот туда и ходит. Один раз в неделю встреча проходит в православной церкви, ещё один — в католической, остальные проводим в наркологических диспансерах. И не переживай, к новичкам у нас хорошо относятся.

Во дворе церкви Катя здоровается с высоким мужчиной. Вглядываюсь в него, пытаюсь определить, выделила бы я его из числа прочих в обычной жизни или всё-таки нет. Парень неловок и долговяз, в остальном — ничего примечательного: обычные руки, обычные ноги, обычная одежда, слегка помят и небрит.

Катя протягивает мне Белую Книгу — библию московского клуба. Это аналог книги «Анонимные алкоголики», изданной основателем одноимённой группы в Америке в сороковых годах. Книга московских сексоголиков получила своё название благодаря цвету обложки. Из-за соображений анонимности издание передаётся из рук в руки только тем, кто в теме.

Тест в книге — как пароль для своих. Двадцать вопросов: пытались ли вы когда-нибудь ограничить своё неправильное сексуальное поведение, фантазируете ли вы, испытываете ли разрушительную зависимость?

Первый шаг — признать проблему. После — начать с ней работать, довериться богу и «соприкоснуться с ним». Молитва — обязательный атрибут встреч группы. Я максимально честно отвечаю на вопросы, и, кажется, у меня есть довольно много проблем с собой.  

Группа собирается на втором этаже церкви, в трапезной. Звенят чашки, несколько мужчин и женщин рассаживаются за длинным столом, шуршат чайными пакетами.

Мужчина во главе стола звонит в колокольчик:

— Давайте представимся по имени.

Я молча наблюдаю за процессом.

— Здравствуйте, меня зовут Владимир, я сексоголик, чист с 22 мая.

— Привет, Владимир, — произносят участники группы хором. Так продолжается ещё несколько минут: воздержание от секса и фантазий на эту тему здесь принято называть трезвостью.

— Привет, меня зовут Коля и я сексоголик. Трезв всего два дня, — рядом со мной появился сосед. Он бизнесмен, в костюме, галантен, но грубоват. С признаниями. У Коли пока не получается долго без секса, но он борется изо всех сил.

Члены группы сохраняют серьёзное выражение лица: сорвавшегося однополчанина здесь никто не осудит — только любовь и поддержка, обращение к богу и стремление стать «нормальным». Четыре составляющих успеха.

 

  

Кто состоит в браке, могут себе позволить заниматься любовью, но исключительно со своим супругом или супругой. Неженатые отказываются от секса полностью

  

 

В начале каждого собрания читают выдержки из Белой Книги и сопутствующих брошюр. Не открывать своё прошлое членам семьи, прожить сколько-то в сексуальной чистоте, всё обсуждать в группе, «перепоручить» своё сознание и проблемы богу и, наконец, расслабиться. Эссе о том, как справиться с сексуальной зависимостью, написал Рой Кей ещё в восьмидесятые, после были статьи и небольшие листовки. В 1984 году труды Кея в одну книгу объединили его последователи.

Каждый анонимный сексоголик проходит специальную программу, она рассчитана на 12 шагов. Новый образ жизни — это единственный выход из сложившейся ситуации. У всех выздоравливающих обязательно есть персональный Спонсор. Проще говоря, куратор, который впереди своего ведомого на несколько шагов, «имеет успешную длительную чистоту и выздоровление», о котором мечтает каждый член группы. У Спонсоров есть и свои Спонсоры.

Одно из условий — быть постоянно в контакте со своим Спонсором, созваниваться с ним, общаться в сети или хотя бы посредством обычных писем в конвертах. «Так могут выздоравливать члены АС, находящиеся и в тюрьме», — объясняют мне.

Сексуальная трезвость для членов группы — это полная свобода от секса в любой форме. Правда, те, кто состоит в браке, могут себе позволить заниматься любовью. Но исключительно со своим супругом или супругой. Неженатые отказываются полностью.

Все, кто пришёл в группу, — рассказывают выздоравливающие, — пришли с наваждением. Некоторых тянуло покупать или продавать секс на улице, других — заниматься им в барах и других общественных местах. Многие не брезговали мастурбацией, вуайеризмом или эксгибиционизмом, были фетишистами.

Первыми на собрании высказываются воздерживающиеся от секса более тридцати дней. Время выступления лимитировано, каждому человеку даётся по пять минут. Время сверху — одна минута, на усмотрение группы.

Я понемногу осваиваюсь и осматриваюсь. Со стены трапезной на меня смотрит Пресвятая Богородица. Чуть правее — икона с изображением Иисуса. Участники группы продолжают делиться своими переживаниями.

— Я страдал онанизмом с самого детства. Тогда ещё не понимал масштабов катастрофы, конечно. Проблемой для меня онанизм стал года четыре назад, он стал мешать мне жить. Я конфликтовал с людьми, в голове постоянно были какие-то извращения. Сейчас я вспоминаю этот кошмар и понимаю, что тогда вообще никаких границ же не было. И пока я не пришёл в группу — ну, это я уже сейчас осознал, — я не мог вообще ни с кем этим поделиться. А тут сразу нашёл понимание.

 

 

  

Я сейчас понимаю, что есть похмелье даже после мастурбации. И потом я несколько дней отхожу, как с бодуна после алкогольного вечера

  

 

Слово берёт Ирина. Ей за сорок, она худа и очень энергична:

— Что меня привело в группу? Меня привела боль, чудовищная эмоциональная боль. Когда я пришла сюда, я была на грани суицида от неё. Я была замужем, он ушёл к другой женщине. Это был чудовищный удар, на шесть тысяч вольт. Жизнь разделилась на «до» и «после». Чтобы спастись от этой боли, я начала влюбляться в других участников групп анонимных сексоголиков, которые, естественно, меня отвергали в таком состоянии, и это порождало другие удары.

С такой болью я продолжила искать трезвость. У меня подолгу получалось, в течение нескольких лет, воздерживаться от секса с собой. И 12 лет я не вступала в сексуальные отношения ни с одним мужчиной после развода. Но одержимость никуда не исчезала. Я искала мужчину, чтобы выйти за него замуж, и это было главной целью моей жизни тогда. А все мужчины меня бросали и отвергали. Всё это привело к очень серьёзному кризису в моих отношениях с богом. Я не понимала, почему бог не даёт мне то, что я считаю самым важным в своей жизни: любовь и семью. Потом я всё-таки пришла в группу анонимных сексоголиков, здесь я уже более десяти лет. 

Ирина закончила говорить. Другие участники невозмутимы. Вновь прибывшие принесли с собой бананы. Кто-то шелестит обёрткой от конфеты, кто-то перекладывает бумаги на соседнем столе и с шумом придвигает свой стул.

Звон колокольчика. Слово переходит к другому участнику:

— У меня были проблемы с наркотиками, сюда я пришёл из соседнего сообщества. Алкоголизм, кстати, тоже был. Сейчас — проблемы с похотью. 

И как я тогда только не выкручивался. Женился. А потом понял, что меня спасёт только послушание. Я сейчас соблюдаю режим дня, простые правила — не быть одиноким, минимум три раза позвонить Спонсору. Своим мозгам я сейчас совсем не доверяю.

У меня есть похмелье даже после мастурбации. И потом я несколько дней отхожу, как с бодуна после алкогольного вечера. И ломки! Ломки начинаются как после героина. 

 

  

Я выбросил все видеокассеты
из дома и отключил интернет. Пришлось ходить к соседу. Ненавязчиво спрашивал, есть ли
у него какие-нибудь эротические фильмы

  

 

Слово берёт ещё один участник собрания. Молодой парень, такие часто появляются в клубах: натренированное тело, симпатичный, обтягивающая футболка. Иван располагает к себе.

— Для меня трезвость крайне важна. И эта программа — моё освобождение от всего, что есть. Я раньше постоянно изменял. У меня чудесная жена, но я ходил налево. Клубы, тусовки, наркотики, девушки. После того как я просадил практически всю зарплату на развлечения, я понял, что надо с этим завязывать. Стал делать дорогие подарки жене, чтобы просто не тратиться на другие вещи. Купил машину. Но деньги-то всё равно находились, всегда есть рядом такие друзья, ну вы понимаете. А потом у меня нашли ВИЧ. И я понял, что скатился в преисподнюю. Группа мне помогает держаться, я чувствую себя намного лучше. Спасибо.

С места поднимается мой сосед по группе, Коля. Всё это время он настойчиво пытался за мной ухаживать, три раза спросил, не хочу ли я чаю или, например, бананов.

— Меня зовут Коля, я выздоравливающий сексоголик. Когда у меня возникало желание с кем-то переспать, я подходил в баре к девушкам, знакомился и добивался этого. Но и тогда мне было мало — я смотрел порнографию и мастурбировал. Правда, при этом отказался от алкоголя и наркотиков. Стал трезвым, злым, постоянно мастурбирующим взрослым дядькой. И потом, когда я постепенно, но успешно стал отказываться от онанизма, я почувствовал себя лучше. Поначалу было тяжело: я выбросил все видеокассеты из дома и отключил интернет. Пришлось ходить к соседу. Ненавязчиво спрашивал, есть ли у него какие-нибудь исторические фильмы или боевики. А потом как бы случайно задавал вопрос про эротические фильмы. Мол, девушка пришла, хотим немного развлечься, понимаешь, братан, но вот дома ничего нет. И возвращался не с пустыми руками. Сейчас, конечно, всё не так. Я звоню Спонсору и пытаюсь избавиться от таких мыслей. У меня это немного, но получается.

Звенит колокольчик. Собрание окончено. Мы встаём, группа читает «Отче наш». После собрания мне предлагают купить Белую Книгу, я отказываюсь, поясняя, что боюсь потратить все деньги, выданные мужем, но в следующий раз обязательно приду за литературой. Пока группа анонимных сексоголиков моет чайные чашки, я выскальзываю из трапезной и закрываю за собой дверь. Пахнет ладаном. Сюда я больше никогда не вернусь.

  

Михаил Ибрагимович Ягубов

Ведущий научный сотрудник отделения сексопатологии Московского НИИ психиатрии д. м. н., профессор

В прессе «сексоголизм» называют зависимостью, сродни алкоголизму и наркомании. На мой взгляд, такое сравнение недопустимо и некорректно. Предполагается, что сексоголики — это люди, которые испытывают чрезмерно повышенную потребность в сексуальных отправлениях, что сопровождается беспорядочной половой жизнью и неконтролируемой мастурбаторной активностью. Так давайте же рассмотрим, в рамках каких состояний может наблюдаться такое поведение.

Гиперсексуальность бывает патологической. У мужчин её обозначают термином «сатириазис», у женщин — «нимфомания». Женщины, страдающие нимфоманией, могут не испытывать оргазм, что дополнительно способствует поддержанию высокого уровня сексуального возбуждения. 

Бывает, что бесконечная смена партнёров проводится для повышения самооценки, преодоления неуверенности. Таких людей интересует не качество интимных отношений, а количество партнёров, которых они могут склонить к сексу. В этом состоянии возможны половые контакты с непривлекательным партнёром. 

Не все люди, посещающие бары и рестораны в поисках сексуальных партнёров, относятся к так называемым сексоголикам. Можно предположить, что холостой человек, не планирующий серьёзных отношений в силу разных обстоятельств, для удовлетворения сексуальных потребностей может использовать такой путь поиска партнёра для однократных встреч. Конечно, здесь вызывает сомнение моральная сторона вопроса, но каждый человек это решает для себя в соответствии со своим воспитанием и системой ценностей.

Человек может прекратить жить половой жизнью по разным мотивам. Если это происходит по каким-то вычурным мотивам, то это проявление психической болезни. Но есть и другая категория людей, которые после потери близкого человека, тяжело переживая утрату, долго не могут начать интимную жизнь с другим партнёром. Их, конечно, нельзя относить к психически больным.

  

Текст: Александра Кожарская