Специально для The Village корреспондент журнала «Коммерсант. Деньги» Анастасия Каримова выяснила, с какими трудностями сталкиваются частные управляющие компании, как они противодействуют чиновникам, почему их сотрудники взаимно недовольны жильцами и каково это — обеспечивать москвичей жилищно-коммунальными услугами.

 

Личный опыт: Каково поставлять горожанам услуги ЖКХ. Изображение № 1.

Николай Бабич

руководитель Управляющей
компании

 

 

  

Частные управляющие компании
в системе ЖКХ

Я работаю в системе ЖКХ с 1986 года. До этого я был инженером, заместителем руководителя по производству на одном из заводов в Москве. Получилось так, что я пришёл на работу в Институт атомной энергии им. Курчатова. У Курчатовского института жилой фонд в Щукине состоял из сотни зданий. Это примерно треть всего жилфонда района. Мне доверили возглавить жилищно-коммунальный отдел (ЖКО) — поработай, мол, пару месяцев, а там посмотрим, если не справишься, найдём тебе замену. Пришлось браться за дело, вникать во все вопросы, начал работать — затянуло, да так, что остался в этой сфере на 28 лет. В то время в одном только ЖКО было 560 человек, а я подчинялся руководителю института, академику Анатолию Петровичу Александрову.

С 2000-го года началась реформа ЖКХ в Москве. Одним из её результатов стало решение о передаче в 2002 году всего жилого фонда Курчатовского института муниципальным органам власти. При этом всё, в том числе энергоносители и ресурсы, было передано городским службам — появились Мосгортепло, Мосводоканал. Раньше все сети были у нас на балансе, теперь они на балансе соответствующих компаний.

 

  

ОКОЛО 10 % НАШИХ ЖИТЕЛЕЙ ПЛАТЯТ ЗА ЖИЛИЩНЫЕ И КОММУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ АБЫ КАК

  

 

С 2002 года на месте бывшего ЖКО Курчатовского института была создана ДЕЗ (Дирекция единого заказчика), основная задача которой, как и всех существовавших в городе, — управление, эксплуатация и надлежащее техническое содержание жилого и нежилого фонда Курчатовского института, в том числе путём привлечения других специализированных организаций — подрядчиков. Отсюда и название — ДЕЗ. Все дирекции в городе были муниципальными предприятиями — ГУПами. На этом можно поставить точку существованию ведомственного жилого фонда Курчатовского института. С этого момента всю ответственность за содержание этого жилого фонда взял на себя город Москва.

Изменения в жилищном законодательстве позволили нам в конце 2006 года зарегистрироваться в качестве частной управляющей компании и заявить о себе как о возможной альтернативе муниципальному управлению жилым фондом. Иными словами, мы решили взять в управление жилой фонд, на котором лично я проработал уже 20 лет. Многие, в том числе отдельные руководители района и округа, не могли разобраться в появлении частных управляющих компаний, не хотели оказывать содействие в переводе управления жилым фондом на коммерческую основу. Приходилось чуть ли не с боем отстаивать своё право на возможность заниматься деятельностью, которая декларирована законом.

 

Взаимодействие частных
УК с чиновниками

Практически любая частная управляющая компания, которая смогла пройти все необходимые процедуры и стать таковой, сталкивалась на местах с мощным противодействием со стороны отдельных чиновников районного и окружного масштаба. К сожалению, существовавшая в то время система управления городским хозяйством и нормативная база не совсем была готова к появлению компаний, с мнением которых надо было считаться при общении с жителями района. Собственники жилья проводили общие собрания, чтобы выбрать нас как управляющих, и в 2008 году мы уже заключили договоры управления многоквартирными домами с собственниками, получили свидетельство о том, что мы включены в Единый реестр по управлению многоквартирными домами города Москвы. Такой путь проделали многие частные управляющие компании, бывшие ДЕЗы, пять-шесть лет назад. Сегодня в Москве около 70 % жилого фонда осталось в управлении предприятий городского подчинения.

Сейчас идёт некий поворот в приоритетах в пользу государственных управляющих компаний. Почему это происходит — это тема отдельного разговора. Хотелось бы отметить, что несмотря на то, что компания наша частная, в своей работе мы руководствуемся федеральным и городским законодательством, при расчёте с жителями применяем ставки и расценки, утверждённые правительством города. Сами расчёты и выставление платёжных документов производим через городскую организацию, которая имеет в своём составе ЕИРЦ.

 

Проблемы частных УК

Сейчас у нас в управлении 54 многоквартирных дома, более 13 тысяч человек населения, 400 тысяч квадратных метров. В самой организации вместе с сотрудниками подрядных организаций работают около 300 человек: техники-смотрители, уборщики, маляры, плотники, электромонтёры, сантехники, кровельщики и инженеры по всем направлениям, сотрудники мусоровывозящей компании, специалисты, обслуживающие системы противопожарной охраны и дымоудаления, аварийная служба, лифтовое хозяйство, дератизационная обработка подвальных помещений, юристы, экономисты, ну и, конечно, управленческий персонал.

Есть проблемы, которые специфичны для каждой управляющей компании. Например, нам приходится сталкиваться с такой особенностью, как старый жилой фонд. Основная масса домов — постройки 1950-х годов. Чтобы жителям бесперебойно поставлять свет, воду, тепло, все инженерные коммуникации должны быть исправными. Произвести замену полностью невозможно, потому что на это нужны колоссальные финансовые средства. Мы по мере возможности ведём замену трубопроводов участками, наши подрядчики всё время начеку: при возникновении сложной ситуации они готовы произвести ремонт в любое время суток, в праздники и выходные. Содержание изношенного жилого фонда — дело непростое и затратное. Даже при ремонте мы сталкиваемся с полнейшим физическим износом всех коммуникаций, начиная от электрики и заканчивая водо- и теплоснабжением, канализацией.

Личный опыт: Каково поставлять горожанам услуги ЖКХ. Изображение № 2.

Не секрет, что около 10 % наших жителей платят за жилищные и коммунальные услуги абы как, есть такие, которые и вовсе не платят. Конечно, мы как управляющая компания, ведём с ними постоянную работу, напоминаем о необходимости оплаты, подаём иски в суд, следим за тем, как проходит исполнительное производство, и так далее. Но тем не менее дефицит в поступлении финансовых средств ощущается. Если за год мы перечисляем поставщикам услуг около 180 миллионов рублей, то не трудно подсчитать, сколько мы теряем. А по существующим сегодня правилам мы должны вернуть поставщикам оплату за весь ресурс, отпущенный на дом (вода, тепло), заплатить подрядчикам за оказанные ими услуги, невзирая на то, что есть жители-неплательщики. Это одна из основных проблем в работе управляющих компаний. Чем больше у тебя домов в управлении, тем значительнее средства, которые фактически попадают в разряд убытков управляющей компании. Сегодня у нас в отношении отдельных злостных неплательщиков есть на руках по два-три судебных решения, но взыскать их мы не можем из-за пассивности судебных приставов. 

Городские власти пытаются выстроить систему объективной оценки и контроля за деятельностью управляющих компаний, в большей степени частных. Но понятных и однозначных критериев до сих пор нет. 

 

Проверки и штрафы

У меня есть правило — занимать активную позицию при проведении различного рода проверок. При проведении проверки отстаивать свою точку зрения, при малейших основаниях — обжаловать незаконные, с нашей точки зрения, постановления о привлечении к административной ответственности. Достаточно часто нам удаётся добиться в судах отмены актов Мосжилинспекции как противоречащих закону. Что, в свою очередь, порождает ответные шаги в наш адрес как к «строптивой организации».

Согласно Закону города Москвы, одной из основных задач Мосжилинспекции является предотвращение возникновения аварийных ситуаций в жилых домах, а среди главных мероприятий — «оказание организационно-технической и практической помощи собственникам, управляющим <...> в техническом обслуживании и ремонте помещений, конструкций и инженерных систем и оборудования». А на деле выходит, что главная задача — привлечь Управляющую организацию к ответственности и наказать штрафом, то есть пополнить бюджет за счёт штрафных санкций. Зачастую выносится заведомо невыполнимое предписание, по которому УК должна провести работы капитального характера. Но в смете доходов и расходов Управляющей организации нет такого рода затрат, и структура планово-нормативной ставки за содержание и ремонт общего имущества собственников (утверждённая, кстати, постановлением правительства Москвы) не предусматривает затраты капитального характера. А при обращении в Управу района с просьбой включить данный адрес в программу капремонта на 2014 год мы получили отказ, так как техническое состояние данного многоквартирного дома, согласно мониторингу Мосжилинспекции, признано удовлетворительным. Всё. Получается замкнутый круг. Но это не помешает Мосжилинспекции снова применить к нам штрафные санкции, не вдаваясь в ситуацию. Хотелось бы, чтобы жилинспекция из карающего органа превратилась в помощника в наведении порядка в домах.

 

  

Многие жалуются на высокие тарифы ЖКХ. Нашей вины тут нет: дорого стоят ресурсы

  

 

Вот пример: один из жителей написал обращение на портал жилинспекции, что холл в его подъезде захламлён. Выяснилось, что там всего лишь стоит детская коляска соседа. Это был период, когда сайт работал плохо, и мы не смогли отчитаться в срок. Жилинспекция нас оштрафовала по нераскрытию информации на 300 тысяч рублей. Или вот недавний случай: на нашем стенде инспекция нашла отчёт бухгалтерии, в котором не все листы были должным образом заверены печатью. Тоже подпадает под «нераскрытие информации», тоже штраф до 300 тысяч. Все суды мы проигрываем, только один раз нам снизили штраф с 300 тысяч до 250. Штрафы заложены в бюджете, поэтому нас штрафуют особенно активно к концу года: выполняют норматив. Чиновники не понимают, что таким образом отнимают деньги у жителей, ведь мы на эти деньги могли бы провести, например, ремонт подъездов. 

Приходится платить зарплаты юристам, тратить силы и время на суды. Однажды мы отказались подписывать договор с Мосгазом, который требовал от жителей дополнительных расходов. Мы были единственной компанией, которая решила с ним судиться. К нам сразу же пришли с внеплановыми проверками.

 

О тарифах ЖКХ

Многие жалуются на высокие тарифы ЖКХ. Нашей вины тут нет: дорого стоят ресурсы, а не наши услуги. А ресурсы у нас в стране такие дорогие, потому что ими распоряжаются монополисты. Заморозка тарифов на ЖКХ — очень печальное явление. Инфляцию ведь никто не отменял. Как мы будем рассчитываться за уборку и вывоз мусора? Урезать объёмы? 

Я затрудняюсь сказать, насколько должны подорожать ЖКУ, чтобы столичные подъезды выглядели более опрятно. Это от дома зависит: некоторым домам 20 лет, другим 60 лет, у одних есть мусоропровод, у других нет, где-то нужно менять трубы, где-то нет.

Есть выход из ситуации: принятие жильцами собственных ставок по содержанию и ремонту. Например, жильцы могут решить, что они будут платить 40 рублей с квадратного метра вместо установленных сегодня городом 24 рублей, чтобы жить достойно и иметь более уютные подъезды. Но никто сам себе повышать квартплату не будет. Ещё нужно учитывать, что при добровольном повышении ставок жильцами город перестанет платить за льготников, и мы лишимся бюджетных денег.

Работа тяжёлая, но лично я уже давно работаю в ЖКХ и привык к различным трудностям. Я знаю многих жителей, которые выбрали нас, оказали нам доверие. Знаю всех дворников, электриков. Я знаю, как развивался район. Жаль всё это бросать. 

Сейчас УК под жёстким контролем государства. Рынок уже выдавил непорядочные компании, которые незаконно обогащались на жителях. Но общая репутация из-за таких проходимцев пострадала.

  

 

Фотографии: Shutterstock.com