Московское сообщество транссексуалов и трансвеститов живёт полуподпольной жизнью. Лишь единицы решаются на каминг-аут. Большинство трансвеститов не раскрывают свой «образ» даже близким родственникам, а желание сделать операцию по корректировке пола, как правило, становится для последних полной неожиданностью. Между тем у этого сообщества есть свои интернет-площадки, группы психологической поддержки, салоны красоты и клиника пластической хирургии. Корреспондент The Village Александра Шевелева поговорила с владельцами единственного в городе офлайнового магазина для транссексуалов и трансвеститов Андреем и Анной Демидовыми, которые решились создать целый комплекс услуг, от психологической и юридической помощи до операций по смене пола и электроэпиляции. В целях безопасности мы не называем адрес магазина и не публикуем фотографии владельцев.

 

 

О магазине

Мы не планировали делать бизнес. В 2004 году мы создали в Москве бесплатную группу психологической поддержки транссексуалов и трансвеститов, встречи которой сначала проводили в квартире, а потом перенесли в поликлинику.

Чтобы информировать об этих встречах, мы сделали сайт, стали выкладывать туда материалы по нашей теме. Группа пользовалась очень большой популярностью: мы давали людям возможность познакомиться с себе подобными. Вокруг сайта стало расти многочисленное сообщество. В 2007 году мы поняли, что нам уже тяжело тянуть это всё — в поддержку сайта и в проведение групп мы несколько лет вкладывали собственную зарплату, и наши расходы всё время росли. Когда нам стало не хватать зарплаты, мы подумали, что надо или сокращать деятельность, или придумывать, как её окупить. Мы открыли онлайн-магазин, и он стал отнимать столько времени, что нам не удавалось поспать, и мы стали заниматься только им.

 

Как в Москве построить бизнес на смене пола. Изображение № 1.

Наш магазин и для транссексуалов, и для трансвеститов, но большая часть товаров рассчитана на последних. Все эти товары производят небольшие нишевые фирмы, обычно это мелкое производство на дому. Покупатели всё время спрашивают: «Где ваша ретейл-упаковка? Где полиграфические красивые коробки?» Но надо понимать, что большинство этих товаров люди производят дома своими руками, даже femskin или протезы для транссексуалов — нефабричного производства. Их нерентабельно производить в большом количестве, потому что нет такого спроса.

 

 

О сообществе

Встречи групп поддержки для транссексуалов и для трансвеститов проводятся отдельно, потому что проблемы у этих людей совершенно разные. Более того, они друг друга немного недолюбливают, поэтому совместная встреча может перерасти в перепалку.

Многие трансвеститы в своём увлечении остаются наедине с самими собой. Они постоянно находятся в этой борьбе: принять себя и жить как хочется или же назвать себя извращенцем и жить «как надо». Люди так и находятся на этих волнах: то пребывают в женском образе, то всё сжигают и пытаются исправить себя, чтобы вернуться к тому, от чего пытаются уйти. Для этого у нас и существует группа поддержки: чтобы они могли обрести какую-то стабильность.

 

Люди из той и другой группы считают, что другие их дискредитируют. Транссексуалы меняют пол, они депрессивные, зациклены на своих операциях, а трансвеститы бывают эпатажными. На начальном этапе своего преображения трансвеститы не задумываются над тем, как они выглядят, вывешивают свои фото на сайтах знакомств, и все считают их извращенцами. Транссексуалы винят их в том, что из-за таких, как они, сложно поменять документы, сделать операции, добиться нормального к себе отношения.

Трансвеститы и транссексуалы — это не такая большая группа людей, чтобы имело смысл открывать для них ещё один магазин в Москве.

Раньше нас все в сообществе знали, а сейчас мы отдалились от непосредственного участия и занимаемся работой. Это более продуктивно для людей — мы предлагаем все возможные услуги: от юридической поддержки при смене документов до эпиляции.

Трансвеститы
и транссексуалы

это не такая большая группа людей, чтобы имело смысл открывать для них ещё один магазин в Москве

 

О покупателях

Открытие офлайн-магазина было экспериментом. Сначала мы сняли небольшое помещение на Таганке, и народ начал приходить, мы окупили аренду. Как ни странно, достаточно много людей не дружат ни с интернетом, ни с компьютерами. К тому же всё надо посмотреть, пощупать и, главное, примерить. Когда люди первый раз покупают бюстгальтер, они ведь даже не знают, как его выбирать.

Сейчас мы переехали в новое помещение. Наш магазин находится в непроходном районе. Такому магазину и не нужно находиться в удобном для всех месте. Его можно и в Выхине открыть, люди всё равно будут приезжать сюда даже из других городов.

Покупатели очень стесняются. Не все готовы зайти внутрь, даже зная, что это магазин по их теме, дружественный, свой. Зайти сюда первый раз — это как линию фронта перейти. Бывает, что люди заказывают курьера к соседнему дому. Некоторые думают, что наш магазин — это такая замануха, что здесь их поджидает толпа скинхедов.

Наши покупатели — совершенно обычные люди, такие же, как мы с вами. Это те же самые люди, которых вы видите в метро, в маршрутках, в магазине «Пятёрочка». Это люди разных возрастов — бывают и двадцатилетние, и пятидесятилетние. Бывает, что заходят очень пожилые люди, они очень спокойные покупатели. Приходят и женщины, и трансы, и артистки, которые выступают в травести-шоу.

Каждая группа покупателей приходит за своей категорией товаров. Для одних важно фетиш-направление, кому-то нужны повседневные вещи: одежда, обувь, бельё. Протезы покупают и женщины, например те, кто перенёс операцию по удалению груди. Они покупают и трусики, увеличивающие ягодицы. Кто-то из них немножко смущается поначалу, не зная о специфике магазина. К нам приходят и девушки из сообщества ролевиков, которые косплеят мужчин. Им нужны утягивающие майки, чтобы бегать с мечами-щитами по паркам.

Многие покупатели приходят в наш магазин не потому, что не могут выбрать покупку через интернет, а потому, что хотят пообщаться, поговорить о своей ситуации с теми, кто их понимает.

 

 

О сотрудниках

Транссексуалы, до тех пор, пока они не поменяли пол и документы, находятся в депрессии, поэтому они не очень хорошие сотрудники. После операции по коррекции пола они вроде бы уже не в депрессии, но хотят порвать со своим прошлым, поэтому работать здесь не хотят. А вот трансвеститы у нас работают.

Когда мы готовим сотрудников, мы уделяем внимание их психологической возможности работать с людьми, налаживать контакт. Сотрудник должен уметь общаться и с мужчиной 55 лет, который занимает серьёзный пост в коммерческой организации, и с безбашенной 23-летней трансой, которая зашла по дороге из одного клуба в другой.

В первый раз люди, бывает, приходят просто посмотреть — к ним даже не нужно подходить. Увидят, что здесь всё нормально, успокоятся. Зайдут, посмотрят и купят в следующий раз.

Наш курьер — настоящий психолог. Зачастую он единственный сотрудник, которого клиенты видят в реальной жизни. И от того, как он выглядит и общается с клиентом, который часто в состоянии напряженности и стресса встречается с ним, создаётся впечатление о магазине. Если он напугает клиента, тот его больше не вызовет, будет сидеть дома в своих форумах и погрязнет во всей этой психологии.

Транссексуалы,
до тех пор, пока они не поменяли пол и документы, находятся
в депрессии, поэтому они не очень хорошие сотрудники

Как в Москве построить бизнес на смене пола. Изображение № 7.

Менеджер магазина Алёна и управляющая Катерина

 

О косметологии

После открытия магазина у нас появился салон красоты. Туда приходят и мужчины, и женщины, и трансы, и геи. В основном люди приходят за электроэпиляцией, это самая востребованная услуга. Она позволяет убрать волосы навсегда. Электроэпиляцию делают раз в неделю в течение года-полутора. После чего человеку никогда в жизни больше не надо бриться, можно забыть об этом как о страшном сне. У нас есть и массажист, и косметолог, и визажист, который учит наносить декоративную косметику.

Все эти услуги в первую очередь создавались по теме. Например, у транссексуалов, которые бинтуют грудь, болит спина, поэтому им нужен массаж. У нас появляются и обычные люди не из целевой аудитории, которые узнают о нас через знакомых. Их не большинство, но ощутимое количество.

 

 

О медицинском центре

В 2011 году мы открыли медицинский центр. Первый год был очень тяжёлым, мы даже думали всё бросить. Сейчас нельзя сказать, что мы довольны выручкой, но мы работаем в плюс. У нас оперируются не только трансы, но и обычные пациенты: мы делаем и пластику лица, и носы, исправляем асимметрию лица. Обычные медицинские центры тоже делают операции по корректировке пола, но то, что у нас, например, стоит 140 тысяч, у них стоит 275.

Обычная мотивация у врачей заниматься транссексуалами — выжать из них по максимуму. Они рассуждают так: люди хотят изменить пол, они об этом мечтали всю жизнь и заплатят столько, сколько им скажут, потому что это их единственный шанс реализовать свою мечту. Практически все врачи в разных областях придерживаются такой политики. Нам это очень не нравится: мы собрали команду людей, которые заинтересованы в первую очередь в помощи. И постарались как-то адекватно подобрать цены. Сейчас у нас 15 врачей, которые работают по совместительству, две дежурные медсёстры, анестезиологи. Чиновники и медсообщество к нам нормально относятся. Когда речь идёт о деньгах, люди становятся сразу терпимыми и толерантными.

В России, чтобы поменять документы, надо сделать операцию. В других странах стараются уходить от такого подхода. Получается, что государство ради бюрократии, ради того, чтобы поменять галочку в паспорте, вынуждает людей удалять органы. А человек, может быть, не хочет удалять свои органы. Не все транссексуалы, даже если чувствуют дискомфорт и депрессию от своего вида, готовы идти на операцию. Недовольство своей внешностью (дисморфофобия) — это патология, которая сопровождает транссексуализм, но не всегда. В принципе, нормально не хотеть себе что-то отрезать. Но они, к сожалению, вынуждены на это идти.

Государство ради бюрократии, ради того, чтобы поменять галочку в паспорте, вынуждает людей удалять органы

Как в Москве построить бизнес на смене пола. Изображение № 8.

Часто транссексуалы даже родителям рассказывают о том, что они меняют пол, уже в процессе. Родители до самого последнего момента не хотят замечать никаких изменений в своём ребёнке. Поэтому им кажется, что перемена произошла внезапно: человек жил-жил и неожиданно решил поменять пол. А он на это 10 лет решался, потом ещё три года сидел на гормонотерапии и тут всем наконец-то решил рассказать. А ему говорят: «А чего ты пол меняешь? Нормальный пацан!» А у него уже грудь второго размера.

Клиенты у нас очень благодарные: приходят и говорят: «Спасибо, что вы есть». В медицинском центре за три года ещё не было ни одного недовольного пациента. Сообщество тесное, и мы знаем, что люди довольны. Поэтому есть нарастающий вал клиентов, несмотря на то, что у нас нет никакой рекламы, кроме сайта. 

Сейчас наша задача состоит в том, чтобы люди могли выйти из виртуального мира в реальный. Реальное общение — это очень мощный заряд. Аудитория большая, магазин мы планируем расширять. У нас проходят ежегодные акции, будет проходить фестиваль «Бок о бок». Мы хотим, чтобы люди общались вживую, показывались.

У нас была идея сделать кафе, куда можно было бы прийти посидеть, но встал вопрос с отношением общества. Потому что кафе должно быть открытым, чтобы люди могли зайти в него с улицы, а не секретным. На Западе обычно так и делают: это не только магазин, но и место встречи, где проводятся тематические мероприятия, это сердце сообщества.

Сейчас в разработке несколько планов и задач, направленных на реальное общение, психологическую адаптацию и снятие страха и настороженности перед окружающим миром. Мы ведём переговоры с клубами и досуговыми заведениями, владельцы которых поняли, что транстема может быть представлена не только гротескно-клоунскими пародийно-эпатажными номерами. Она небезразлична большому количеству самых обыкновенных людей, которые нас окружают, но боятся нашей с вами реакции.

«А чего ты пол меняешь? Нормальный пацан!» А у него уже грудь второго размера

 

О победе Кончиты Вурст
на «Евровидении»

   

Как в Москве построить бизнес на смене пола. Изображение № 10.

КАТЕРИНА

управляющая косметологическим салоном и магазином

Я вообще мельком слежу за этим конкурсом и не слишком интересуюсь результатами. Что касается победительницы этого года, то я склонна верить, что она талантлива и награда получена заслуженно. Но всех больше будоражит её образ, как я вижу. Хотя, как мне показалось, она не пытается вести себя эпатажно и вызывающе. Просто она такая и позиционирует себя так. Лично мне не важно, как человек выглядит внешне: если ему так комфортно, то почему бы и нет? А вся истерия вокруг внешнего вида мне абсолютно непонятна. Глупо делать какие-то различия, заострять на этом внимание. У меня она априори не может вызывать отвращения: я не знаю её лично, а по внешности могу сказать, что она стильный, креативный человек, знающий толк в качественном образе, подаче себя, отсутствии дешёвого мещанского эпатажа (как пример, Верка Сердючка и т. п. гротескные образы). Она умеет и может выглядеть хорошо. Ещё раз повторюсь, я вообще не вижу повода для истерии вокруг именно победительницы этого «Евровидения».

 

   

 Фотографии: Михаил Голденков