Муниципальные выборы в Петербурге пройдут 14 сентября. Теоретически в муниципалы может выдвинуться абсолютно любой горожанин: нет возрастного или имущественного ценза, не требуется специальное образование. На практике у вас, скорее всего, ничего не получится. Действующий муниципальный депутат Александр Шуршев и урбанист Александр Минаков, которые вместе с командой борются за места в округе «Екатерингофский», рассказали The Village о спрятанных избиркомах, суровых соседях и других трудностях, с которыми сталкиваются независимые кандидаты.

 

Как независимые муниципалы ищут спрятанные избиркомы. Изображение № 1.

Александр Шуршев

действующий муниципальный депутат

Как независимые муниципалы ищут спрятанные избиркомы. Изображение № 2.

Александр Минаков

урбанист

 

   

 

Формирование команды

Александр Минаков: «У нас команда из десяти человек. Это своего рода дрим-тим. Помимо меня и Александра Шуршева, это Фёдор Горожанко — автор проект „Заливает.СПб“, специалист по ЖКХ; сёстры Юлия и Екатерина Алимовы — координаторы экологического проекта „Раздельный сбор“ в Адмиралтейском районе; Павел Телитченко — основатель школы муниципальных депутатов; Полина Костылева — экономист, председатель совета многоквартирного дома; Габриэль Рабош — активист движения „Весна“; гражданские активисты Карина Гаринова и Александр Вигандт. Вместе у нас больше шансов добиться своего, чем если избираться по разным округам.

Средний возраст ребят в команде — 28 лет. Самому старшему — 36, младшему — 22. Возраст, с одной стороны, помеха: люди хотят видеть опытных депутатов. С другой — муниципальная политика не такой высокий уровень, чтобы обычный человек не мог быть эффективным депутатом.

Наша идея проста — из депрессивного муниципального округа сделать прогрессивный. Мы хотим первыми в Петербурге реализовать принципы города для людей — с исследованиями, экспертами, дизайнерами, архитекторами, экологами и, конечно, с вовлечением жителей. Сделать самую крутую детскую площадку, самый уютный двор, новый формат соседского праздника.

Мы не будем циклиться на том, что „мало полномочий“ и „ничего не изменишь“. Будем добиваться отмены строительства на Обводном канале вредной автомагистрали и возвращения трамвая, восстановления заброшенного кинотеатра „Москва“, превращения парка Екатерингоф в привлекательное место отдыха». 

 

Изучение округа «Екатерингофский»

Александр Минаков: «По штату в округе 10 депутатов, но сейчас осталось восемь. Ежегодно они распределяют 50 миллионов рублей. Результат — одинаковые бетонные медведи в каждом дворе. Мы видим этих депутатов в качестве оппонентов на выборах, хотя у Шуршева с ними рабочие отношения: то есть нельзя сказать, что Саша приходит на работу и сразу даёт в лицо». 

Как независимые муниципалы ищут спрятанные избиркомы. Изображение № 3.

Александр Шуршев: «Из восьми депутатов округа я единственный не вхожу в партию власти. Кроме того, я самый молодой депутат округа. За пять лет двое умерли: один был довольно пожилой, второй — молодой, сердце подвело. Он был главой муниципалитета, сейчас у нас новый глава. Большинство депутатов — не первого созыва, некоторые заседают с самого начала.

В отличие от остальных депутатов, я не получаю зарплату. По закону, зарплату получает только 10 % — в моём муниципальном образовании она есть у одного главы. Но такова особенность Адмиралтейского района: здесь создают муниципальные учреждения, фактически в них и работают депутаты. У меня же есть основная работа, а в муниципалитете я бывают раз в неделю, когда у меня приём — обычно по четвергам, либо на заседаниях». 

 

Общение с жителями 

Александр Минаков: «В начале июня мы разделили округ на 10 частей и дважды обошли квартиры — знакомились с жителями. Каждый день я тратил на обход от четырёх до шести часов. За время обхода проходил в среднем шесть тысяч шагов. Всего за семь дней я прошёл 930 квартир. Открыли двери мне менее половины, процентов 40. 

Все подъезды с домофонами. Самый простой способ попасть внутрь — позвонить в любую квартиру и сказать, что принёс газеты, либо что являешься кандидатом в депутаты. Впрочем, есть другой способ: на Сенной площади продают комплекты ключей — пять разных таблеток, которые открывают часть не очень новых домофонов, в основном Vizit и „Цифрал“».

Александр Шуршев: «Во время обхода некоторые люди меня узнавали: „О, а вы же наш депутат“. Многие считают, что все сейчас озлоблены, но это не так: люди готовы общаться. Правда, было несколько человек, которые послали на три буквы». 

Александр Минаков: «Я познакомился с огромным количеством избирателей. Попался только один странный персонаж: довольно пожилой мужчина, с бородой. Я спросил его о проблемах, он говорит: „У меня под кроватью установлено устройство“, — назвал его томографом. Я уточнил: „У вас в доме медицинский центр?“ А он ответил, что это аппарат, который испускает вибрации, воздействующие на его мозг. Мужчину беспокоило, что это происки спецслужб. Говорил, что таких примеров в городе довольно много. А единственный способ избавиться от воздействия — покинуть квартиру навсегда.

Инцидентов во время обхода не было. Несмотря на то, что весь округ был увешан портретами популярного маньяка Литовченко и один из жителей клялся, что видел его недавно: „Выходил из подъезда озираясь, я позвонил в полицию“». 

 

Поиски избиркома

Александр Минаков: «Следующий шаг — подать документы о выдвижении, в нашем случае это надо было сделать до 27 июня — в течение десяти дней с момента назначения выборов.

Как независимые муниципалы ищут спрятанные избиркомы. Изображение № 7.

Но сначала пришлось искать избирательную комиссию. Вообще-то информацию о комиссиях должны публиковать в муниципальной газете, но её не найти ни в муниципалитете, ни в районной библиотеке. Хорошо, что среди нас есть депутат: нашёл. Оказывается, избирком спрятался в адской промзоне на улице Розенштейна. Часы работы у него своеобразные: с 08:00 до 12:00. С боем сдали документы — заявления, копии паспортов и дипломов: поначалу у нас отказывались брать свидетельства о регистрации политической партии. Всего — вместе с очередью в «Сбербанк» (кандидат должен открыть счёт) — на подачу у нас ушло пять часов. Но это ещё не самый жёсткий вариант: хуже, когда в избиркомах создают искусственную очередь из кандидатов — непонятные люди, которые не собираются никуда баллотироваться, занимают всё приёмное время».

 

Сбор подписей

Александр Минаков: «После подачи документов нам нужно было собрать по 11 подписей с избирателей. Это очень мало: столько можно собрать просто по знакомым. Но проблема в том, что к этим подписям будет повышенное внимание. В прошлые годы была масса случаев, когда отклоняли нормальные подписи по формальным основаниям: например, из-за того, что было написано не „Новое Девяткино“, а „Н. Девяткино“. Избиркомы привлекают карманных «почерковедов», чтобы признать подписи недействительными и отстранить неугодных кандидатов от выборов.

В итоге мы собрали необходимое количество подписей. Каждый житель округа не только подписывался, но и фотографировался. Все люди реальны. У каждого в паспорте стоит регистрация в округе. Все готовы прийти в любой суд и подтвердить, что ставили подпись за нас».