«Курилка Гутенберга» — это полузакрытый клуб, в котором участники обмениваются пересказами самых важных нехудожественных книг в формате коротких лекций TED. За час в «Курилке» можно узнать содержание трёх важных книжек, до которых никак не дойдут руки. За несколько лет «Курилка» превратилась из кухонных разговоров выпускников РГГУ в один из самых интересных edutainment-проектов города, на создание которого не потребовалось ни одного рубля. The Village поговорил с создателем «Курилки» Михаилом Яновичем о том, кому всё это нужно и как это работает.

 

Об идее

Есть такая книжка у Маклюена «Галактика Гутенберга», которую наверняка все читали. Она про то, что всё знание, всё самое интересное сконцентрировано в книге и всё то множество книг, которые произвёл печатный станок Гутенберга, образует галактику. Мне эта метафора всегда очень нравилась.

Когда я ещё учился на последних курсах в РГГУ, меня начало тошнить от художественной литературы: я её перекушал. Единственный сорт книг, которые я мог читать в то время, это были либо книги о профессии (я пошёл на бухгалтерские курсы, чтобы перенять у отца издательское дело), либо научпоп и нон-фикшн. И сразу же стало грустно, что книг сильно много, их невозможно все прочесть и в то же время сложно аутично находиться наедине с книгой долгое время. И есть, конечно, разница, когда ты читаешь сам и когда тебе кто-то рассказывает что-то живым голосом. То, что рассказывается, запоминается лучше и ярче.

Как превратить кухонные разговоры в образовательный проект. Изображение № 1.

 

Михаил Янович

31 год

   

Образование: окончил РГГУ (Центр исторической антропологии им. Марка Блока)

занимался издательским делом, в 2011 году придумал проект «Курилка Гутенберга»

Как превратить кухонные разговоры в образовательный проект. Изображение № 2.

Наверное, желание, чтобы вслух звучали интересные мысли, всем нам свойственно. Может быть, это с детства — любовь сидеть на кухне родителей, когда к ним приходят друзья и общаются. Разговоры о книгах — это вообще такая кухонная история.

 

Об умняшечках

Я совершенно не помню, как мы начали делать «Курилку». Мы с друзьями собирались у меня дома. Я как-то предложил: «Ребят, давайте попробуем что-нибудь пересказать, кто что читал и кто что помнит». И это было невыносимо постыдно — я только потом узнал у одного из спикеров «Курилки» такое словосочетание — second-handed confusion. Это когда ты испытываешь чувство неловкости за ближнего своего, он понимает, что ты испытываешь за него чувство неловкости, и вы все начинаете испытывать чувство неловкости.

Первые три «Курилки» проходили примерно так: садились 10 человек в круг на пол и каждый пытался интересно, эмоционально и увлекательно пересказать какую-то книжку, которую подготовил. Но тот задор, который был анонсирован, никак не соотносился с тем, что происходило. Первый пересказывает — все молчат. Следующий пересказывает — гробовое молчание. Третий — тишина. И ощущение полного провала. То ли формат, то ли идея дурацкие. Ведь казалось, что со всеми нами происходят интересные тексты и отклик должен быть настолько силён, что этим хочется поделиться. Мы же все тут такие умняшечки — красивые, интересные, влюблённые, а получается какая-то советская библиотека.

Я больно пережил несколько таких курилок, но от идеи не отказывался и продолжал упорствовать. Я стал думать, в чём проблема. И тут мне стало понятно, что все пересказывают в рамках одного сценария: какой-то формальный пересказ, какая-то бухгалтерская отчётность, а не рассказ о своих эмоциях. В итоге мы вывели рецепт лучшего пересказа — это когда ты пересказываешь наиболее зацепившие тебя вещи, которые складываются в единую историю.

Ты испытываешь чувство неловкости
за ближнего своего, он понимает, что ты испытываешь за него чувство неловкости,
и вы все начинаете испытывать чувство неловкости

Как превратить кухонные разговоры в образовательный проект. Изображение № 3.

 

О пластичности мозга
и рождении тюрьмы

В 2012 году я прочитал книжку Нормана Дойджа «Пластичность мозга», и она стала для меня книгой года. Я был настолько ошеломлён прочитанным, что не мог держать это в себе. Я понял, что это книга с большим последействием, после которой хочется бросаться в атаку и которую надо пересказывать. Я обратился к знакомым книжным магазинам, у которых были свои площадки, и нас пустило к себе «Читалкафе».

Мы от балды придумали название «Курилка Гутенберга» и слоган: «Прочитай — перескажи. Жизнь коротка — книг много». «Курилка» — потому что, по моим впечатлениям, в университете курилка была самым эффективным пространством для личностного роста. Я там не столько курил, сколько общался: ты прослушал лекцию, там было пять минут чего-то интересного, и вот это ты пересказываешь какому-то параллельнику, который этого не слышал, миксируя с историями из личной жизни.

К нашему ужасу, в «Читалкафе» пришли 70 человек. Как они о нас узнали — загадка. Было анонсировано три пересказа. Пришло два пересказчика: я рассказывал про «Пластичность мозга», а мой друг Миша Майзульс — про совершенно убойную книжку Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать» об экспериментах с тюрьмами и психиатрией. У меня был в целом чудовищный пересказ (друзья, которые пришли, рассказывали), но Миша спас положение.

После этого раза появилось какое-то постоянное количество желающих участвовать в курилках, и всё завертелось. Сейчас курилки проходят крайне спорадически: раз в три месяца или два раза в месяц, и это зависит исключительно от задора желающих.

Мы же все тут такие умняшечки — красивые, интересные, влюблённые,
а получается какая-то советская библиотека

Как превратить кухонные разговоры в образовательный проект. Изображение № 9.

 

О формате

У нас есть два формата — квартирник, когда мы просто пьянствуем в мягкой форме у меня дома и знакомимся с новыми людьми-спикерами. Плата за вход — короткий (на 5–10 минут) пересказ. И большая публичная курилка, где у нас три-четыре спикера, каждому из которых даётся 20 минут на стэндап (по секундомеру) и 10 минут на вопросы.

Можно выбирать любую нехудожественную книжку с некоторыми ограничениями: у нас забанено всё, что про политику, религию и эзотерику. Мы не берём политику, потому что все политические разговоры неизбежно конфронтационны — ничего продуктивого для себя я в этом не вижу. Ещё мы стараемся избегать книжек по психологии, потому что там много тенденциозного.

Больше всего людей приходит на бизнес-литературу и как раз на психологию. На эти книжки собирается очень предсказуемая аудитория — молодые маркетологи, пиарщики, ребята, начинающие свою карьеру. Если говорить о научпопе, то самые интересные пересказы получаются у разнообразных аспирантов или научных сотрудников.

Один из самых интересных пересказов был у Ильи Колмановского. Он рассказывал про книжку Эдварда Ларсона, основанную на письмах Роберта Фалькона Скотта, которые он писал с Южного полюса, зная, что обречён. Это история такого очень авантюрного подхода к генерированию научного знания, когда человеку мир настолько интересен, что он готов ради науки на испытания и гибель. В пересказе Ильи Колмановского это было потрясающе. Всегда прекрасные пересказы по этологии, по поведению животных.

По моим впечатлениям, в университете курилка была самым эффективным пространством для личностного роста

Как превратить кухонные разговоры в образовательный проект. Изображение № 15.

 

О  нетворкинге 

С посетителей мы деньги не берём. «Курилка Гутенберга» — это вообще не про деньги. Это такой своеобразный клуб по интересам, как бы ужасно это ни звучало. Для меня «Курилка» — это нетворкинг, способ собрать в одном месте много интересных людей. Я бы хотел, чтобы, например, Леониду Парфёнову было в кайф взять и прийти к нам пересказать какую-то сильно впечатлившую его книжку. Мне правда интересно, какие книги повлияли на людей, чьи биографии сложились увлекательно и кем ты восхищаешься.

Пока у нас нет своего сайта, только группа в Facebook. Ещё мы публикуем объявления на агрегаторах событий («Теории и практики», Exchang.es). Ещё мы дружим с Bookmate. Как только у нас случаются отличные спикеры, они пускают нас в Telegraph. Я считаю, что, когда у нас появится костяк в 20 людей, которым в кайф пересказывать книги, тогда мы и начнём делать сайт.

Быть хорошим сторителлером суперсложно. Это происходит не с первого раза и не со всеми. Курилка хороша тем, что это отличный тренажёрный зал, где ты можешь представить себя аудитории и, если с тобой случилась какая-то хорошая книга, лучше укоренить её в себе.

В целом все уходят довольными. Книжка, которую они пересказали, останется с ними чуть ли не на всю жизнь. Народ к нам возвращается — значит, народ в целом штырит.

Страница Facebook

«Курилка Гутенберга»

фотографии: Семён Кац