Роману Кремнёву 28 лет. Он кандидат химических наук, работает в СПбГУ и в Институте высокомолекулярных соединений РАН: исследует, как сделать бензин более экологичным и дешёвым, а морскую воду превратить в питьевую. В прошлом месяце Роман открыл на Петроградской стороне бар Breaking Bad. Теперь днём в будни он учёный-химик, а по вечерам и в выходные встречает гостей за стойкой бара. The Village поговорил с Романом о бонусах и трудностях двойной жизни.

 

Зачем химику из РАН открывать собственный пивбар. Изображение № 1.

 

Химия

Моя работа в науке — стечение обстоятельств. В школе химия была далеко не самым любимым предметом. Изначально я готовился поступать в медицинский, но потом вдруг понял, что медициной заниматься не хочу. И как раз появилась возможность сдать экзамены на химический факультет в СПбГУ. Меня приняли, и уже на первом курсе я понял, что мне всё очень нравится. После пяти лет обучения решил, что останавливаться неправильно. На последних курсах я уже работал в Институте высокомолекулярных соединений (ИВС РАН): делал там часть дипломной работы, туда же поступил в аспирантуру. Защитился. Сейчас я работаю и в университете, и в Академии наук.

Мы проводим фундаментальные исследования, результаты которых можно будет увидеть в ближайшие 5–10 лет. Они окажут влияние, в частности, на технологию очистки бензинов — насколько будет экологичным топливо из нефти, насколько его получение будет энергозатратным. То есть в идеале можно будет не только понизить стоимость топлива, но и повысить его эксплуатационные характеристики. Исследования, в которых я принимаю участие, конечно, касаются не только бензинов — это всё, что связано с процессами разделения жидкостей, повышением производительности процессов химического и нефтехимического синтеза, очисткой сточных вод и тому подобным. Задач огромное количество.

В идеале можно будет не только понизить стоимость топлива,
но и повысить его эксплуатационные характеристики

 

Пивной бутик

К мысли о том, что неплохо было бы открыть питейное заведение, я пришёл перед Новым годом. Хотелось окунуться в сферу, где есть моментальная отдача, — не в плане финансов, а в смысле душевности.

Когда работаешь в науке, устаёшь от некоторой рутины. Результат ты получаешь очень нескоро. А в случае с пивным бутиком путь до результата очень короткий. Если ты делаешь всё правильно, люди приходят, им всё нравится, они улыбаются, хорошо проводят время, уходят с отличным настроением. 

 

Зачем химику из РАН открывать собственный пивбар. Изображение № 2.

На Западе распространён формат пивного бутика, но он отличается от российского: там это просто помещение с огромным количеством бутылочного пива. В России же в пивном бутике обязательно есть большая контактная барная стойка, много разливных сортов пива и все условия, чтобы посетители могли не просто прийти, получить заказ и уйти, а провести время с удовольствием.

В Петербурге уже есть пивные бутики: «Пивная карта», «Пивной этикет», «Бакунин» и другие. Но на Петроградке наше заведение первое в своём роде. 

Помещение на улице Яблочкова, 2/10 я обнаружил спустя три месяца поисков. Раньше это был жилой дом: на том месте, где у нас дверь, было окно. Потом тут размещались офисы и магазины.

 

 

Дизайн

Название, логотип и концепцию интерьера я разработал сам: освоил дизайн на старших курсах вуза, когда приходилось часто работать с графическими программами — Photoshop, Corel Draw, Illustrator.

Я часто рисовал логотипы друзьям. Клиенты бывали разные, но не очень серьёзные: любительские футбольные команды, друзья, которым нужно обставить квартиру. Последний год занимаюсь пивной тематикой. Недавно нарисовал этикетку для одного из петербургских крафтовых пивоваров. Пиво с этим логотипом уже разлито по бутылкам, наклейки распечатаны, и когда пойдёт в серию — обязательно поставлю на видное место в баре. 

 

 

Breaking Bad

Пивной бутик Breaking Bad («Во все тяжкие») я открыл в августе. Сразу пошли шутки про метамфетамин. Я вообще-то его не варю. И никогда не пытался. Но друзья часто говорят мне, что я похож на Хайзенберга из Breaking Bad.

Сериал произвёл на меня большое впечатление. Я нашёл много аналогий со своей жизнью, но не тех, которые касаются незаконных моментов. Образование, нереализованные возможности, амбиции, необходимость жить двойной жизнью.

«Во все тяжкие» — это звучная фраза, очень подходящая для питейного заведения. Что касается авторских прав — регистрация фирменного знака и названия пока в процессе. В любом случае с юридической точки зрения название Breaking Bad Beer Cafe на территории России, к тому же в сфере общественного питания, никак не перекликается с авторскими правами на американский сериал.

Сразу пошли шутки
про метамфетамин

 

Организация бизнеса

Помещение на Яблочкова – около 45 квадратных метров — я взял в аренду на год, с возможностью продления. Вложил в дело собственные накопления. Сколько? Коммерческая тайна. Аренда — средняя по Петроградке: не очень дёшево, но и не запредельно дорого. 

Кредиты сейчас брать опасно, так как экономическая ситуация нестабильна. Можно сделать всё как надо: поставить прекрасную пивную линейку, набрать грамотный персонал, сделать замечательный интерьер, открыться в хорошем месте — но гарантии, что всё будет работать, нет. Сложно сделать бизнес-план.

 

Зачем химику из РАН открывать собственный пивбар. Изображение № 3.

Заведение не может диктовать, какие именно люди придут — наоборот, заведение подстраивается под посетителя. К нам приходят не только люди, которые живут рядом, — приезжают из разных районов, через весь город едут, так как знают, что здесь есть то, что им нужно.

Пивную линейку для Breaking Bad выбирают специалисты, которые в этой сфере «варятся» более 12 лет. Мы предлагаем то, что востребовано в других заведениях, но есть и редкие позиции. Наши крафтовые пивоварни сейчас варят на мировом уровне: AFBrew, Mager Brewery, 1516 Brewing Company, «Бакунин», Jaws и другие. Сейчас в городе происходит пивная революция, всё больше людей начинает разбираться в вопросе. 

 

 

Распорядок дня

Я живу в Приморском районе, часть времени работаю на Васильевском острове в ИВС, часть — в Петергофе, в университете: ставлю эксперименты, пишу статьи. В будни по вечерам приезжаю в Breaking Bad и здесь чувствую себя как дома. Получается, что рабочий день начинается в 10 утра, а домой я добираюсь в 2–3 ночи. Небольшой перерыв на сон — и всё сначала. 

У меня нет свободного времени и выходных. Мне нельзя болеть, у меня не бывает депрессий. Личная жизнь есть: мы с девушкой вместе живём и иногда видимся в промежутках между работами.

Несколько месяцев я проработаю в таком режиме. Дальше, надеюсь, смогу переложить часть работы по бару на других людей и выкроить таким образом свободное время. Без него нельзя.

На основных работах многие коллеги знают про Breaking Bad и даже заходят сюда. Среди коллег есть люди, которые в свободное время увлекаются мото- или автоспортом, но так, чтобы нагрузить себя дополнительной работой совсем из другой сферы, случаев не было.

Я надеюсь, что у меня не будет ситуации, когда придётся жёстко выбирать: или наука, или бар. Я всё равно останусь в науке, это огромная часть моей жизни, которой я не буду поступаться из-за бара. Но бар — это то, что приносит удовольствие. То, чем я сейчас живу. 

Я надеюсь, что у меня не будет ситуации, когда придётся жёстко выбирать: или наука,
или бар

фотографии: Дмитрий Цыренщиков